Озерные колокола

3 мая 2013

Печать Печать

Официально тема нашей экспедиции называлась вполне буднично: «исследование влияния магнитных бурь и полярных сияний на радиосвязь и линии электропередачи». Фактически же мы были пристёгнуты к изучению проблем, имевших прямое отношение к космосу (магнитные бури влияют на работу управляющих космических систем).

Озерные колокола Под водой отчётливо был слышен колокольный звон

ЭКСПЕДИЦИЯ В ПРИОНЕЖЬЕ

Ручаюсь, что никто из жителей нашего города не ездил по железной дороге Ленинград-Мурманск на трелёвочном тракторе. Правда, трактор этот стоял на грузовой платформе, а на нём размещался жилой балок в северном исполнении, так что наша экспедиционная группа ехала в нём с полным комфортом, разве что без туалета.

В пункте X, далеко за Петрозаводском, поезд остановился посреди густого леса, возле искусственной насыпи (грунт плодородный), подходившей прямо к полотну дороги. По ней наш домик съехал на землю своим ходом, а вслед за ним ещё один такой же, с передвижной лабораторией.

Обменявшись гудками с доставившим нас локомотивом, мы по полузаросшей просеке вломились в настоящую тайгу. Дорогу прокладывал наш балок, следом шла лаборатория с нежным электронным оборудованием. Шла почти буквально, поскольку наша скорость редко превышала скорость пешехода.

В конце 60-х годов работы в этом районе сопровождались повышенной секретностью – где-то неподалёку располагался космодром Плесецк (кстати, это всего лишь название маленькой железнодорожной станции). На наш естественный вопрос, где мы будем находиться, дававший инструкции полковник коротко ответил: «Это вам знать не положено», но затем смилостивился и ткнул пальцем в карту СССР из школьного атласа: «Примерно здесь». Под пальцем спряталась область как минимум с Бельгию.

Всё, что мы знали, это то, что мы работаем не одни – где-то размещались ещё два пункта наблюдений, с которыми мы поддерживали радиосвязь для обеспечения синхронных измерений. Чем ещё занимались тамошние ребята – одному богу ведомо. Мы даже не могли увидеть собственные результаты, поскольку все данные с помощью шлейфовых осциллографов записывались на фотоплёнку, которая затем помещалась в металлический сейф.

КАРЕЛЬСКИЙ СВЕТЛОЯР

В конце многотрудного пути мы остановились на берегу лесного озера. Механики-водители расположились поодаль в палатке с печкой и от полного безделья и отсутствия военного начальства начали активно истреблять запасы спирта, поскольку единственной их обязанностью было обслуживание движка, заряжавшего рабочие аккумуляторы. Мы тоже по большей части бездельничали, поскольку, когда аппаратура работает нормально, следить за ней и менять кассеты с плёнкой достаточно одному человеку.

Был тёплый сентябрь с затянувшимся бабьим летом, рядом великолепное лесное озерцо с чистейшей водой, но ночи были холодные, и купаться никого не потянуло. Однако и среди нас оказался «морж» – сибиряк Никита, аспирант Политеха.

И когда после очередного заплыва Никита рассказал, что под водой отчётливо слышен колокольный звон, мы решили, что это розыгрыш. По крайней мере, на берегу мы никакого звона не слышали, даже когда замолкал движок.

Обиженный всеобщим недоверием, Никита быстро соорудил из подручных материалов подводный микрофон, с помощи удочки с проводом вместо лески закинул его подальше от берега и присоединил к усилителю. Не сразу, но глухие низкие звуки, похожие на колокольный звон, мы услышали все.

Как мы уже знали, вокруг нас на десятки километров не было никакого жилья – отсутствие линий электропередач было основным условием для наших измерений. Один из механиков-водителей был из местных, и он припомнил, что где-то в этом районе на небольшом островке посреди озера когда-то был то ли монашеский скит, то ли небольшой монастырь. Естественно, современной карты у нас не было – «километровки» тогда были секретными, но у нас была «верстовка» ещё дореволюционных времён – их копии можно было приобрести, и они пользовались большим спросом у ленинградских ягодников и грибников. Мы нашли на ней и наше озеро, которое именовалось не то Светозеро, не то Святозеро.

В звоне не было никакой периодичности, он мог длиться от десятка секунд до нескольких минут и исчезал не внезапно, а словно затухая. Разумеется, имея полный комплект современной на то время радиофизической аппаратуры, мы попытались уловить какую-либо связь между её показаниями и этим звоном. Увы, связи не было. Не было связи и с изменениями погоды.

ГОРОД КОРОЛЕВЫ

Когда мы вернулись домой, из СМИ узнали, что недавняя английская экспедиция на африканское озеро Виктория, совершая подводные погружения, тоже зафиксировала странные подводные звуки, похожие на звучание колоколов. Во всяком случае никаких древних городов и монастырей на берегу озера не было.

На территории Сноудонского национального парка-заповедника находится самое большое в Уэльсе озеро – Ллин Бала. На дне его, согласно местной легенде, тоже стоит затонувший город, причём иногда, в чистой воде, с лодки (но не с катера, который винтом мутит воду), можно разглядеть дома, башни и крепостные стены. А в тихую погоду слышен звон городских колоколов.

Согласно той же легенде, город стоял на острове посреди озера.

Известно даже, что городом-призраком правили король Тегид Фоэль и королева Каридвен. Семейка эта была римского происхождения. Король ничем особенно не прославился, а королева слыла могучей волшебницей и, что совсем любопытно, согласно легенде, являлась бабушкой ещё более знаменитого Мерлина.

Вера Бегичева, автор книги «Безмолвные хранители тайн», полагает, что город, а фактически дворец Тегида и Каридвен, стоял посреди озера на искусственной насыпи, впоследствии размытой.

А теперь вернёмся к нашему Китежу. Аквалангисты, как нам известно, обследовали лишь береговую часть озера, поскольку, по легенде, город стоял на берегу. Но он мог стоять и на острове посреди озера. Под дополнительной техногенной нагрузкой остров мог постепенно погрузиться, а то и просто провалиться в карстовую полость. Или из-за гидрологических причин уровень озера постепенно поднялся, и вода затопила город, а скорее, небольшое деревянное поселение. Так что стоит поискать остатки Китежа в другом месте.

Звуки в озере, как мы видим на примере других озёр, могут иметь вовсе не колокольную природу
А звуки в озере, как мы видим на примере других озёр, могут иметь вовсе не колокольную природу. Ведь фактически, кроме случайных наблюдений, исследованиями подводных звуков в озёрах никто серьёзно не занимался.

  • 4114
  • Татьяна Самойлова
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.