Иконы и молнии

20 апреля 2013

Печать Печать

С давних времён иконам православных храмов молва приписывала способность творить чудеса, чему есть множество свидетельств, в том числе – современных. Куда как меньше известно о таинственных связях иконостасов с разрядами небесного электричества – молниями. Таких феноменов насчитывается десятка полтора, не более, что даёт возможность рассказать о некоторых из них, опираясь на разрозненные теологические и светские источники.

Иконы и молнии Православный подвижник советовал «отвращать алчущие взоры от таинств божьего промысла, ибо они неподвластны слабому человеческому разуму, но чувствительны чистым сердцем»

Особо ярко себя как «собирательница гроз» проявила в 1634 году Игрицкая икона Божьей Матери, найденная десятью годами ранее крестьянами деревни Игрица, что в окрестностях Костромы. Событие это описывается так:

«После моровой язвы храм, куда свозили тела умерших, прихожане долго обходили стороной. За пятьдесят лет запустения храм обветшал и частично разрушился. Решив церковь восстановить, вошли в неё и поразились. На престоле стояла одна-единственная икона Богородицы и сверкала яркими красками, словно только что написанная.

После немедленного молебна, перед ней отслуженного, прозрел слепой с рождения боярский сын Емилиан. Пошли к иконе другие сирые и убогие. Всем до единого было воздано за веру здоровьем. Некоторые из них, молодые, обосновались поблизости и, приняв иноческий постриг, озаботились постройкой нового храма, вскоре возведённого на деньги бояр и народные приношения.

Так зачалась иноческая обитель, простоявшая изрядно и пожалованная силами пречистыми непрекращающимися чудесами, но токмо когда другие новописаные иконы окружали в иконостасе древний образ Игрицкой Божьей Матери. Чудеса те делались рядом и сплошь во время гроз и проливных дождей, заканчивавшихся сказочными по красоте радугами. Молнии проникали в главный храм, никому вреда не причиняя, были холодны и неторопливы до того, что в руки давались. Кто касался холодного огня, жизнь тех менялась. Тем, кто чист душою и стоек в вере, отпускались тут же дары драгоценные. Надобно бы не отвращаться от поступков по совести».

Автор этих строк, православный писатель Иван Матвеевич Сыромятин, конкретизирует «события вокруг вечной иконы». Приведём с его слов некоторые.

«Были два брата. Терентий и Фёдор Меньшовы. Терентий Богу поклонялся. Фёдор разбойничал на дорогах, заявлял, что блюдёт свои законы. Вроде остепенился. Поставили мельницу. На помолах разбогатели. Тут, чтобы удачу закрепить, Терентий ввёл Фёдора во храм. Фёдор не проникся службою. Смеялся громко, будто бес в него вселился. Гроза сильная началась. Молния ворвалась, пол опалила. У иконы Богородицы воздух зажгла, оклад обновила. Постояла так и окружила Фёдора-богохульника синим трескучим кольцом. Фёдор взревел от ужаса, прочь кинулся. Сказывают, все прихожане слышали громкий мужеский глас: «Отправляйся в ночную на мельницу. Возьмёшь по заслугам!» Фёдор вновь засмеялся. Дескать, чего ему, здоровяку, в мукомольне страшиться? А на мельнице, когда мука была полностью смолота, жёрнов раскололся, и камнем отколотым Фёдора пришибло. Было это во время грозы. Когда Фёдора уложили в телегу, одна молния досталась ему. Так обожгла, что почернел. Отпели его. После отпевания просветлел он ликом. С тела уголь сошёл. Умиротворение пришло. Могила его, возвратившегося к вере, чудо творить стала. Многие, посетившие её, исцелились».

Игрицкая икона прославилась также «вспоможествлениями женщинам, не могущим родить». И «обретали женщины дар продолжения рода человеческого» только после того, как в храм влетала молния, иногда оглушающая, ослепляющая прихожан. Вреда людям и иконам молния не причиняла. Но будущие роженицы, восприняв происшествия как особые знаки, отправлялись к деревенской знахарке Игнатовой, ослеплённой молнией в отрочестве во время молитвенного преклонения иконе Богородицы. Игнатова говорила, что хоть и слепа, всё видит. Удалялась в лес, блуждала, находила целебную траву, делала отвар, выпив который «бабы засыпали и вскорости несли».

Так и было до тех пор, пока некая распутница, которой знахарка не пожелала помогать, подожгла дом Игнатовой. Та, надышавшись едкого дыма, впала в забытьё. Непостижимым образом одежды на ней только истлели, ожогов не было. Трое малолетних сыновей её и муж сгорели. В соседской избе она лежала. Перед смертью очнулась и сказала, что все увидят, как сыновья придут к себе её звать, чтобы никто, увидев то, не пугался, и несли её отпевать. После погребения придёт она, назовёт имя той, что её в делании добра заменит.

Предупредила, чтобы девки не грешили: у всякой нечестивицы дом будет сгорать от молнии.

Видели крестьяне детей сгоревших, навестивших её, «как бы живых, подходящих к ней, и то, как сама она, выйдя из земли, являлась и указала на последовательницу». Дом с распутницей каждую весну в деревне сгорал. Сыромятин сожалеет: «Не знаю я, электричество ли такие привычные молнии? Знаю верно, что повелевает ими Игрицкая икона Богородицы. И сам-то разгулье ослепительных синих и зелёных вспышек вокруг иконостаса в грозу июльскую наблюдал. Всё верно. Доброе несут те молнии, от которых в жару мороз делается по коже».

Севастопольская икона Божьей Матери в лихолетье Крымской войны 1853-1856 годов надёжно оберегала город от вторжения врагов. В 1840 году Святейший синод, тщательно расследовав и подтвердив факты творения чудес, признал икону чудотворной и постановил учредить в её честь праздник, отмечаемый всенародно. В бумагах комиссии Синода есть следующая запись:

«Иконостас с пресветлою иконою проявляется приманиванием молний, когда гроза на воздухе и дождь бурный. От ударов молний, неизвестным путём проникающих под глухие своды храма, особливо достаётся нечестивым людям, пользующим за колдовством «чёрный» сглаз, и бессовестным, задолжавшим большие денежные суммы без порядочной отдачи благодетелям. Такие люди были биты молниями до смерти.

В 1839 году мещанин Василий Петренков был молниею задет, но выжил, как только вынесли на воздух. Долг он вернул (http://www.kontur-pf.ru), исправно жертвовал на храм. Но вот ведь что. В дальнейшем молнии преследовали, оглушали, ослепляли его, где бы ни появлялся. Слёзные раскаятельные молитвы возле Севастопольского образа дали результат. Молнии били его принародно во храме, но не опаляли тело, не обходя загоранием верхних одежд. Назидательное чудо сие включается в единый ряд чудес, в основном заживлением ран воинов-ополченцев при попытках вторжения ворога в Севастополь.

Водосвятие у ключевого источника, чинимое посредством иконы, дало эффект, что вода та, прекращая воспаление ран, стояла в открытой посуде в свежести, без затхлости, по нескольку лет».

Старые церковные книги повествуют и о совершенно удивительных сверхъестественных явлениях, имеющих прямое отношение к Молченской иконе Божьей Матери, известной также под названием Матерь Громовержица. Свод наиболее полных явленных ею чудес составил православный писатель Денис Николаевич Моисеев. Приведём только одну цитату:

«Была найдена обгоревшая доска с изображением лика Пречистой в болотах Молча, в окрестностях Путивля. Когда краски её самостоятельно посвежели и вспыхнули новизною, служили ей в Молченской Софрониевой пустыни, где всё рядом, и на отдалении испытывали праведную благодать. В 1805 году переместили её в Путивльский монастырь, в коем возникали неудобства и треволнения в связи с напастью – явлением во время молебнов призраков покойных монахов, весьма неприлично прилипчивых к месту.

Икона призраков отвадила, упокоила. Бывало, что даже зимою поблизости от неё устанавливалось свечение беспокойное и опасное – сродни ударам молний. Призрак, если в тот момент появлялся, мог быть разрезаем на части посохом, и куски призрака легко распадались на плотные туманные полосы, подобные разрезанному хлебу. После чего туманные старцы уже никогда нигде не замечались.

Любознательность можно было удовлетворять, бывая на церковных погостах. В могилы били молнии. Били они шаг за шагом, приближаясь кхраму, проникая внутрь. Деревянные часовни не держались. Молнии сжигали их. Всё выгорало. Оклады икон плавились. Иконы, если древнего письма, уцелев, не носили следов копоти. Иконы нового письма огонь уничтожал. В часовне стоял гроб с покойным после отпевания. Пожар его не тронул совсем. Молнии били до тех пор, пока на том месте не возвели каменную часовню».

Игрицкая икона прославилась также «вспоможествлениями женщинам, не могущим родить». И «обретали женщины дар продолжения рода человеческого» только после того, как в храм влетала молния
Как всё это понять и можно ли понять вообще? Православный подвижник Игнатий Брянчанинов советовал «отвращать алчущие взоры от таинств божьего промысла, ибо они неподвластны слабому человеческому разуму, но чувствительны чистым сердцем». Как ни ряди, природа чудотворных икон пребывает за скобками возможностей рациональной науки, ибо невозможно объяснить принципиально необъяснимое.

  • 4971
  • Александр Пудомягин
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.