Покушение на острове

19 марта 2012

Печать Печать

За свою не слишком уж продолжительную историю американские спецслужбы, прежде всего ЦРУ не раз проводили операции по устранению неугодных Вашингтону лидеров стран третьего мира. При этом роль исполнителей отводилась, как правило, согражданам будущей жертвы.

Покушение на острове В 1919 году на вербовочный пункт пришёл 28-летний молодой человек со звучным именем Рафаэль Леонидас Трухильо-и-Молина

Самый свежий пример – расправа над ливийским лидером Муамаром Каддафи. Ни для кого не секрет, что именно американские спецслужбы предоставили «повстанцам» полную информацию о местонахождении несговорчивого полковника и до последней минуты давали соответствующую наводку.

О том, что методика загребать жар чужими руками стала правилом в тайной деятельности ЦРУ ещё с давних пор, наглядно свидетельствует судьба диктатора Доминиканской Республики «генералиссимуса» Трухильо.

РАЙСКИЙ УГОЛОК

Доминиканская Республика занимает восточную часть крупного острова Гаити в Карибском море. Сбросив иго испанской короны ещё в XIX веке, страна формально стала независимой, но очень скоро оказалась в «дружественных» тисках «дядюшки Сэма».

Плодородные местные краснозёмы позволяли выращивать здесь богатые урожаи сахарного тростника, бананов, кофе и какао, а в горах были открыты залежи бокситов, железных и никелевых руд.

Однако приток иностранных инвестиций не принёс процветания местному населению, три четверти которого составляли мулаты – потомки от смешанных браков белых и негров. Аборигенов возмущало и то, что США отнеслись к их стране как к своей вотчине, полностью прибрав к рукам её администрацию и таможенную службу.

Вскоре на острове развернулось партизанское движение, благо горные массивы, покрытые тропической растительностью, позволяли повстанцам создавать неприступные базы. Вылазки партизан приобрели столь широкий размах, что США пошли на оккупацию Доминиканской Республики, но и это не разрядило обстановку.

Вот тогда-то в Вашингтоне и возникла идея бороться с партизанами руками самих доминиканцев. Был объявлен набор местных кадров в национальную полицию, и, откликаясь на призыв, в 1919 году на вербовочный пункт пришёл 28-летний молодой человек со звучным именем Рафаэль Леонидас Трухильо-и-Молина.

«СПАСИТЕЛЬ ОТЕЧЕСТВА»

Новобранец имел, однако, репутацию конокрада и контрабандиста. Один из его биографов заметил позднее: «Если бы не американская интервенция, он окончил бы своё существование на виселице».

Но судьба явно благоволила Трухильо. Уже в 1925 году, дослужившись до чина подполковника, он возглавил главное полицейское управление (к этому времени американцы вывели с острова основной контингент своих войск).

Ещё через два года доминиканская полиция была преобразована в Национальную армию, в которой Трухильо получил пост главнокомандующего в чине бригадного генерала. В 1930 году в Доминиканской Республике прошли президентские выборы, на которых победил всё тот же Трухильо! Он заранее позаботился о том, чтобы устранить наиболее опасных соперников – к одним подослал убийц, других запугал угрозами...

А главное, принял меры к тому, чтобы голоса были подсчитаны «правильно».

Став первым лицом в государстве, генерал принялся присваивать земельные угодья и рудники, отбирая их, прежде всего, у оппозиционно настроенных латифундистов. Но не брезговал он и мелкими участками. Случалось, какой-нибудь фермер отказывался продать ему землю, но уже через день-другой сделку заключала его безутешная вдова, причём за бесценок.

Одновременно президент раздавал ключевые посты членам своего большого семейного клана. Его братья и дяди, а затем дети и племянники становились министрами, послами, дипломатами...

В скором времени Трухильо стал богатейшим человеком не только Доминиканской Республики, но, как утверждали, и всей Вест-Индии.

Ощущая своё могущество, он иногда позволял себе поиграть в демократию. В 1952 году даже не выставил своей кандидатуры на очередных президентских выборах. А зачем, если «всенародным голосованием» президентом был избран его родной брат Эктор, послушный ему во всём?!

Приручённый парламент присвоил диктатору целый венок громких титулов – «генералиссимус», «адмирал флота», «спаситель Отечества» и прочие. Столица была переименована в Сьюдад-Трухильо, то есть «Город Трухильо». По всей стране ему возводились прижизненные памятники. Трухильо любил повторять: «Тот, кто мне не друг, – мой враг, и, следовательно, поплатится за это». По малейшему подозрению человека могли бросить за решётку, применить к нему самые изощрённые пытки, а затем казнить без суда и следствия.

Американцы давно уже поняли, что связались с матёрым «сукиным сыном», но этот субъект, несмотря на весь его апломб, в конечном итоге всегда принимал выгодные для янки решения, и потому они продолжали его поддерживать.

ПРИБЛИЖЕНИЕ ГРОЗЫ

Обстановка резко изменилась на рубеже 60-х годов, когда победившая на Кубе революция, с её лозунгами социальной справедливости, равенства и антиамериканизма, вызвала мощную встречную волну в «банановых республиках».

Неожиданно против Трухильо выступила Церковь. 31 января 1960 года во всех церквях страны священники огласили пасторское послание, хотя и выдержанное в евангельском духе, но содержавшее безусловное осуждение диктатуры. Возвысили голос протеста представители местной интеллигенции и национальной буржуазии. Острой критике подверг режим Трухильо президент Венесуэлы Бетанкур, к мнению которого внимательно прислушивались в ОАГ – Организации американских государств.

Вот тогда-то в Белом доме заговорили о том, что зарвавшемуся диктатору пора искать замену. Мавр сделал своё дело, мавр должен уйти.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ СКАНДАЛ

В середине июня 1960 года американский дипломат Генри Дирборн, находившийся на острове, получил шифровку, в которой начальство обязывало его взять на себя функцию «канала связи» между доминиканской оппозицией и ЦРУ.

Между тем сам Трухильо показал себя, что называется, во всей красе. Взбешённый продолжавшимися на него нападками со стороны венесуэльского президента, диктатор не придумал ничего лучшего, как организовать на того покушение. В том же июне в Каракасе взорвалась бомба рядом с проезжавшим президентским кортежем. Погибли трое телохранителей, но сам Бетанкур отделался ожогами, хотя и серьёзными.

Венесуэльским спецслужбам не составило особого труда выяснить, что непосредственным организатором покушения был начальник доминиканской службы безопасности полковник Гарсия. Всем было ясно, чей приказ он выполнял. Разразился громкий международный скандал.

Волей-неволей США вынуждены были дистанцироваться от диктатора-террориста. Вашингтон разорвал дипломатические отношения с Доминиканской Республикой и объявил о режиме эмбарго. Американское посольство в столице закрылось. Почти весь персонал покинул страну.

Одним из тех немногих, кто остался на острове, был Дирборн, являвшийся теперь генеральным консулом, а по совместительству ещё и представителем ЦРУ Он первым сделал вывод, что для исправления ситуации нужна «хирургическая операция». При этом Дирборн дал понять, что если Трухильо, с его колоссальными финансовыми возможностями, будет лишь изгнан за пределы острова, это не приведёт к желаемым переменам, ибо свергнутый диктатор всё равно будет влиять на обстановку в стране через своих сторонников и агентов.

ВАРИАНТЫ ПОКУШЕНИЯ

В начале октября на свет появился секретный меморандум ЦРУ, озаглавленный «Планы свержения правительства Трухильо, представленные доминиканской оппозицией и нашей резидентурой в Санто-Доминго».

В документе говорилось о нескольких вариантах покушения на диктатора «в экспериментальном порядке, но представляющихся осуществимыми и приемлемыми для участия в них ЦРУ, секретно, с минимальным риском».

В январе 1961 года на остров прибыл новый резидент ЦРУ, но и Дирборн, всё это время остававшийся там, продолжал находиться на связи. В этот же период в Нью-Йорке проходили регулярные встречи представителей ЦРУ с руководителями доминиканской оппозиции. Поначалу островитяне просили о том, чтобы ликвидацию диктатора провели опытные агенты ЦРУ. Но этот вариант американцы отвергли с порога. «Делайте свою работу сами, а мы вам поможем, но только негласно!» – таков был смысл ответа.

После этого доминиканцы попросили снабдить их ядом замедленного действия, который можно было бы растереть на ладони, а затем, прикоснувшись к диктатору, обречь того на медленную и неотвратимую смерть. Однако этот экзотический план представители ЦРУ тоже забраковали. Доминиканцы начали предлагать другие варианты, прося сбросить им на парашютах винтовки с оптическим прицелом, бомбы с часовым механизмом и даже противотанковые ракеты. Тайные встречи продолжались ещё какой-то период.

Наконец, оппозиционерам было обещано доставить в условленное место скорострельные винтовки с оптическим прицелом, притом «стерильные», то есть без маркировки и номеров. Кроме того, американская сторона обязалась предоставить заговорщикам точную информацию о движении президентского кортежа. Но всё остальное оппозиционеры должны были сделать сами.

ЛОВУШКА НА ПРИМОРСКОМ ШОССЕ

Вечером 30 мая 1961 года Трухильо выехал из столицы в свою пригородную резиденцию. За рулём автомобиля находился постоянный водитель «генералиссимуса» майор Захариас. Других лиц в салоне не было. Не было и машин сопровождения. На свободном заднем сиденье лежали два заряженных автомата.

Роскошный лимузин стрелой мчался по пустынному в этот час приморскому шоссе. Внезапно диктатора обогнали два автомобиля, а чуть погодя с боковой дороги вывернул третий, пристроившись в хвост. Тут же две передние машины круто развернулись, блокировав проезжую часть. Многоопытный Захариас попытался вырваться из ловушки, но было уже поздно. Из всех трёх автомобилей-преследователей выскочили вооружённые люди и открыли по лимузину шквальный огонь. Трухильо выхватил пистолет, но, так и не выстрелив, крикнул водителю: «Я ранен! Убей их всех, это приказ!»

Майор открыл ответный огонь из автомата и расстрелял до конца весь магазин, но вскоре был ранен сам и прекратил сопротивление. Заговорщики подбежали к лимузину и выволокли раненого диктатора на обочину. Здесь они принялись зверски избивать его, осыпая ударами ног и прикладов. Когда же тот затих, то один из нападавших схватил мачете и отсёк жертве левую кисть руки. Майора, который наблюдал всю эту сцену от первого до последнего мгновения, они почему-то не тронули.

Затем заговорщики затолкали труп в багажник одного из своих автомобилей, заняли места в салонах и умчались в сторону столицы. Захариас не сомневался, что некоторые из них были ранены, причём, по крайней мере один – тяжело.

АРЕСТЫ И КАЗНИ

Надежда, что с гибелью Трухильо рухнет созданный им режим, оказалась сильно преувеличенной. Полиция начала расследование по горячим следам. Автомобиль с трупом «спасителя Отечества» в багажнике был обнаружен ранним утром на одном из безлюдных пляжей. Выяснилось, что огонь по Трухильо вёлся из старинных пистолетов и ружей.

Для ЦРУ до сих пор остаётся загадкой, почему заговорщики использовали огнестрельное оружие дедовских времён, а не те новейшие винтовки с оптическим прицелом, которые были им переданы. Неясно вообще, куда затем подевались эти «стерильные» винтовки. Важные показания дал майор Захариас. Полицейские проверили все больницы и в одной из них действительно обнаружили тяжелораненого заговорщика.

Тем временем в столице появился сын диктатора Рамфис, прилетевший из Парижа, где он находился в момент покушения на отца. Рамфис тут же возглавил карательные акции. Всех причастных к покушению – а это были военные, чиновники, врачи – удалось выявить и арестовать. Их пытали, затем судили по укороченной процедуре и казнили сразу же после вынесения приговора. Было также объявлено, что несколько влиятельных персон из правящей верхушки «покончили с собой».

Никого из заговорщиков американцы не пытались спасти, переправить через границу, хотя такая возможность имелась. Однако все агенты ЦРУ в Доминиканской Республике получили приказ срочно покинуть страну, но прежде уничтожить всю документацию, касавшуюся контактов с оппозицией. Вернулся на родину и генконсул Дирборн.

И всё же определённые перемены в Доминиканской Республике наступили. На остров вернулся лидер оппозиции Хуан Бош, находившийся долгое время в эмиграции в Венесуэле. В феврале 1963 года он был избран президентом. Столице вернули историческое название – Санто-Доминго, повсеместно снесли памятники «генералиссимусу»... Вернулись на остров и янки, которым всё меньше нравились провозглашённые Бошем реформы.

На остров вернулся лидер оппозиции Хуан Бош, находившийся долгое время в эмиграции в Венесуэле. В феврале 1963 года он был избран президентом
Уже в сентябре Бош был смещён со своего поста в результате военного переворота. Доминиканцы ответили всенародным восстанием, и тогда США под предлогом защиты американских граждан высадили на остров морскую пехоту. В скором времени новым президентом Доминиканской Республики стал Балагер, хорошо известный своим согражданам как бывший вице-президент в правительстве Трухильо.

Могучий северный сосед вновь установил полный контроль над природными богатствами острова...

  • 2627
  • Валерий Нечипоренко
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.