Победившие волну

19 марта 2012

Печать Печать

Крепкий загорелый парень смело вошёл в воду, лёг на доску. Посылая её сильными гребками вперёд, преодолел полосу прибоя и выплыл в открытый океан. Там дождался огромной волны, ловко вскочил на доску, оседлал гребень, и водная стихия понесла его к берегу. Казалось, что он вот-вот упадёт в пучину и будет перемолот, но каждый раз смельчак неимоверным усилием сохранял равновесие и продолжал свой безумный полёт. Когда волна потеряла силу, парень умело славировал и перескочил на следующий гребень. Такую операцию он проделывал несколько раз, а потом лихо подкатил к самому берегу, спрыгнул с доски и, подняв её на плечо, пошёл к ангару. На его лице застыла маска наслаждения. По всему чувствовалось, что он доволен тем, что одержал победу над волнами.

Победившие волну Казалось, что он вот-вот упадёт в пучину и будет перемолот, но каждый раз смельчак неимоверным усилием сохранял равновесие и продолжал свой безумный полёт

МАГИЧЕСКИЕ РИТУАЛЫ

Такими я увидел настоящих мастеров сёрфинга на Гавайях и был покорён их фантастическим мастерством. С тех пор и начал собирать фильмы и книги, посвящённые этому уникальному виду спорта. Выяснил, что когда-то первыми встали на доску, летевшую по волнам, древние полинезийцы. Примерно в IV веке нашей эры жители Полинезии в поисках новых территорий начали осваивать Гавайи. А этот уголок планеты всегда славился своими бурными валами.

Чтобы оседлать их и нестись с бешеной скоростью, полинезийцы применяли гладко выструганную доску. Они относились к этому занятию не как к игре, а как к священному действу и даже поклонялись доске.

Поначалу скользить по волнам разрешалось только самым знатным и титулованным. Для них предназначались лучшие пляжи с нежным песком. И правители должны были подтверждать своё мастерство. Если они падали в волны, то их репутация могла серьёзно пострадать. Они могли вполне лишиться трона и уважения сограждан. Вот и старались местные царьки повысить своё мастерство, а потому тренировались, как проклятые, долгими часами и достигали больших высот в искусстве скольжения по волнам.

Но перед тем как они входили в воду, к кромке океана подходили жрецы, чтобы совершить древний обряд заклинания. Они воздевали руки к небу, твердили известные только им магические слова, призывая богов ниспослать сёрферу самые длинные и высокие волны. Для усиления заклинаний жрецы исполняли ритуальные танцы. Кроме того, они умело использовали свой многолетний опыт наблюдения за волнами и народные приметы. Особым уважением пользовались мастера изготовления досок для сёрфинга (их называли шейперами).

Для знатных полинезийцев они создавали именные доски по технологии, передававшейся по наследству. Шли годы, и постепенно к сёрфингу приобщились и простые жители Полинезии. Однако их доски существенно отличались от досок правителей. Прежде всего, размерами. Доски важных персон достигали длины 7 метров, а у простолюдинов – в два раза меньше. Когда увлечение сёрфингом стало повальным, на Гавайях начали проводить регулярные соревнования.

ВОЗРОЖДЕНИЕ

Губительным для аборигенов стало нашествие европейцев. Их первые экспедиции привлекли к Гавайям огромный интерес. Вернувшись домой, матросы рассказывали соплеменникам о райском климате, плодородных землях и гавайских красавицах. Миссионеры, беглые преступники и авантюристы всех мастей ринулись на новые земли за новым счастьем.

Они привезли не только блага цивилизации, но и алкоголь, пороки, болезни, которые косили островитян. К тому же у вновь прибывших сложилось твёрдое убеждение в том, что катание на волнах – занятие вредное, опасное и даже кощунственное.

В итоге на долгие годы сёрфинг был запрещён. Тем временем местное население стремительно вымирало. Если до пришествия колонизаторов на острове проживало более миллиона аборигенов, то в конце XIX века гавайцев осталось не больше 40 тысяч.

В начале XX века кататься на волнах пробовали только несколько человек. Причём тайно, не афишируя свою страсть парения над волнами. Но затем в истории сёрфинга произошёл неожиданный поворот – белокожие пришельцы, загубившие сёрфинг, сами дали толчок к его возрождению.

Одним из первых таких энтузиастов стал известный тогда писатель Джек Лондон. Он прибыл на Гавайи летом 1907 года, увлёкся сёрфингом и был восхищён незабываемыми ощущениями скорости и полёта. Под влиянием этих впечатлений он написал и опубликовал рассказ «Спорт королей: сёрфинг на Уайкики». В нём он воспевал завораживающие эмоции, которые овладевают смельчаком, укротившим волну.

«Там, где мгновение назад была только бездна и непобедимый грохот, стоя в полный рост, проносился человек, – писал романтик Джек Лондон, – легко и непринуждённо, в этом безумном водовороте энергии и движения он как будто скользил по вершинам огромных валунов. Его ступни были погружены в пену, а туман из солёных брызг поднимался до колен. Он стремительно летел через пространство, разрезая, словно бритвой, гигантские вершины, которые его поддерживали. Загорелый и стройный, он казался в солнечных лучах отлитым из ртути. Ступни его ног как будто были окрылены, и в этот прекрасный момент он был самым быстрым существом океана!»

Рассказ Лондона имел потрясающий успех и пробудил интерес к сёрфингу. На Гавайи потянулись туристы, которые хотели попробовать свои силы в соревновании с волной. А здесь их встречали два великолепных спортсмена, которые и заразили маститого писателя Джека Лондона вирусом сёрфинга.

Первым был журналист и исследователь Александр Хьюм Форд. Именно он дал первые уроки мистеру Лондону. Вторым – потомок гавайских королей Джордж Фрит. Они приобщили к парению сотни туристов.

В ГАРМОНИИ С ПРИРОДОЙ

Восторженные публикации Джека Лондона вкупе с его обширными связями в деловом мире помогли Джорджу Фриту заинтересовать спонсоров. Железнодорожный магнат и миллионер Генри Хантингтон пригласил серфера в Калифорнию на церемонию открытия железнодорожной ветки Редондо – Лос-Анджелес в качестве шоумена. Выступление Фрита поразило калифорнийцев совершенством и принесло ему всемирную славу. В результате тысячи американцев обзавелись досками и начали приобщаться к новому для них виду спорта.

Как грибы после дождя, стали появляться клубы любителей сёрфинга, а созданная федерация объединила под своими знамёнами всех сёрферов страны.

XX век стал триумфальным для парящих по волнам. Сёрфинг захватывал всё новые и новые страны. В конце 90-х годов прошлого века он пришёл и на просторы нашей страны. Несмотря на то, что Россия не имеет выхода к тёплым океанам, энтузиасты довольствовались тем, что есть, и смело бороздили акватории Балтийского и Чёрного морей.

В наши дни профессиональные сёрферы соревнуются на ежегодных чемпионатах мира. Соревнования проходят в несколько этапов и в разных странах мира. Таких, как Австралия, США, Бразилия, Франция, Португалия, ЮАР. Параллельно проходят мужские и женские зачёты.

В воду заходят по два, три или четыре спортсмена, все они могу взять определённое количество волн, но оцениваются лишь две лучшие, с максимальной оценкой 10 баллов за волну, итого в одном заезде сёрфер может набрать максимально 20 баллов. Придирчивые судьи оценивают размер волны, длину проезда по ней и, конечно же, трюки, исполняемые спортсменом.

На каждом этапе (в зависимости от занятого места) участнику начисляют очки. В конце года их подсчитывают и набравшего большую сумму объявляют победителем.

«Для меня сёрфинг – это не просто спорт, это – магическая философия. Мне открываются космические горизонты, я чувствую себя частицей мироздания, я нахожусь в гармонии с природой»
Многократный чемпион мира Келли Слейтер так сказал о любимом деле: «Для меня сёрфинг – это не просто спорт, это – магическая философия. Когда я, оседлав волну, скольжу на бешеной скорости, мне открываются космические горизонты, я чувствую себя частицей мироздания, я нахожусь в гармонии с природой. Ради таких потрясающих эмоций стоит жить!»

  • 2361
  • Владимир Петров
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.