Атлантика, 1942: битва суррогатов

19 марта 2012

Печать Печать

Политика определяет стратегию, стратегия формирует облик вооружённых сил, ну а военные уже подбирают себе оружие «по руке». Адольф Гитлер, планируя германский реванш, совсем не собирался ссориться с Англией – он всего лишь хотел вернуть отторгнутые по Версальскому миру германские территории, а затем заняться колонизацией «неполноценных восточных рас».

Атлантика, 1942: битва суррогатов Лихорадочный поиск решения проблемы заставил украшенных свастикой моряков и авиаторов обратить внимание на сугубо гражданскую разработку – авиалайнер Fw 200 «Кондор» фирмы Фокке-Вульф
Для этих целей вермахту требовались прежде всего самолёты поддержки наземных войск, относительно небольшие и недорогие, со скромными дальностью и бомбовой нагрузкой, зато – много. Тяжёлому дальнему бомбардировщику в задуманной гитлеровскими генералами войне места не предусматривалось. Но политические расчёты фюрера полетели кувырком (Англия таки объявила Германии войну), германскому флоту пришлось всерьёз заняться борьбой с британскими конвоями на просторах Атлантики, и тут выяснилось, что подходящего самолёта для наведения подводных лодок на конвои у Кригсмарине нет.

НА БЕЗРЫБЬЕ

Лихорадочный поиск решения проблемы заставил украшенных свастикой моряков и авиаторов обратить внимание на сугубо гражданскую разработку – авиалайнер Fw 200 «Кондор» фирмы Фокке-Вульф. Машина, без преувеличения, была этапной; по сути, именно «Кондор» определил классический облик пассажирского лайнера раз и навсегда. Объёмистый фюзеляж позволял с приемлемым комфортом разместить внутри 26 пассажиров, четыре двигателя BMW 132 обеспечивали высокий уровень надёжности и безопасности, а дальности полёта хватало, чтобы запросто пересечь Атлантический океан.

Но опыт показывал, что боевой самолёт, переделанный из коммерческого, обычно получается довольно убогим по своим лётным характеристикам, потому что противоречивы требования, предъявляемые к тем и другим. За исключением дальности полёта. А дальность «Кондора» военных как раз устраивала. Впрочем, выбирать-то им было не из чего.

Недрогнувшей рукой профессор Курт Танк, главный конструктор Фокке-Вульфа, очистил салон от уютных кресел, столиков и прочих излишеств, превратив его в сплошной бензобак. Втиснуть внутрь фюзеляжа бомбоотсек оказалось невозможно, поэтому бомбы пришлось подвешивать на наружных замках, что вместе с пулемётными башнями сильно испортило благородную аэродинамику машины, снизив крейсерскую скорость с 340 км/час сразу до 270. Больше того – не удалось даже приспособить на самолёт бомбоприцел, так что пилотам предстояло атаковать малоразмерные морские цели «на глазок».

При этом пилоты были тоже суррогатными, поскольку Люфтваффе, не мудрствуя, попросту призвали на службу гражданских лётчиков, имеющих опыт дальних полётов над морем. В общем, новая разведывательно-ударная сила вполне укладывалась в формат русской поговорки про рака и рыбу. Радовали только громадный боевой радиус действия машины, достигавший 1 000 миль, и бомбовая нагрузка в 4 тонны.

СВЕРХ ОЖИДАНИЯ

Дебют новоиспечённых разведчиков-бомбардировщиков оказался более чем впечатляющим как для немцев, так и для их противников. Вываливаясь из низко нависших над водой облаков, тяжёлые четырехмоторные бомбардировщики разгружались над британскими конвоями с неожиданно высокой точностью, выполняя атаки буквально на высоте верхушек корабельных мачт.

Вчерашние гражданские пилоты с блеском утёрли нос профессионалам. Такие асы, как гауптман Бернгард Йоппе, иногда умудрялись поразить в одном заходе два транспорта – и это при отсутствии прицела! В частности, самое крупное судно, потерянное англичанами в годы Второй мировой, лайнер вместимостью 42 000 тонн, был потоплен именно дуэтом вышеупомянутого Йоппе и подводной лодки U-32: сначала бомба «Кондора» лишила судно хода, а затем торпеда вызванной по радио подлодки отправила его на дно.

В разведывательном варианте «кондоры» могли часами висеть над конвоем, вне досягаемости снарядов зенитных орудий, доводя моряков до белого каления своей неуязвимостью, и наводили на цель «волчьи стаи» подводников адмирала Деница.

Особенно остро их присутствие сказывалось на арктическом маршруте, по которому шла основная масса военных поставок союзников в СССР. В условиях полярного дня, при незаходящем солнце, воздушные разведчики круглосуточно держали конвои под неусыпным наблюдением. Бытует легенда, что однажды британский офицер, не выдержав, попросил по радио немецкого разведчика сменить направление виража: мол, уже голова кружится смотреть на тебя. По одной из версий, немец ответил: потерпите, сейчас прилетят мои коллеги и открутят вам головы окончательно. По другой – любезно выполнил просьбу противника.

СУП ИЗ ТОПОРА ПО-АНГЛИЙСКИ

Легенды – легендами, а наносимые четырёхмоторными хищниками потери Британское Адмиралтейство терпеть не собиралось. Безусловно, идеальным решением проблемы было бы включать в состав каждого конвоя авианосец, но британский флот на тот момент имел менее десятка этих кораблей, и заняты они были буквально на разрыв. Теперь уже англичанам было жизненно необходимо сымпровизировать «воздушный зонтик» из подручных средств.

Когда хвостовой стрелок гауптмана Флигеля, лучшего на тот момент форварда среди «кондоров», доложил командиру, что их атакует британский «Харрикейн», Флигель, наверное, подумал, что спит. Одномоторный истребитель противника в 400 милях от ближайшего берега?! Впрочем, что именно он подумал, нам уже не узнать – пилот 804-й эскадрильи Королевского флота старший лейтенант Эверетт как нажал на гашетку, так и не отпускал её до тех пор, пока не опустели патронные коробки восьми его пулемётов.

Нафаршированный свинцом «Кондор» рухнул в море, а Эверетт лёг на обратный курс, будучи уже занят следующей, не менее сложной проблемой: как попасть обратно на борт своей плавучей базы? Дело в том, что сухогруз «Маплин», с которого стартовал «Харрикейн», как раз и был британской импровизацией, суррогатом полноценного авианосца. Называлась эта своеобразная боевая система CAM-ship, т. е. «катапультный авианесущий торговый корабль», и заключалась в установке на носу обычного сухогруза несложной разгонной системы для запуска обычного армейского истребителя.

Принять самолёт обратно CAM-ship, естественно, не мог, так что вся эта затея имела слегка суицидальный оттенок для пилота, поскольку путей домой у него было два: либо покинуть самолёт с парашютом над конвоем, либо приводниться, возможно, ближе к кораблям эскорта.

И уповать на расторопность моряков. В обоих случаях его ждало купание в волнах Атлантики, которая даже летом не располагает к водным процедурам.

Остаётся только отдать должное пилотам «катафайтеров», как называли эти одноразовые истребители. Несмотря на то, что ни о какой добровольности при назначении на «катафайтеры» и речи не было, ни один пилот не попытался уклониться от этого задания. Что говорить, были люди! Видимо, даже боги войны оценили их мужество, ниспослав им капельку удачи – в боях погиб только один пилот с CAM-ship.

ИТОГИ ИМПРОВИЗАЦИИ

Подводя итоги применения этих двух созданных буквально «на коленке» боевых систем, военные специалисты не перестают удивляться их неожиданно высокой эффективности. Немногим более 200 принявших участие в боях «кондоров» отправили на дно 105 судов союзников общим тоннажем около 200 тысяч тонн, при собственных боевых потерях 89 машин – это лучший показатель среди всех сухопутных противокорабельных самолётов Второй мировой!

Но ещё важнее их действия в качестве дальних разведчиков и самолётов наведения подводных лодок, в этой роли они вообще были солистами в составе Люфтваффе. Не менее впечатляет и результативность «одноразовых истребителей». Установка катапульт на транспорты стоила буквально копейки, самолёты на них поступали из числа списанных по износу, т. е. уже не стоили вообще ничего, а в результате немцы безвозвратно теряли 7 подготовленных пилотов и дорогостоящий тяжёлый самолёт в обмен на списанный британский хлам.
Немецкий дальний разведчик-бомбардировщик FW 200 «Кондор», захваченный советскими войсками на аэродроме Питомник
Всего на счёту «катафайтеров» 6 сбитых Fw 200 «Кондор», 4 гидросамолёта и 5 торпедоносцев. На первый взгляд, это скромно, но главное в том, что «катафайтеры» раз за разом срывали немцам наблюдение за конвоем, а ведь именно это в первую очередь и требовалось. Так аврально созданное оборонительное средство позволило англичанам выиграть время для ввода в строй полноценных конвойных авианосцев, окончательно закрывших вопрос о надёжном прикрытии конвоев с воздуха. Жаль только, что ярче всего человеческая изобретательность проявляется в истреблении себе подобных!

  • 2140
  • Сергей Дунаев
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.