Сердце маленького короля

21 февраля 2012

Печать Печать

Эпоха Французской революции до сих пор таит в себе немало загадок, существование которых признаётся исследователями, хотя крайне редко привлекает внимание профессиональных историков, их традиционно выводят за пределы официальной историографии. Такой загадкой остаётся и судьба малолетнего сына Людовика XVI, дофина Луи-Шарля, несостоявшегося короля Людовика XVII.

Сердце маленького короля В течение многих лет сердце переходило из рук в руки
В июне 1789 года Луи-Шарль стал наследником трона. Во время Французской революции он был заключён вместе с родителями и сёстрами в парижскую крепость Тампль. После публичной казни Людовика XVI в январе 1793 года дофин был признан роялистами королём Франции. По сообщению французского правительства, Людовик XVII умер 8 июня 1795 года от золотухи. Но значительная часть французской эмиграции была уверена, что Луи-Шарлю удалось бежать из Тампля.

В течение всего периода Реставрации появлялись многочисленные претенденты на престол, объявлявшие себя Людовиками XVII. Более десятка человек выдавали себя за французского короля. Наиболее удачливым из них был немецкий часовщик Карл Вильгельм Наундорф, который смог убедить в своей искренности даже последнего королевского министра юстиции и гувернантку юного принца.

10-летний дофин, сидевший в тюрьме Тампль, стал ключевой фигурой политической Франции конца XVIII века. Он I был нужен всем. Для роялистов мальчик 1 являлся не только знаменем, под которое собирались сторонники королевской власти, но и своеобразным гарантом для царствующих домов Европы, оказывавших помощь французским эмигрантам.

Для захвативших власть в Париже республиканцев маленький узник был заложником, не позволяющим войскам антифранцузской коалиции, скопившимся на границах, вторгнуться в страну. Для своего дяди, будущего короля Людовика XVIII, малыш был опасным конкурентом, не позволявшим сделать последний шаг к французской короне.

Среди республиканцев реальной властью и авторитетом в это время обладали три человека – М. Робеспьер, П. Баррас и Э.Ж. Сийеса. Каждый из них понимал, что если дофин будет находиться под его личным контролем, а не под контролем Национального собрания, то он сможет диктовать свои условия – как республиканцам, так и роялистам.

Это понимали и члены Генерального совета Коммуны. Поэтому они постарались сделать всё возможное, чтобы не допустить похищения Луи-Шарля. Но они настолько боялись друг друга, что перестарались в мерах предосторожности.

Охрану тюрьмы осуществляли наиболее преданные революции солдаты, чтобы не допустить их подкупа роялистами. Тюремщиков непрерывно «тасовали», и солдаты не знали, на какой пост их поставят в очередной раз. С этой же целью ежедневно менялись четыре члена Генерального совета, неотлучно находившиеся при дофине. В качестве его воспитателя первоначально назначили сапожника Симона. Но когда в Генеральный совет Коммуны пришла информация о готовящемся побеге, 16 января 1794 года Симон был отстранён от воспитания Луи-Шарля. Были отданы беспрецедентные распоряжения об усилении охраны 8-летнего мальчика. Помещение на втором этаже, где он содержался, переоборудовали. Дофин был практически замурован в одной из комнат. В течение почти шести месяцев вокруг него ежедневно менялись люди. Именно это, по мнению некоторых исследователей, позволило подменить дофина больным ребёнком.

Кто осуществил побег Луи-Шарля, оставалось тайной. Каждый из трёх претендентов на эту роль обладал достаточной властью и сторонниками, чтобы подменить его на похожего мальчика.

М. Робеспьер проводил весьма изобретательную, как её оценивают современные историки, политику. По мнению известного историка А. Лунго, Робеспьер в апреле 1794 года создал разведку, одной из задач которой была организация переговоров через банкира Перрего о достижении мира с Пруссией.

Важнейшим условием мирного договора была выдача заложника из Тампля. В ночь с 23 на 24 мая Робеспьер приказал перевести дофина в военный лагерь в Медоне. Место Луи-Шарля в Тампле занял другой мальчик. Весомым доводом того, что Робеспьер был лично заинтересован в побеге дофина из тюрьмы, послужили слухи о том, что «неподкупный» собирался жениться на его сестре – Марии-Терезе.

В записках герцога деля Фара, найденных в Национальном архиве Франции российским историком Д. Бовыкиным, содержалась информация о причастности к спасению ребёнка Э.Ж. Сийеса. Там говорилось о странной смерти доктора Пьера-Жозефа Дессо, знавшего королевскую семью ещё до революции и лечившего Луи-Шарля в Тампле. В первых числах июня умерли и два его сотрудника – доктора Шопар и Дубле, бывавшие в Тампле. В записках предполагается, что Дессо, который прекрасно знал дофина в лицо, был отравлен после того, как сообщил Комитету о подмене ребёнка, и упоминается, что об исчезновении дофина знал и маркиз де Буйе Франсуа-Клод, один из верных слуг правящей династии.

Выдержки из лондонских газет от 12 декабря 1799 года подтверждают спасение Луи-Шарля: «Последние частные письма из Парижа, полученные здесь различными наиболее знатными французскими дворянами-эмигрантами, говорят, что несчастный Людовик XVII жив. Триумвира Сийеса называют человеком, которому принадлежит эта заслуга».

А вот что делает ещё один кандидат в спасители дофина. В шесть часов утра 28 июля в крепость-тюрьму явился Баррас, командовавший войсками Конвента. Известно, что он в это время вёл тайные переговоры с роялистами о реставрации монархии Бурбонов и надеялся получить за предательство республики немало миллионов ливров. Похищение ребёнка по приказу Барраса было совершено Жан-Жаком Кристофом Лораном – третьим тюремным сторожем. Сохранилось его письмо, датированное 7 ноября 1794 года. В нём сообщалось, что Лоран укрыл дофина в «потаённом месте, где его не найдёт сам Господь Бог». Взамен Луи-Шарля в комнате поместили немого мальчика.

Спор о том, удалось ли сбежать дофину или он умер в Тампле, казалось бы, был недавно закончен. Профессор бельгийского Лувенского университета Жан-Жак Кассиман и профессор университета германского города Мюнстер Эрнст Бринкман использовали для подтверждения, что 10-летний мальчик, который умер 8 июня 1795 года в парижской тюрьме Тампль, действительно являлся сыном королевы Франции Марии-Антуанетты, генетический анализ.

Разгадать загадку, кто умер в Тампле, помогло сердце маленького Людовика. Одному из судебно-медицинских экспертов, присутствовавшему на вскрытии умершего дофина, удалось отвлечь внимание коллег и спрятать сердце наследника престола. Труп же мальчика похоронили в братской могиле.

В течение многих лет сердце переходило из рук в руки. В 1975 году драгоценная реликвия перешла в руки герцога Бофремона, главы легитимистов Франции, который поместил её в склеп собора Сен-Дени.

Немецкий и бельгийский профессоры, независимо друг от друга, провели анализ ДНК сердца мальчика. Затем аналогичной процедуре подвергли образцы волос Марии-Антуанетты и двух её сестёр, принадлежавших австрийской династии Габсбургов. Также был осуществлён анализ ДНК потомков этой династии: Анны Румынской и её брата Андре де Бурбона Пармского. Сопоставив полученные результаты, учёные убедились в родстве предполагаемого дофина и Габсбургов.

Но точка в тайне смерти или спасения Луи-Шарля ещё не поставлена. Возможно, найденное сердце принадлежит не дофину Луи-Шарлю, умершему в десятилетнем возрасте, а старшему сыну Людовика XVI, Людовику-Жозефу-Ксавье, умершему в восьмилетием возрасте.
Остаётся загадкой судьба малолетнего сына Людовика XVI, дофина Луи-Шарля, несостоявшегося короля Людовика XVII
Его сердце было утеряно в 1817 году. Таким образом, анализ ДНК доказал только, что речь идёт о ребёнке, родившемся в семье Марии-Антуанетты. Однако не существует прямого доказательства, что останки принадлежат именно несостоявшемуся Людовику XVII.

Итак, на смену одной загадке: кто умер в тюрьме Тампле, пришла другая – чьё сердце исследовали на ДНК два профессора: Луи-Шарля или Луи-Жозефу-Ксавье?

  • 1571
  • Михаил Таранов
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.