Исчезнувший романтик

20 февраля 2012

Печать Печать

В начале 30-х годов XIX столетия не было, пожалуй, в Российской империи писателя более популярного, чем Александр Марлинский. Его называли «гением первого ряда, не имевшим соперников».

Исчезнувший романтик Его называли «гением первого ряда, не имевшим соперников»

В ЗЕНИТЕ СЛАВЫ

Его новые великосветские, исторические, мистические, морские, но, главным образом, «кавказские» повести ожидались с нетерпением и зачитывались до дыр. Даже Пушкин, Гоголь и Лермонтов, чьи прозаические произведения появились немногим позже, не избежали влияния модного собрата по перу.

В немалой степени громкая литературная слава Марлинского была сопряжена с личностью самого автора. Ведь для его поклонников не было секретом, что Марлинский – это только псевдоним, за которым скрывается разжалованный штабс-капитан Александр Бестужев, высланный из Петербурга за участие в событиях на Сенатской площади 14 декабря 1825 года.

ДРУЗЬЯ-ДЕКАБРИСТЫ

Судьба Александра Бестужева, родившегося в Петербурге в 1797 году, в большой и талантливой дворянской семье, складывалась вполне благополучно.

Он воспитывался в Горном институте, но затем всё же выбрал военную карьеру, определившись юнкером в лейб-гвардии драгунский полк. Гарнизон размещался в Петергофе, и Бестужев какое-то время жил в Марли, что, собственно, и предопределило позднее выбор им литературного псевдонима.

Он служил адъютантом главнокомандующего путами сообщения генерал-лейтенанта Бетанкура, затем адъютантом принца А. Вюртембергского и уже в январе 1825 года был произведён в штабс-капитаны.

Всё свободное от служебных обязанностей время, а такового было предостаточно, молодой офицер посвящал литературной деятельности. Уже первые пробы пера оказались удачными, хотя до оглушительного успеха было ещё далеко.

В этот период А. Бестужев жил на Мойке, не далеко от Синего моста, в одном доме с заседателем палаты уголовного суда Кондратием Рылеевым, уже известным поэтом. На почве литературных пристрастий оба вскоре подружились и даже начали совместно издавать альманах «Полярная звезда», в котором печатались все тогдашние передовые литераторы, включая Пушкина.

Но была у друзей-соиздателей ещё и тайная сторона жизни, связанная с Северным обществом, ставившим целью ликвидацию монархии в России. Рылеев вступил в общество первым и вскоре стал одним из его руководителей. Он же привёл сюда своего друга Александра Бестужева, который активно включился в подготовку к восстанию.

Именно Александр вывел 14 декабря на Сенатскую площадь Московский полк.

ПУТЬ К СВОБОДЕ

Когда стало ясно, что заговор не удался, А. Бестужев сам явился на гауптвахту Зимнего дворца и сдал офицерскую шпагу. В конечном счёте его приговорили по более «мягкому» разряду к 20 годам каторги. Позднее император Николай I уменьшил этот срок до 15 лет. Около года узник содержался в финской крепости «Слава», а затем был отправлен на поселение в Якутск. Здесь он изучал иностранные языки, местные обычаи и нравы, начал писать поэму.

Одновременно слал в Петербург ходатайства с просьбой перевести его на Кавказ. Дело в том, что на Кавказе тогда шла война с горцами, и отличившиеся в ней «штрафники» могли рассчитывать на получение офицерского чина, что, в свою очередь, со временем давало право выйти в отставку. Это был реальный путь к свободе, и сосланный декабрист решил им воспользоваться.

В сентябре 1829 года настойчивость Бестужева была вознаграждена. Его определили рядовым, но с правом выслуги, в Отдельный Кавказский корпус, один из полков которого размещался в Дагестане, в Дербенте.

ИСКАНДЕР-БЕК

По воспоминаниям современников, в Дербенте Бестужев, пользуясь покровительством начальства, имел немало привилегий. Он снимал квартиру, ходил в бурке и черкеске, а садясь за письменный стол, облачался в персидский халат.

В окрестностях города, да и в самом городе, было неспокойно. Горцы то и дело устраивали дерзкие вылазки. Спать приходилось держа у изголовья заряженный пистолет. Военные экспедиции и рейды проводились непрерывно. Участвуя в них, Бестужев проявлял примерную храбрость, став известным даже среди врагов, которые уважительно именовали его Искандер-бек.

Именно здесь, в Дербенте, Бестужев-Марлинский написал свои лучшие повести, которые отсылал с оказией в Петербург и Москву, где их печатали либо без указания имени автора, либо под псевдонимом. Его литературная слава стремительно росла, присылаемые гонорары позволяли жить на широкую ногу, а вот награда за воинскую доблесть по-прежнему запаздывала. А тут ещё стряслась новая беда, надолго, а может, и навсегда выбившая его из колеи.

СЛОМЛЕННАЯ РОЗА

В Дербенте у Александра Бестужева была подруга – 20-летняя красавица, дочь отставного солдата Ольга Нестерцова, на которой он собирался жениться. В один из февральских вечеров 1833 года она в очередной раз пришла к возлюбленному в гости. Оба пребывали в романтическом настроении. Уже стемнело, на столе горела свеча. Непоседливая по натуре, расшалившаяся Ольга принялась резвиться, прыгать по комнате, затем забралась на кровать. И тут прозвучал выстрел, Ольга жалобно застонала.

Не понимая, что происходит, Бестужев бросился к ней и в спешке опрокинул свечу. Когда неяркое пламя вновь осветило комнату, взору писателя предстала страшная картина: на платье его невесты всё шире расплывалось кровавое пятно. Роковое совпадение: выстрелил заряженный пистолет, который Бестужев держал под подушкой.

Было следствие, отнёсшееся к Бестужеву даже с некоторой предвзятостью, но и оно установило, что девушка погибла в результате несчастного случая. Официально все подозрения с писателя были сняты, однако молва продолжала твердить, что он из ревности хитро подстроил своей любовнице смертельную ловушку.

Как бы там ни было, но эта драма сильно отразилась на образе жизни Бестужева-Марлинского. Он замкнулся, почти на два года отложил перо, а в стычках с горцами проявлял столь безрассудную отвагу, что его однополчанам казалось, будто он ищет смерти. Вскоре он был произведён в унтер-офицеры, а затем и в прапорщики, но даже это теперь не радовало его. Нередко его видели на могиле Ольги, где он поставил памятник: на обелиске изображена роза без шипов, пронзённая зигзагом молнии.

Спустя четверть века французский писатель Александр Дюма путешествовал по Кавказу. Зная об этой романтической истории, он попросил отвезти его на могилу Ольги. Мэтр посвятил девушке стихотворение, где назвал её «розой, сломленной порывом ветра».

ГИБЛОЕ МЕСТО

В начале 1837 года прапорщик Бестужев был переведён в Геленджик, на Черноморскую линию. На лето командование Кавказского корпуса готовило крупную десантную экспедицию на мысе Адлер. Адлер той поры меньше всего напоминал курорт. Его окрестности из-за малярийных болот называли «гиблым местом».

Среди нашего 4-тысячного отряда находился и Александр Бестужев. Он плыл на фрегате «Анна», где размещался штаб экспедиции. Начальник штаба генерал-майор В.Вольховский, лицейский товарищ Пушкина, распорядился оставить Бестужева в кордоне, но тот упрямо рвался в бой.

7 июня десант высадился на побережье и с ходу вступил в сражение с горцами, которые вскоре отошли, скрывшись в лесу. Многие видели, что Бестужев, преследуя неприятеля, углубился в чащу. После боя подсчитали потери, и тут оказалось, что Бестужева нет ни среди живых, ни среди раненых, ни среди убитых.

Оставалась надежда, что он захвачен в плен и что горцы, зная, кто он такой и какими финансовыми возможностями располагает, вскоре потребуют выкуп за него. Но время шло, а никаких известий «с той стороны» не поступало. Зато появилось множество версий и легенд на этот счёт.

Около года узник содержался в финской крепости «Слава»
Припоминали, что незадолго до своего исчезновения Бестужев-Марлинский написал произведение «Он был убит», где вывел героем ссыльного офицера-декабриста, воевавшего на Кавказе, чем как бы предопределил собственную судьбу. По другим слухам, он добровольно перешёл к кавказцам и стал правой рукой у Шамиля. Говорили даже и то, что Шамиль – это и есть Бестужев!..

  • 2190
  • Валерий Нечипоренко
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.