Доски озера Рудольфа

17 февраля 2012

Печать Печать

Традиционные верования племён, населяющих восточно-африканскую Республику Кения, столь же чарующи и загадочны, как её природа. Не случайно поэтому то, что с давних времён к озёрам, вулканам, холмам, лесам, болотам стекались отряды европейских учёных, надеющихся получить ответ на вопрос: кем были праматерь и праотец человечества, по преданию, явившиеся на чёрных досках из белых, словно молоко, облаков.

Доски озера Рудольфа Озеро Рудольфа расположено в Восточно-Африканской рифтовой долине. Его соленые воды образуют самое большое в мире озеро, расположенное на территории пустыни

Опять же по преданию, на доски эти с завидным постоянством натыкаются рыбаки народности луо, промышляющие на озере Рудольфа. И то ли доски, то ли каменные плиты, всплывая на поверхность, опускаясь на дно, являют на своих плоскостях некие подобия зыбких человеческих фигур.

Англичанин Вивиан Фуш не сомневался в том, что членам его экспедиции удастся наблюдать сопутствующие эффекты временных трансформаций. Его детство сына миссионера прошло на берегах озера. Его, свободно изъясняющегося на языке суахили, аборигены считали своим ещё потому, что, зная местные законы, неукоснительно их придерживался. Глубже исконных носителей знал фольклор, легенды, сказания кенийцев. Образно говоря, Фуш, корнями срастаясь с духовностью кенийских народов, не нуждался в поводыре по её лабиринтам.

В 1932 году, когда началась его охота за парадоксальными проявлениями времени и пространства, он был полностью готов к любому, самому неожиданному, развитию событий. События, будто в награду, не заставили ждать долго.

ВЕРХОМ НА ПТЕРОДАКТИЛЕ

Птеродактили – летающие ящеры обитали в юрский и меловой периоды в Африке, Америке, Европе. Отсюда совершенно ясно, что встречи с представителями этого вымершего подотряда пресмыкающихся ныне полностью исключены. Что же в таком случае в детстве, юности, зрелом возрасте наблюдал Вивиан Фуш, не поскупившийся на эпитеты: «Кожистые крылья-опахала устрашающего вида тварей издавали хлопающие звуки. Их пары, опустившиеся над водой, создавали слабое волнение. Летящие над травянистыми зарослями, приводили заросли в шевеление».

Контакты с твёрдыми, зыбкими поверхностями исключали то, что твари – миражи, созданные больным воображением объекты. Если это действительно так, то что препятствует попытке пленить, в крайнем случае подстрелить загадочное животное? От намерений до действий – считали люди Фуша – не слишком далеко. Охота началась, имея итогом вполне материальные последствия, сопровождаемые аномальными световыми, гравитационными, зрительными проявлениями. И, увы, как следствие, для начала закончились одной невосполнимой утратой – гибелью ихтиолога Чарльза Река в момент, когда грозовые облака выбросили гроздья электрических разрядов после того как в ящике взорвались патроны. Взорвались без видимой причины. Как бы сами собой.

С этого момента события нуждаются в детализации, ибо, по мнению Фуша, именно тогда время проявило свой коварный норов. Учёный характеризует это происшествие как приступ крайне болезненный, подавляющий волю, с головокружениями, не дающими возможности объективно оценивать события. «Мне представляется, что бедняга Рек, лишь ударила гроза, пошёл по воде, яко по суше, в северном направлении к острову Энваитенет. Между мной и ним на мгновение открылся кристально чистый увеличительный экран. Я увидел знакомый ландшафт острова, видеть который с точки, на которой пребывал, было в обычных условиях невозможно. Даже не это шокировало. Шокировало появление птеродактиля. Он был гораздо крупнее виденных в детстве древних животных. Над ним в воздухе парил Рек. Чудилось, что он и чудовище – одно целое. Что Рек медленно и величаво увлекается куда-то верхом на птеродактиле».

Начавшийся ливень, непроницаемо жёлтый от поднятых вверх частичек суглинков, загнал учёных в палатку-шатёр, где выяснилось, что наблюдали они одно и то же. Все сошлись во мнении, что Река необходимо – живого или мёртвого – искать на острове. Для чего лагерь ранним, солнечным и спокойным утром 21 июля 1935 года перебазировался на остров Энваитенет, название которого в переводе с языка народа луо означает «безвозвратный».

ТРИ ЛУНЫ И ТРИ СОЛНЦА

Остров, занимающий площадь в семь квадратных километров, никогда никем не обживался, потому что на нём только в конце XIX века исчезло по меньшей мере 16 рыбаков, пытавшихся укрыться от непогоды.

Вивиан Фуш, даже лучше аборигенов осведомлённый об опасностях, подстерегающих здесь, тем не менее намеревался раз и навсегда положить конец «проискам злых духов».

Фуш, описывая аномальное явление природы, поражается тому, что луны, будучи на порядки тусклее солнц, столь мощно просвечивали озёрную воду, что отряд единодушно принял решение осмотреть глубинные рельефы. Для чего двумя катерами удалились от берега на расстояние 500 метров. Фуш интригует читателей своей книги «Вывернутые миры» следующей фразой: «На дне малый камушек отбрасывал тень длиной в десятки метров. Каждый побег водоросли казался крупным деревом. Наше коллективное внимание подводные миражи приковали настолько крепко, что мы не заметили момента всплытия чёрных досок. Доски покачивались на поверхности, вплотную к катерам. Выловить хоть одну не получилось. Багры проходили насквозь, с ничтожным сопротивлением намокшей бумаги».

Коллективное мнение отряда не даёт повода сомневаться в том, что на плоскостях чёрных досок каждый «просматривал далёкие от чёткости отпечатки собственных сиюминутных мыслей». И это всегда были туманные лица, возможно, близких людей. Почему, возможно?

Потому что лица, проступавшие на досках, кажущихся или каменными или деревянными, словно во сне, который по пробуждению забывается, сменялись с калейдоскопической быстротой, не давая сфокусировать, заострить внимание. Но, может быть, и впрямь наблюдатели спали быстротекущим сном? Либо их опьянял поднимающийся со дна газ? Фуш это исключал, склоняясь к версии существования широчайшего спектра аномальных воздействий на психику, моторику, физиологию, переносящих людей на уровни немотивированных, опасных для жизни решений и поступков.

ЛЕСТНИЦА В НЕБО

В арсенале экспедиции был легкомоторный самолёт. Так как, к досаде исследователей, восходы и заходы лун и солнц больше не повторялись и вообще не происходило ничего необычного, 1 августа, разбившись на группы по трое, отряд, выбрав разные направления, отправился на прогулку. Фуш, опытный пилот-любитель, затеял барражирование над островом, в надежде увидеть гало либо миражи, не столь редкие на исходе дня. Предчувствие не подвело.

Сначала Фуш был напуган тем, что к приборной доске «прилепился» величиной с голубиное яйцо огненный шарик – несомненно, шаровая молния. Когда шарик, потрескивая, не причинив никакого вреда, «отлепился», с лёгким хлопком взорвавшись над рукой, сжимающей ручку управления, учёный увидел прямо по курсу клочковатый серый туман, из которого веером разбегались яркие красно-жёлтые лучи. Фуш, решив, что налетался вдоволь, начал снижение. И уже, касаясь земли, вдруг на расстоянии вытянутой руки увидел, как «трое по невидимой лестнице карабкались, восходя в небо. Уточню, что движения их были точно такими, как у воспользовавшихся лестницей», – рассказывал он товарищам.

Те тоже заверили, что, вернувшись с прогулки, наблюдали радужные свечения воды, маслянистые пятна на её поверхности. Что непонятно вовсе, чувствовали резкий запах бензина. Услышав о запахе бензина, Фуш проверил бочки, вкопанные в прибрежный песок. Бочки оказались пустыми. Посторонние опорожнить их не могли – остров точно был безлюдным.

Что касается предстоящей недели, она стала сплошным кошмаром, переполненным волнениями и переживаниями, потому что искали не вернувшуюся с прогулки тройку. Искали в том числе с помощью самолёта, да так и не нашли. Экспедиция понесла невосполнимую утрату в лице геологов-супругов Джона и Джейн Вальтер и отрядного врача, сестры начальника экспедиции, Валерии Фуш.

ЗАВЕЩАНИЕ ВИВИАНА ФУША

Понеся потери, отряд возвратился в Англию. Вивиан Фуш, по причине того, что без вести пропали люди, которых уважал, оттого, что «любимая Кения оказалась злой мачехой», впал в депрессию. Принято считать, будто депрессивное состояние здоровья спровоцировало написание книг, читаемых словно волшебные истории. В книгах, звучащих как завещание, красной нитью проводится мысль о том, что Земля такое же живое разумное существо, как каждый человек часть её. Что это значит, по мнению Фуша? Только то, что не следует селиться в гиблых местах, кишащих псевдочудесами. Это табу. Это запрет аномальных зон.

«Кожистые крылья-опахала устрашающего вида тварей издавали хлопающие звуки. Их пары, опустившиеся над водой, создавали слабое волнение»
Что касается Фуша, он известен не только авторством талантливой приключенческой беллетристики, но и тем, что первым ввёл в научный оборот понятие аномальных зон. От его настойчивых призывов, ради безопасности забыть пути на остров Рудольфа, долго отмахивались. Что же нынче? Нынче остров совершенно пуст, потому что до середины семидесятых годов минувшего столетия, пока не был объявлен запретным для посещений, там без следа исчезли сорок три человека.

  • 2667
  • Александр Володев
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.