Энергетическое питание – наше будущее

7 февраля 2012

Печать Печать

Включившись в беспримерный эксперимент по изменению средств питания человека, он понимал, на что замахивается, какие вековые устои жизнеустройства людей пытается разрушить, поэтому скрупулезно вел дневники. Эти дневники стали основой его книг.

Энергетическое питание – наше будущее Очень важно создавать особый настрой и идти с глубочайшей верой в возможности организма
«ИДУЩИМ...»

Не так давно в Краснодаре, Волжском и Воронеже состоялась презентация книги с удивительно емким названием – «Идущим...». Автор – Дмитрий Гончаров; в читальных залах библиотек этих городов собирались его друзья, знакомые, приверженцы природной оздоровительной системы Порфирия Иванова с его знаменитыми правилами «Детка». Гончаров развил систему российского самородка и в чем-то пошел дальше. Книга вышла через четыре года после смерти Дмитрия Васильевича, прожившего без малого 80 лет.

Вот так бывает: человека уже нет, а его книги продолжают жить. Это уже вторая после его ухода, а всего их три, и, похоже, эта тоже не последняя. При жизни Гончарова выходил солидный том с говорящим названием «Я разрешил себе покушать восемнадцать дней в году». Да, такое необычное содержание заключено в труде-учении – как быть здоровым и свободным, следуя принципам природного оздоровления. Правда, признаемся честно, далеко не каждому такое по силам. Только твердо уверовавшим в возможность питания от энергий Космоса и Солнца. Дмитрий Гончаров решился на такое испытание... Поэтому жизнь его во многом похожа на подвиг. Когда-нибудь люди оценят совершенное им.

Для тех, кто впервые слышит это имя, поясню: житель Краснодара Д. В. Гончаров словно бы самой судьбой был предназначен для великого эксперимента по переходу на энергетическое питание. Гениальная догадка Вернадского и Циолковского об автотрофном питании будущего человечества была испытана Порфирием Ивановым, Зинаидой Барановой и другими его последователями.

355 ДНЕЙ БЕЗ ЕДЫ И ВОДЫ

Впервые мы встретились в ноябре 2006 года. Внешне это вполне обычный мужчина. Небольшой рост, плотное телосложение, седая окладистая борода, длинные белые волосы венчиком вокруг лысины – ну, за шестьдесят-то дашь... Если б не живые, с лукавинкой, мудрые глаза. Из-за них язык ну никак не поворачивается назвать его, допустим, стариком. В возрасте – да, но не иначе.

Знакомимся: Дмитрий Гончаров, работающий пенсионер, бывший военный, последователь Учителя Порфирия Иванова. Так он сказал о себе. Рукопожатие крепкой сильной руки. То, что он, как и Баранова, из Краснодара, уже не удивило: единомыслие должно иметь один общий очаг. Правда, выяснилось, что познакомился он с Зинаидой Григорьевной («АН» писали об этой удивительной женщине. – Прим. Ред.), к тому времени жившей без пищи более пяти лет, всего два года назад, а к эксперименту с воздержанием приступил значительно раньше, с середины 90-х годов. Однако шел своим путем, да и сейчас пока еще в пути...

-Вы в данный момент тоже на воздержании? – на всякий случай уточнил я, поскольку Дмитрий Васильевич видом отнюдь не походил на сильно изголодавшегося человека. Скорее, его можно было назвать упитанным.

-Сегодня 303-й день без еды и воды, – улыбнулся он. – А вес действительно слегка избыточный: при росте 161 сантиметр я имею 74 килограмма. Тринадцать кг лишку, – рассмеялся он. – В этом году я постановил себе 355 дней обойтись без питания. Только десять дней позволяю себе покушать. В дни рождения родных и по особым датам. А так... живу на энергиях Природы.

Мы разговорились, но меня никак не покидало чувство изумления: какую отчаянную храбрость и веру в успех надо иметь, чтобы пойти наперекор тысячелетним традициям в мире людей! Отказаться от пищи насущной...

ЖИЗНЬ ГОТОВИЛА К ПОДВИГУ

...Димка сбежал из дома, когда ему было 12 лет. Причина веская: отец впервые поднял на него руку – выпорол за какую-то детскую шалость. Такого мальчуган снести не мог: стырил у мамки три рубля, взял полбуханки хлеба, напил банку меда и подался в соседний Ростов. На подъеме близ их станицы поезд всегда замедляет ход – он и вскочил на подножку нефтеналивной цистерны.

Милиционер на ростовском вокзале не мог пройти мимо перепачканного мазутом сорванца: кто, мол, и откуда? Димка назвался сиротой из Буденновска – там он родился. Дескать, тетка умерла, а он остался один, вот и приехал искать жуликов в Ростове, чтобы прибиться к ним. О родной станице Александрийской, где он был восьмым самым младшим ребенком в семье – ни гу-гу...

Пока в милиции мелкий и вихрастый Митька пил чай с печеньем, усатый старшина позвонил в неведомое РАПУ:

-Тут пацан у нас приблудился, сирота, вроде мальчишка не хулиганистый, говорит, что приехал искать воров. Покуда не нашел, возьмите к себе в воспитанники...

РАПУ оказалось Ростовским артиллерийским подготовительным училищем, куда принимали сирот, беспризорников, детей раскулаченных родителей. Был конец августа 1939 года... С того дня у Дмитрия Гончарова началась военная служба.

Домой в станицу он явился через год, писем о себе не писал. Полсела сбежались взглянуть на красавца-военного. Особенно завидовали школьные друзья – пацанва из местных казачат, просили померить фуражку, расспрашивали про артиллерию и личное оружие.

После суворовского училища Дмитрия приняли в знаменитое Тамбовское военное кавалерийское училище – его все тогдашние маршалы оканчивали. Вышел лейтенантом и получил назначение явиться в Краснодар, в спортивную команду. Пояснил, что в училище увлекся штангой и всеми видами спортивной борьбы, а поскольку относился по весу к «мухачам», наилегчайшему и самому дефицитному в спортивных категориях, то цены ему не было.

-И какие разряды вы имели? – поинтересовался я.

-Мастер спорта СССР.

-А в штанге? – спрашиваю, уже догадываясь про гончаровские особинки, без которых вряд ли состоялся его эксперимент.

-Тоже мастер спорта...

Вскоре после венгерских событий, куда спешно перебросили их танковую часть, Гончаров демобилизовался в звании капитана в отставке.

А работы нет! И никакой гражданской профессии. Пришел устраиваться на Краснодарский камвольный комбинат учеником бригадира по ремонту ткацких станков. На комбинате проработал более 30 лет, пройдя путь от ученика бригадира до заместителя генерального директора по сбыту и строительству. Окончил заочно текстильный институт. Уволился в 1991 году, когда ушли госзаказы и в стране стала рушиться не только легкая промышленность... К тому же, если честно, ему сильно надоели командные должности.

Почему я так подробно остановился на биографии Гончарова? В вехах его пути я невольно отыскивал ту стержневую основу, которая позволила ему решиться на деяние, сравнимое с большим человеческим подвигом. И убеждался, что жизнь, словно намеренно, готовила Дмитрия Васильевича к его главному предназначению. Судите сами: военная косточка – с детских лет на службе; большой спортсмен, привыкший к самоотверженному труду, упорству и ограничениям; незаурядный ум, выделявший его из массы подобных.

Так что речь идет не о мистификаторе или отупевшем фанатике, а о сознательном миссионерстве, подвиге, если хотите, цель которого показать поистине безграничные возможности человека.

БЕЗ ЕДЫ МОЖНО ЖИТЬ!

А теперь подробнее о самой миссии, на которую мог решиться только убежденный первопроходец.

...Мартовский день 1993 года стал черным в жизни семьи Гончаровых: на Урале во время учебного полета погиб их старший сын Александр, военный летчик, подполковник, незадолго до этого окончивший военную академию имени Жуковского. Ему было 35 лет, остались две дочки, вдова...

Сына похоронили в Краснодаре, и дня не было, чтобы его мать, Зоя Андреевна, дважды, утром и вечером, не ходила на могилу сына.

-Ну буквально изводила себя этой тоской! – рассказывал Дмитрий Васильевич. – Вижу, спасать ее надо, к людям вывести.

Вскоре ему на глаза попалось объявление о встрече с последователями Порфирия Корнеевича Иванова. Там говорилось о «природном здоровье». Пошли, послушали, посмотрели фильм о Паршеке «Снег в раю». Стали регулярно купаться в Кубани. Тем более что Дмитрий всегда был любителем плавания, и холодная вода не была ему помехой.

Совсем скоро Гончаров перешел от 18-часового воздержания к 108-часовому, то есть не ел четверо с половиной суток каждую неделю! Много читал у Учителя о воздержании, поверил в человеческие возможности и вскоре назначил себе полный пост в 11 дней. Это было в 1994 году. Негативных последствий не ощутил, напротив – только хорошие. И вот тогда Дмитрий Васильевич принял твердое решение – исследовать возможности голодания.

Следующий этап был – 26-дневное голодание, причем неделю вообще на сухую, то есть без воды. Далось это нелегко, потерял 18 килограммов веса. Выходил из голодания по Брэггу – очень постепенно, в основном на соках и растертых овощах. Любопытно, что его жена при этом, не голодая, потеряла 12 кг веса – так переживала за мужа. При воздержании в 185 суток, в 2002 году, 150 суток Гончаров выдержал без питья воды!

-Но как же это возможно?! – пытаю я своего собеседника. – Ведь научно подтверждено, что максимум через 14 суток обезвоженный человек погибает от отравления продуктами распада в организме!

-Да, конечно, если не включать сознание, – уверяет Дмитрий Васильевич. – Очень важно создавать особый настрой и идти с глубочайшей верой в возможности организма. Учитель Иванов первым испытал на себе «сухое» голодание, и у меня не было оснований ему не верить. Вот в Турции был случай. После сильнейшего землетрясения прошло 34 дня, когда обнаружили живым (!) полугодовалого ребенка. Он не пил воду 34 дня! Почему выжил? Дело в том, что дите не знало, что людям требуется еда и вода, ну и вскоре адаптировался к такому состоянию. Наверное, поплакал в первое время, не получая материнского молока, а потом привык и питался энергиями Космоса.

-Стало быть, вам тоже помогает вера?

-Конечно! Главным образом – вера. А скептикам я обычно говорю: я пью, конечно, пью, но иным способом – обливаюсь холодной водой, чищу зубы утром и вечером, прополаскиваю рот... У меня Кубань в восьмистах метрах от дома, так два раза в день, утром и вечером, мы вместе с женой обязательно ходим купаться на реку. Круглый год! А когда при воздержании мне бывает тяжело, то бегаю на речку и чаще. Этого хватает.

-Но тяжело все-таки бывает? Борьба с собой идет до сих пор?

-Конечно! Борюсь до сих пор. Если не будет этой борьбы, то человек, скорее всего, уже ненормальный. Бывает очень трудно! Тогда я прошу Учителя, прошу Природу помочь мне в воздержании. И заметил: если просишь истово, буквально со слезами – облегчение обязательно наступает.

НЕВОЗМОЖНОЕ ВОЗМОЖНО

-А медицина, как она относится к вашему эксперименту? Ведь вы для ученых – просто кладезь сверхчеловеческих возможностей!

-Медицина, скорее, враждебно настроена, чем с интересом, – погрустнел Гончаров. – Вот пример. Когда я шел на 26-дневное голодание, то попросил свою знакомую, врача с камвольного комбината, измерить основные мои физические параметры до воздержания и после. Кровь, лимфу, мочу – ну все! Мне уже 75 лет было. Ей тоже интересно, она тогда над кандидатской диссертацией работала. Всё замерила, до и после. Прихожу, а она: вам по всем данным не более 35 лет! Вот так-то! Да я и сам чувствую, что организм омолаживается от воздержания. Ладно, проходит время, снова звоню ей, когда решился на 108-дневное воздержание. Она к тому времени уже защитилась, ученая, так сказать. И вдруг говорит: извини, Дима, не могу. Почему? – спрашиваю. Отвечает, дескать, ей коллеги сказали – или ты занимаешься наукой, или ерундой. Она не захотела карьерой рисковать... Так что медики – это как каста, и от своих заблуждений очень трудно отказываются.

Меня поразило, что Дмитрий Васильевич ведет очень активный образ жизни. Для Гончарова и его жены день начинается в пять утра. Зоя делает небольшую пробежку, а он бежит босиком, раздетым, в любую погоду 7 километров из центра города до кинотеатра «Октябрь» и обратно, а потом вместе окунаются в Кубани.

-Какую энергию вы считаете важнее в качестве питания – солнечную или космическую?

-На 80 процентов – солнечную. Остальное дает Космос. Мы – дети Природы и получаем основную энергию от природного электромагнетизма.

...С 1999 года жизнь его была сплошной чередой испытаний – всё во имя идеи оздоровления и преобразования человека. 7, 11, 42, 108, 185 дней без приема пищи и жидкости – вехи его многотрудного пути по преодолению законов физиологии человека. Потом, в 2005 году, было воздержание на 347 дней. В 2006 году у него была программа не питаться и не пить жидкость 355 дней. Я встречался с ним в тот период и был чрезвычайно поражен мужеством этого человека. Не верилось, что такие люди уже есть среди нас. Главное, говорил он, верить в возможность питания жизненной силой и настраиваться на победу всей душой. Всё зависит только от перестройки сознания. И это он тоже успел доказать.

Слабые люди скажут – так ведь всё равно умер ваш стоик... Да, умер, потому что пытался сохранить жизнь второму своему сыну, пораженному онкологическим заболеванием. И организм Дмитрия Васильевича полностью обесточился, энергии на продолжение собственной жизни не хватило. Отец ушел в мае 2007 года через два дня после кончины сына. Остановилось сердце.

А теперь к людям приходят его книги. Его путь не был напрасным...

  • 1255
  • Геннадий Белимов
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.