Агенты-ликвидаторы

30 января 2012

Печать Печать

Летом 1937 года майор госбезопасности С. Шпигельглас (псевдоним Дуглас), за плечами которого уже была целая серия тайных операций за рубежом, получил новое срочное задание. Дело касалось находившегося в Париже агента-нелегала ИНО Игнатия Порецкого (он же Игнас Рейсс, он же Людвиг). Накануне Порецкого шифровкой вызвали в Москву, куда он так и не отбыл, опасаясь ареста и предпочтя остаться на Западе. Опытный разведчик, Порецкий ясно понимал, что просто «залечь на дно» ему не удастся; в любом убежище найдут и покарают.

Агенты-ликвидаторы В поисках спасительного варианта Людвиг решил в резкой форме публично обвинить Сталина через печать в фальсификации процессов 1936-37 годов

В поисках спасительного варианта Людвиг решил в резкой форме публично обвинить Сталина через печать в фальсификации процессов 1936-37 гг. Нелегал надеялся, что, оказавшись после подобного демарша в центре общественного внимания, он обезопасит себя и свою семью от преследований. Но именно после того, как копия обличительного письма невозвращенца появилась в троцкистском издании, Москва заочно вынесла ему смертный приговор. Покарать изменника поручалось Дугласу. Однако самого Людвига к этому моменту в Париже уже не было. Взяв из кассы деньги, предназначенные для оперативной работы, он с женой и сыном бежал в неизвестном направлении, рассчитывая, видимо, переждать в глуши первый натиск бури.

Где же его искать?! Шпигельглас рассудил так: должен быть человек, которому беглец сообщил свой новый почтовый адрес для получения корреспонденции до востребования! Вскоре в поле его зрения оказалась Гертруда Шильдбах, немецкая коммунистка, бежавшая из Германии от нацистов и уже много лет дружившая с семьёй Порецких. При личной встрече Дуглас сумел убедить фрау Шильдбах в том, что Игнатий – предатель и что её долг, долг члена партии, способствовать наказанию отступника. Подробно расспросив собеседницу, он задумался.

«Значит, наш беглец – сладкоежка? Что ж, он получит славное угощение! А вы сейчас же напишите ему письмо и добейтесь согласия на личную встречу».

Пока продолжалась переписка, Дуглас подобрал двух агентов-исполнителей. Это были болгарин Борис Афанасьев (Атанасов) и его шурин из Швейцарии Виктор Правдин (он же Франсуа Росси, он же Ролан Аббиат).

Вскоре Шильдбах сообщила, что Порецкий предлагает ей встретиться вечером 3 сентября в загородном ресторанчике близ Лозанны. Группа незамедлительно выехала в Швейцарию, где любовница Правдина – Рената Штайнер арендовала легковой автомобиль (продажа авто). Предполагалось, что Шильдбах презентует Порецкому коробку шоколадных конфет с начинкой, пропитанной сильнодействующим ядом. Невозвращенец-сладкоежка отведает угощение, и дело будет сделано.

К досаде ликвидаторов, затаившихся поблизости, беглец явился в ресторан с женой и сыном. Такого варианта сценарий покушения не предусматривал, но немка сумела выманить Порецкого на улицу. Здесь она вроде бы случайно встретила Афанасьева и Правдина, представив их перебежчику как своих надёжных друзей. Все вместе сели в автомобиль, который тут же сорвался с места.

Той же ночью неподалёку от ресторанчика кто-то из местных жителей обнаружил труп неизвестного мужчины. Швейцарская полиция установила, что в жертву было выпущено 12 пуль, пять из них – в голову. Нашли и брошенный автомобиль с пятнами крови в салоне. Надо полагать, Людвиг понял, что его заманили в ловушку, и пытался оказать сопротивление.

Постепенно сыщикам удалось установить как имя убитого, так и личности участников покушения. Но к этому времени ликвидаторы благополучно добрались до Москвы.

ВЗРЫВ В РЕСТОРАНЕ «АТЛАНТА»

Ещё в начале 30-х годов советской разведке удалось завербовать одного из видных функционеров Организации украинских националистов Лебедя, представителя лидера ОУН Е. Коновальца на Украине. Вскоре в Иностранном отделе возникла идея внедрить в ряды ОУН под видом племянника Лебедя ещё одного нашего агента. Им стал молодой сотрудник Павел Судоплатов, который был направлен в Берлин, где находилась штаб-квартира Коновальца. Постепенно Судоплатову, игравшему роль радиста торгового судна, удалось добиться полного доверия со стороны Коновальца.

Но вот в ноябре 1937 года Судоплатова, находившегося в Москве, вызвали вместе с наркомом Ежовым к Сталину. Закончилось тем, что вождь отдал Судоплатову устное распоряжение устранить Коновальца как опасного пособника фашистов.

К участию в операции был также привлечён сотрудник отдела научно-технических средств НКВД Тимашков, изготовивший особую «начинку» для коробки шоколадных конфет. По странному совпадению Коновалец был такой же сладкоежка, что и Порецкий. Но на этот раз «начинка» представляла собой взрывное устройство с часовым механизмом. Взрыв должен был прогреметь через полчаса после перевода коробки из вертикального в горизонтальное положение.

Накануне отъезда нашему разведчику вручили пистолет «вальтер», разъяснив, что в случае провала надо поступить по-мужски, чтобы не оказаться в руках полиции. Коновальцу Судоплатов позвонил из Норвегии. Условились встретиться в Роттердаме, в ресторане «Атланта», 23 мая, около полудня.

Коновалец пришёл один. Судоплатов сообщил, что должен срочно вернуться на судно, но к вечеру он освободится, и тогда они смогут побеседовать обстоятельно. А пока – сувенир с далёкой родины, и разведчик вручил собеседнику коробку, расписанную украинским орнаментом, придав ей боевое положение.

Коновалец не стал задерживать «молодого друга», и вскоре тот благополучно скрылся в боковой улочке. Здесь он зашёл в магазин одежды и купил себе плащ и шляпу другой расцветки, чтобы изменить свой облик. Ровно через полчаса вдали раздался тугой хлопок, будто лопнула автомобильная шина. Любопытные побежали к месту происшествия. Задание было успешно выполнено.

ОХОТА НА ЖУЛИКА

Резидент советской разведки в Стамбуле Георгий Агабеков (Арутюнов, псевдоним Жулик) ещё в 1930 году предложил свои услуги британцам. Так и не найдя сними общего языка, он уехал во Францию, устроив в Париже скандальную пресс-конференцию.

В результате советская агентурная сеть на Ближнем и Среднем Востоке оказалась разгромленной. В одном лишь Тегеране были арестованы четыре сотни наших информаторов, некоторых из них приговорили к смертной казни. Охота на изменника началась. По его следам во Франции, Бельгии, Болгарии и Румынии шли наиболее умелые ликвидаторы. Однако, будучи опытным нелегалом-конспиратором, Жулик всякий раз успевал выскользнуть из западни.

Но вот в конце 1937 года появились сведения, что перебежчика снова видели в Париже. Для его ликвидации была создана оперативная группа во главе с нелегалом Александром Коротковым. План литерной операции разрабатывался, исходя из пристрастия Агабекова к наживе.

Наш агент Тахчианов под видом греческого торговца установил контакт с Агабековым и прельстил того выгодным посредничеством в контрабанде крупной партии алмазов, якобы принадлежавших богатой армянской семье. Алмазный мираж вынудил крайне подозрительного Жулика забыть о всякой осторожности. Он отправился с «греком» на явочную квартиру, где уже ждали сам Короткое и его напарник – бывший офицер турецкой армии. Турок заколол изменника ножом.

Труп затолкали в большой чемодан, а тот вывезли за город и бросили в реку.

По другой версии, Жулика заманили под тем же предлогом в горы, а там столкнули в глубокую пропасть.

С. Шпигельглас был арестован в ноябре 1938 года по стандартному обвинению в «измене Родине». Расстрелян в январе 1940-го, реабилитирован в 1956-м. Судоплатов и Короткое дослужились до генеральских званий.

Летом 1953 года генерал-лейтенант Судоплатов был арестован как «человек Берии», приговорён к 15-летнему тюремному заключению, лишён воинского звания и наград. В последующем более 20 лет боролся за восстановление своего доброго имени. Был реабилитирован в 1992 году, за несколько лет до смерти.

Накануне отъезда нашему разведчику вручили пистолет «вальтер», разъяснив, что в случае провала надо поступить по-мужски, чтобы не оказаться в руках полиции
Генерал-майор Короткое 27 июня 1961 года играл на теннисном корте спортивного комплекса «Динамо» в Москве с начальником ГРУ Генштаба И. Серовым. Внезапно Короткову стало плохо, и он скоропостижно скончался от разрыва аорты в возрасте 52 лет. По одной из версий, именно знакомство с А.Коротковым вдохновило писателя Юлиана Семёнова на создание образа Штирлица.

  • 3073
  • Валерий Нечипоренко
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.