Тайны покинутой Елизаветы

18 января 2012

Печать Печать

Неслышной тенью проскользнула она в русской истории, оставив едва заметный след. Потом последовало почти два столетня забвения, и лишь сейчас вновь пробудился интерес к этой женщине, «вся жизнь которой, прикрытая императорской багряницей, была одним оскорблением» (Д. Герцен).

Тайны покинутой Елизаветы «Что мне делать с моей волей, которая была подчинена ему, что мне делать с жизнью, которую я была готова посвятить ему? Мама, мама, что делать, как быть? Впереди темно...»

Принцесса Луиза Мария Августа Баден-баденская прибыла в Петербург в октябре 1792 года в качестве невесты любимого внука царицы Екатерины – великого князя Александра Павловича. Императрица сочла прелестную немецкую принцессу подходящей кандидатурой для будущего российского императора.

Размолвки начались у супругов сразу после того, как были произнесены брачные клятвы. Порой мирить их приходилась фрейлинам Елизаветы. Кроме того, цесаревна никак не могла забеременеть. Ситуация приняла едва ли не трагический оборот, когда в 1796 году её свекровь, мать Александра, Мария Фёдоровна родила сына Николая.

Поводом же для окончательного разрыва явился скандал, связанный с Платоном Зубовым, фаворитом престарелой Екатерины. Коварный придворный красавчик открыто увлёкся очаровательной цесаревной и принялся на глазах у всех ухаживать за ней. В результате Екатерина была вынуждена вмешаться в амурные дела своего фаворита, приструнив в самой жёсткой форме.

ЧЬЯ МАРИЯ?

На фоне взаимного охлаждения Елизавета в 1799 году рожает долгожданного ребёнка – дочь Марию. И сразу поползли слухи, что ребёнок не от Александра. В качестве потенциального отца назывался польский князь Адам Чарторыйский, с 1795 года вившийся вокруг венценосной четы.

Сплетни немедленно были доведены до ушей императора Павла, и тот распорядился отправить «зарвавшегося» Чарторыйского в Италию посланником при дворе Сардинского короля, а Елизавете объявил бойкот и три месяца с ней не разговаривал.

В 1800 году Елизавету постигает первое страшное горе из череды будущих несчастий – её дочка Мария умирает, не прожив и двух лет. Отныне смерть будет следовать за Елизаветой по пятам.

11 марта 1801 года заговорщики убивают императора Павла. Наследник, услышав, что отец мёртв, упал в обморок. Ставшая безутешной вдовой Мария Фёдоровна немедленно потребовала себе императорскую корону, только-только скатившуюся с мужниной головы. Императорская гвардия рвалась в замок, чтобы расправиться с убийцами. Граф Пален, один из главных организаторов заговора, уговаривал рыдающего наследника проявить твёрдость и показаться народу, дабы убедить взволнованную публику, что отныне всё будет «как при бабушке».

И лишь Елизавета обнаружила удивительное мужество и – здравомыслие, выступив парламентёром между группировками и убедив впавшего в истерику мужа начать царствовать.

Она была коронована на царство 15 сентября 1801 года. Но, сделавшись императрицей, счастливей не стала. В это время её дорогой супруг Александр начинает сожительствовать с фрейлиной Марией Нарышкиной, от которой будет иметь двоих детей. Нарышкина вела себя по отношению к императрице вызывающе, открыто хвастаясь перед женщиной, потерявшей ребёнка, своей беременностью.

ДОЧЬ ВТОРАЯ – ЧЬЯ?

Ещё одна тайна Елизаветы связана с именем красивого штабс-ротмистра Кавалергардского полка Алексея Охотникова, с которым в 1805 году у неё был роман. В 1806 году она снова ждала ребёнка и светилась от счастья.

Однако накануне её родов Охотников был убит ножом при выходе из театра. Убийцу так и не нашли, но шептались, что наёмника подослал брат императора, великий князь Константин, якобы безнадёжно влюблённый в жену брата и ревновавший её к Охотникову.

Елизавета родила ещё одну дочь, названую тоже Елизаветой. И снова расползаются слухи, что ребёнок – не от Александра, а от убитого кавалергарда. После смерти Елизаветы в её вещах действительно была найдена шкатулка, где хранились письма Охотникова к императрице, в которых он называл её своей жёнушкой, а также хранился портрет маленькой Лизаньки.

Удары судьбы следовали один за другим. В 1808 году Лизанька умерла в возрасте полутора лет. Несчастная мать четыре дня без сна провела у постели мёртвой дочери, пока оно не было перенесено в Невскую лавру. Это страшное горе основательно подорвало хрупкое здоровье императрицы, а Александр в это время вновь обхаживал фрейлину Нарышкину...

ЛЮБОВЬ ПОЭТА

После череды ужасных утрат Елизавета в качестве места своего скорбного уединения выбрала Царское село, сделавшись, по словам П. Вяземского, «поэтическим и таинственным преданием». Именно там её и увидел молодой лицеист Александр Пушкин.

Среди некоторых пушкинистов бытует мнение, что именно Елизавета стала тайной музой великого поэта. Доказательства тому можно найти в творчестве Александра Сергеевича. Поэту всегда приписывалось увлечение Екатериной Бакуниной в лицейское время, но, на самом деле, Александр Пушкин был влюблён совсем в иную даму. Он писал:

«Мой свет, мой добрый гений,

Предмет моей любви

И блеск очей небесный...

И граций стан прелестный,

И снег её лица...».

Но, как известно, Катенька Бакунина была кареглазой смуглянкой, а вовсе не голубоглазым бледным видением. Этому описанию соответствует именно истаявшая от страданий императрица Елизавета.

Никак не могла быть Бакунина и «милой N» в одной из дневниковых записей поэта, относящихся к 1815 году. Там Александр Пушкин писал: «Как она мила была! Как чёрное платье пристало к милой N...». Если это Бакунина, то очень странно, что юная жизнерадостная девушка была одета в чёрное платье, не будучи в трауре. Но, главное, Катенька Бакунина навещала брата в Лицее в 1816 году, а запись относится к 29 ноября 1815 года. 28 ноября в Царское Село приезжала Елизавета Алексеевна, находившаяся в то время в трауре по мужу сестры (отсюда и чёрное платье).

ДЕЛА СОКРЫТЫЕ

В войне 1812 года императрица приняла деятельное участие чисто женского толка. По её инициативе возникает женское патриотическое общество, занимавшееся размещением раненых, созданием сиротских приютов и казённых школ для обучения детей погибших офицеров.

В 1812 году создаётся Сиротское училище и при нём Дом трудолюбия для содержания и обучения за казённый счёт дочерей офицеров, погибших на войне. Императрица лично опекала данное учреждение, и позже оно стало называться Елизаветинским институтом.

Большинство благотворительных дел Елизавета вела тайно, тратя на благородные цели почти все свои личные средства (к слову, она отказалась от положенного ей, как императрице, миллиона, беря только 200 тысяч, из которых себе оставляла всего лишь 15, а все остальные деньги шли нуждающимся).

В 1817 году императрица знакомится с историком Николаем Карамзиным, с которыми у неё сложились очень доверительные отношения. Она вслух читает историку свой личный дневник, который начала вести с момента приезда в Россию. Дневник она завещает историку, но Карамзин умер через две недели после её смерти, и дневник попал в руки императора Николая, который его немедленно сжёг, как и все другие бумаги, дабы они не могли «повредить репутации императрицы».

ЗАГАДОЧНАЯ СМЕРТЬ

Сближение между Елизаветой и Александром началось через двадцать лет, и причиной, во многом, стала болезнь Елизаветы: её сильно беспокоило сердце, с 1810 года стали мучить сердечные приступы. К 1825 году возникла угроза для её жизни.

Возможно, на закате жизни у императора всколыхнулось какое-то неведомое чувство к своей покинутой жене. Он был серьёзно обеспокоен состоянием здоровья супруги. Александр принимает решение везти жену в Таганрог. Он прибыл в Таганрог десятью днями раньше, чтобы всё подготовить к приезду супруги. Елизавета писала, что император был настолько заботлив, что сам составил маршрут и, проезжая вперёд, делал все необходимые распоряжения, в результате чего она не испытала тягот переезда.

Елизавета была счастлива, покинув постылый Петербург: «Никаких визитов, никаких записок, на которые нужно отвечать, никого, кто бы постоянно отвлекал по пустякам».

В Таганроге Александр и Елизавета зажили простой жизнью, наслаждаясь запоздалым семейным счастьем. Оно, увы, продлилось недолго. По приглашению М.С. Воронцова Александр ездил в Крым. Оттуда вернулся больным. До последней минуты его жизни Елизавета ухаживала за ним. Она же закрыла ему глаза.

Трудно описать, что пережила несчастная Елизавета, когда император испустил последний вздох. Смертельным отчаянием дышат её письма к матери: «Что мне делать с моей волей, которая была подчинена ему, что мне делать с жизнью, которую я была готова посвятить ему? Мама, мама, что делать, как быть? Впереди темно...»

Тело императора было отправлено в Петербург, а Елизавета осталась в Таганроге до конца апреля 1826 года, поскольку состояние её здоровья исключало всякую возможность переезда.

Бытует мнение, что именно Елизавета стала тайной музой великого поэта
Лишь 22 апреля она покинула роковой Таганрог. Но доехала только до Белёва. Елизавета Алексеевна умерла в ночь с 3 на 4 мая 1826 года. Она ушла из жизни тихо, как и жила. Однако то обстоятельство, что мёртвой её никто в Петербурге не видел, породило всяческие домыслы. Появилась молва, будто императрица не умерла в Белёве, а ушла в Сырков монастырь под именем Веры-Молчальницы и прожила ещё много лет, скончавшись в 1861 году. Указывалось также, что келья Веры-Молчальницы по внешнему виду совпадёт с томской кельей знаменитого старца Фёдора Кузьмича, которого многие считали скрывшимся императором Александром I.

  • 2361
  • Авентина Росси
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.