Билет в один конец

16 января 2012

Печать Печать

Команда регбистов, составленная из выпускников колледжа, в приподнятом настроении направилась авиарейсом 571 уругвайской компании из Монтевидео в Сантьяго (Чили). На борту самолёта находилось 5 членов экипажа и 40 пассажиров (регбисты, члены их семей и друзья и болельщики).

Билет в один конец «Я живу, не оглядываясь назад, так мне посоветовал мой отец»

Перелёт через Анды не сулил им сложностей. Но в Сантьяго никто из них так и не прибыл. Над горами установился густой туман, пилоты заплутали, а через мгновение увидели перед собой огромную скалу, обещавшую стать их надгробным камнем. И всё это на высоте 4000 метров! Избежать касательного столкновения не удалось.

Самолёт кое-как совершил экстренную посадку, больше походившую на падение на заснеженные горы. Пилот заметил, что летит прямо на скалу, слишком поздно. Крылья отделились от фюзеляжа и отправились в отдельное от корпуса воздушного судна путешествие, а сам фюзеляж рухнул на заснеженный склон гор, слившись с общим пейзажем.

Случилась эта трагедия 13 октября 1972 года. При экстремальной посадке лайнера погибли люди (12 человек при падении самолёта и пятеро от полученных ран, к утру). Весь салон турбовинтового самолёта FH-227 стал похож на переполненный ранеными и погибшими госпиталь времён войны. Всюду стоны, крики, плач, кровь. Экипажу лайнера предлагали переночевать в аэропорту Мендоса (Аргентина), но лётчики решили рискнуть.

Надо отдать должное властям. К поискам подключились спасатели Аргентины, Уругвая и Чили. Выжившие узнали об этом по приёмнику и работавшей первые часы на борту FH-227 рации. Пассажиры перебинтовывали раненых подручными тряпками и подбадривали друг друга. Единственный на борту врач Франциско Никола погиб в первые же часы экстренной посадки.

Увы, но поисковики с вертолётов останки пропавшего самолёта на снегу не заметили. Видимо, серебристый корпус лайнера сливался со снежной поверхностью Анд, что маскировало самолёт на фоне скалистых гор.

А на 11-й день Рой Харли (студент-пассажир) услышал по приёмнику весть о том, что всё поисковые акции спасателей сворачиваются, мол, все погибли, выживших нет. Услышав эту новость, многие стали плакать и молиться. Все поняли: ждать помощи неоткуда, надо выживать самим. Легко это сказать, когда из съестных припасов осталось немного шоколада, хлеба и пара бутылок вина. А температура воздуха по ночам опускалась до минус 30!

Запасы воды пополняли талым снегом, а что делать с едой? Кто-то робко предложил употреблять в пищу плоть погибших товарищей. После этого предложения наступила мёртвая тишина, но возражений не последовало. «О’кей», – сказал один из студентов и тут же предложил начать с погибшего лётчика. Во всяком случае, так об этом вспоминал регбист Нандо Паррадо в своей книге «Чудо в Андах: 72 дня в горах», вышедшей в 2006 году. Потребность человека в калорийной подпитке на большой высоте значительно повышается. Выжившие ещё и ещё раз перепотрошили всё закоулки фюзеляжа. В пищу шли даже отходы из помойного ведра. Мышечную ткань погибшего лётчика порезали на тончайшие ломтики, которые сушились тут же над сиденьями салона. Но к этой жуткой картине быстро привыкли.

На трапезу сгодились даже кожаные сумки и чемоданы. Некоторые стали потрошить сиденья в салоне, полагая найти там солому, но сиденья были набиты несъедобным поролоном.

Все, кто ещё выжил, были католиками. Они прекрасно знали о заповедях, заветах и грехе. Кто-то до последнего отказывался становиться каннибалом, но голод сломил их принципы и волю.

АВЕЛАНШ

Испытания регбистов только начинались. Мало им было узнать, что их считают погибшими, мало испытаний голодом и холодом, так 29 октября, когда они днём спали в разбитом фюзеляже, на них с гор обрушилась снежная лавина. Людей накрыло 5-метровым слоем снега. И откапывать их было нечем. Нандо Паррадо кое-как куском трубы проделал отверстие в слое снега, чтобы ребята могли дышать. Но, тем не менее, ещё восемь человек погибли.

Помощи ждать было бессмысленно, и тогда самые дерзкие из них предложили пробираться в Чили. Отправиться в рискованный поход вызвались четверо парней. Стали готовиться к выходу в горы. Но тут Нума Туркатти случайно порезал ногу и вскоре умер от заражения крови. Казалось, что весь мир настроен против этих ребят.

Подготовка к походу заключалась в запасе еды (человечины, нарезанной тонкими ломтиками) и круглосуточном отдыхе. Чтобы добраться с гор до людей, следовало набраться сил. Идти в 30-градусный мороз по глубокому снегу, под которым могут быть обрывы и пропасти, – не шутка. К тому же команду выживших распирали противоречия. Одни требовали отправиться на поиски людей немедленно, отдав команде альпинистов все съестные припасы, а другие предлагали дождаться тёплых дней и выйти в горы в солнечную погоду, когда шансы на общий успех увеличатся. Была среди студентов группировка, которая упрямо старалась восстановить рацию и спастись с её помощью. Но и здесь регбистов ждала неудача. Вышли из строя аккумуляторы. Рацией занимался Рой Харли, считавшийся главным радиолюбителем.

Несмотря на высокогорную болезнь, недостаток кислорода, снежную слепоту и чрезвычайный холод в путь тронулись Нандо Паррадо, Роберто Канесса и Антонио Визинтин. Они взяли с собой тёплую одежду, которой было очень мало, струганины из тел своих погибших товарищей и вышли в снежные горы искать людей и помощь.

Единственным средством выжить на ночном морозе были спальные мешки. Их делали из подручных материалов всем скопом, потому что выжить хотели все. В ход шли сиденья из салона самолёта, кожа с кресел пилотов, спортивные сумки с амуницией. Если днём температура иногда не опускалась ниже нуля, то ночью было очень холодно. А в диких горах это означало верную смерть.

СИМВОЛЫ ЖИЗНИ

Шёл уже 60-й день после катастрофы. Их вынужденное одинокое путешествие затягивалось. Нандо Паррадо предложил товарищам спускаться с гор вдоль реки. Так и сделали. Снега становилось всё меньше, а идти легче. Вскоре им стали попадаться следы присутствия человека (кострища, вырубленные просеки и т.д.). А когда они вдали на зелёном склоне заметили корову, то закричали от восторга.

И однажды, когда Нандо и Роберто собирали хворост для костра, Роберто показалось, что он увидел на противоположном берегу реки всадника на коне. Он тут же рассказал об этом Нандо, который помчался к берегу. Но никого не увидел. Правда, затем из-за деревьев появились сразу три всадника. Нандо пытался кричать наездникам, но река заглушала его жалкий от истощения крик. В ответ один их чилийских хуасо (чилийский крестьянин на коне) ответил Нандо: «Завтра».

Это «завтра» несло в себе такие надежды, что друзья спокойно заснули у костра. А хуасо по имени Серхио Каталан рассказал соседу, что видел в горах неизвестных парней. К разговору присоединились другие крестьяне, и тут обнаружилось, что по району бродят люди, родственники пассажиров с разбившегося три месяца назад самолёта и ищут следы пропавших людей.

Уже на следующее утро из Сантьяго в район бедствия вылетели два вертолёта со спасателями. Когда они пролетали над чилийской деревней Лос-Майтенес, под ними по земле на лошадях ехали Нандо Паррадо, Роберто Канесса и Антонио Визинтини. Увидев вертолёты, регбисты заплакали от счастья.

Над горами установился густой туман, пилоты заплутали, а через мгновение увидели перед собой огромную скалу, обещавшую стать их надгробным камнем
Нандо Паррадо жив и сегодня. Он потерял в той катастрофе мать и родную сестру. И надо же было им купить билет на самолет, сожалеет Нандо. Они летели с ним, чтобы посмотреть матч. Он журналист. У него есть хобби – автогонки. Женат, имеет взрослых детей. Вспоминать о катастрофе не любит, но если его о ней спрашивают, то охотно вспоминает о своих друзьях. И говорит: «Я живу, не оглядываясь назад, так мне посоветовал мой отец».

  • 3402
  • Александр Вульф
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.