Республика мечты

16 января 2012

Печать Печать

Офицер французского военного флота Миссон, когда его судно «Виктуар» стояло в Неаполитанском заливе, получил разрешение капитана съездить в Рим, осмотреть Вечный город. Там он познакомился с монахом-доминиканцем Караксиоли. Случилась эта знаменательная встреча в конце 1680-х годов.

Республика мечты Он стремился освобождать чернокожих невольников, чтобы увеличить население Либерталии

Караксиоли был монахом необычным. Он выступал за равенство и братство людей, против сословности и власти денег. Его библией стала книга Томмазо Кампанеллы «Город Солнца». Миссон также был личностью незаурядной: хорошо подготовленный моряк, окончивший военную академию. Он знал античность, историю демократий Древней Греции и Рима.

Чтобы не разлучаться с Миссоном, Караксиоли сбросил монашескую рясу и поступил служить на корабль «Виктуар». Молодые люди поставили перед собой задачу создать общество справедливости и равенства – не больше и не меньше. И сразу же начали пропагандировать свои идеи среди команды.

По приказу короля Людовика XIV «Виктуар» отправился к берегам Северной Америки. Там вместе с французскими флибустьерами моряки сражались против англичан. Схватки были кровавыми. На «Виктуаре» за год-полтора погибло много матросов и почти все офицеры.

На корабле в конце концов осталось всего около восьмидесяти человек. Они и решили создать маленькую плавучую республику, зародыш государства равных.

Общим голосованием Миссон был избран капитаном, а Караксиоли его помощником. Долго спорили, каким должен быть флаг новорождённой республики. Наконец, выступил Караксиоли и сказал: «Меня огорчает, что между вами нет согласия. Мы не пираты. Мы, свободные люди, боремся за право человека жить по законам бога и природы. У нас нет ничего общего с пиратами, кроме того, что мы и они ищем счастья на море». Он предложил белый флаг с изображением Свободы в образе женщины и с надписью «За бога и свободу».

Всей командой решили плыть через Атлантику, мимо мыса Доброй Надежды к островам Индийского океана и там основать свою республику. Во время долгого плавания моряки «Виктуара» могли добывать средства существования, только нападая на встречные корабли. Забирали продовольствие, боеприпасы, ром. Брали, однако, не больше половины, чтобы потерпевшие могли продолжать плавание. Торговые грузы, как правило, не трогали. Золотые и серебряные монеты конфисковывали в казну будущей республики.

У берегов Западной Африки «Виктуар» напал на два голландских корабля. Один из них перевозил негров-рабов. Захватив его, Миссон построил своих людей и обратился к ним с речью. «Вот пример позорных законов и обычаев, против которых мы выступаем, – говорил он. – Разве этих несчастных можно продавать словно скот, только потому, что у них иной цвет кожи, чем у нас? Мы провозглашаем равенство всех людей без исключения. Поэтому я объявляю этих африканцев свободными и призываю всех, друзья мои, обучить их нашему языку, религии, обычаям и искусству мореплавания, дабы они могли зарабатывать на жизнь своим трудом и защищать свои человеческие права».

Негров освободили и одели в одежду убитых голландцев. Восемьдесят африканцев согласно их просьбе высадили на ближайший берег. А одиннадцать захотели остаться на «Виктуаре».

От мыса Доброй Надежды миссоновцы шли уже на двух фрегатах. Вскоре пришлось выдержать трудный бой с двумя английскими кораблями. Один, 32-пушечный «Бижу», был ими захвачен, капитан убит. Узнав от английских моряков, что европейские суда заходят на Коморские острова, решили плыть Мозамбикским проливом к этим островам, чтобы высадить там пленных англичан. По дороге встретили английское судно, которое тонуло. Спасли моряков, высадили всех англичан на остров Анжуан и сами задержались на этом тропическом острове, помогли местной королеве защитить свои владения от султана острова Мохели.

В награду королева разрешила морякам «Виктуара» жениться на местных девушках, предлагала совсем остаться на Анжуане. Но Миссон и Караксиоли по-прежнему мечтали основать Республику равных, а это можно было осуществить, как им казалось, только на Мадагаскаре, где было много пиратских гнёзд и много моряков, которым надоело быть пиратами.

Шёл уже 1694 год. Корабли Миссона с большим количеством раненых встали, наконец, в заливе у берегов северного Мадагаскара. Залив этот и сейчас называется Французским. Миссоновцев теперь было около трёхсот человек, половина из них – чернокожие. Стали строить шалаши, потом и постоянные жилища. У входа в бухту поставили пушки, соорудили небольшой док для ремонта судов.

Некоторые мадагаскарские пираты почти сразу примкнули к прибывшим. Среди них был капитан пиратского шлюпа американец Томас Тью. Он стал одним из руководителей многонациональной общины, которую назвали Либерталией (от латинского слова libertas – свобода). Вскоре поселенцам, которые называли себя либери, т.е. свободные, пришлось пережить тяжёлое испытание. На них напали целых пять португальских военных кораблей.

Однако оборона с моря была уже хорошо организована. Француз-сержант командовал ополчением – сотней африканцев, которых кое-чему успели обучить. Они прикрывали берега от вражеского десанта. Под началом Томаса Тью были английские моряки. С фортов вела огонь артиллерия. Миссон же командовал всеми кораблями поселенцев. Португальцы были отогнаны от колонии.

Но возникла другая проблема. Английские поселенцы приписывали этот успех себе, а французские – себе. Тью заявил, что спор этот можно разрешить только дуэлью. У пиратов, кстати, на борту судна такого рода поединки не допускались, на берегу же были обычным делом. Но тут вмешался Караксиоли. Он сказал: «Братоубийственная борьба ослабит колонию. Предлагаю установить в общине свои законы и выбрать правителя, чтобы избегать подобных ссор и жить в согласии. Это необходимо для людей, у которых враг – весь мир».

На следующий день решено было от каждых десяти поселенцев избрать одного делегата. А те, собравшись вместе, должны были составлять необходимые законы и выработать конституцию Либерталии. Так и поступили. За 15 дней построили дом для общих собраний, где должен был заседать Совет республики. Верховным руководителем и хранителем конституции был избран Миссон. Караксиоли стал государственным секретарём, а Томас Тью – командующим флотом. Срок их полномочий был определён в три года.

Частная собственность отменялась. Внутри общины деньги хождения не имели. Товары делились между всеми, причём у европейцев не было преимуществ перед африканцами или местными жителями, малагасийцами. Ежедневный труд считался обязанностью каждого гражданина, никакого особого вознаграждения за него не полагалось. Нетрудоспособным и старикам оказывалась помощь из общественных фондов.

Колонисты, даже бывшие пираты, стали обрабатывать землю, разводить скот. Томас Тью устраивал своеобразные пиратские вылазки, иногда далёкие. Его интересовали не только необходимые для поселенцев товары. Он стремился освобождать чернокожих невольников, чтобы увеличить население Либерталии.

Мы точно не знаем, как долго просуществовала Либерталия. Больше знаем о том, как она погибла. Однажды Миссон на корабле «Бижу» ушёл в океан на промысел, а Тью на «Виктуаре» отправился на остров Святой Марии на переговоры с английским капитаном Джоном Эйвери, пиратским «губернатором Мадагаскара». Тью предложил Эйвери объединиться с Либерталией, однако тот отказался.

Пока Тью и Эйвери на острове вели беседу за бутылкой рома, налетел шквал, сорвал «Виктуар» с якорей и разбил его о скалы. В эпоху парусного флота такое случалось нередко. В живых остались только те, кто был на суше. Тью нашёл на острове приятеля-англичанина, с уцелевшими товарищами поселился у него и стал ждать появления на «Бижу» Миссона.

Прошло несколько недель. Однажды утром Тью вышел на берег и увидел на якоре вдалеке два шлюпа. От одного сразу же отчалила шестивёсельная лодка. На ней был Миссон. Ступив на берег, он бросился к Тью, они обнялись. «Рухнули наши стремления к счастью, – только и сказал Миссон. – Когда наши большие корабли ушли, два отряда туземцев без всякой нашей вины вырезали колонистов, не разбирая ни возраста, ни пола».

Напали неожиданно, ночью. Караксиоли тоже погиб. Спаслись только те, кто успел добраться до шлюпов, всего сорок пять человек. Видимо, для части малагасийцев все французы были завоевателями. Ещё пятьдесят лет назад французские солдаты захватили юго-восточную часть Мадагаскара; они жгли деревни, уводили жителей в рабство. Позже малагасийцам удалось выбросить их с острова. А может, нападение на колонистов спровоцировали главари пиратов, которым Республика свободы была совсем не нужна.

Тью предлагал всем вместе плыть в Америку, но Миссон захотел вернуться во Францию, повидаться с семьёй. Переходя на другой шлюп, он почему-то передал одному французу, который оставался с Тью, объёмистую рукопись. Оказывается, Миссон писал историю Либерталии. Ну а дальше шлюпы плыли вместе до южной оконечности Африки. И там, у мыса Игольный, во время сильного шторма шлюп, где находился Миссон, затонул. Пятнадцать человек там было, спасти не удалось никого. А рукопись Миссона в конце концов оказалась в Северной Америке.

По приказу короля Людовика XIV «Виктуар» отправился к берегам Северной Америки
В 1724 году в Англии вышла книга Чарльза Джонсона «Всеобщая история пиратов». Там и были помещены записки Миссона о Либерталии с некоторыми дополнениями Джонсона. Эти записки, собственно говоря, и являются единственным дошедшим до нас документом, где упоминается Республика равных.

  • 2381
  • Василий Мицуров
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.