Замок Шереметева

13 января 2012

Печать Печать

В юго-западной части республики Марий Эл, на левой берегу Волги, между старинными городами Козьмодемьянском и Васильсурском приютился посёлок Юрино. В глубине волжского берега, среди убогих юринских строений, можно увидеть таинственный замок, причудливо украшенный зубчатыми башенками, галереями, балкончиками, с неровной рощицей шпилей, дымников и островерхих крыш. Замок, удачно вписанный в окружающий пейзаж – вечнозелёный парк со стройными соснами и кудрявыми берёзами, кажется загадочным пришельцем из другой эпохи.

Замок Шереметева Таинственный замок, причудливо украшенный зубчатыми башенками, галереями, балкончиками, с неровной рощицей шпилей, дымников и островерхих крыш

В далёком прошлом посёлок Юрино назывался селом Архангельским. В петровские времена граф Головин продал село с соседними деревнями известному заводопромышленнику, владыке железного Урала Никите Демидову, а он, в свою очередь, оставил его в наследство сыну Николаю.

В 1812 году село купил внучатый племянник первого русского графа, фельдмаршала петровских времён Бориса Шереметева, Василий, воспетый Байроном за ратную доблесть и проклятый юринскими крепостными за тиранию.

Четыре поколения известнейшей в России фамилии обустраивали в междуречье Волги и Ветлуги своё родовое гнездо. Сюда свозились из Европы редкие собрания картин и книг, музейные ценности, в числе которых – уникальная коллекция личного оружия героя Шипки генерала Скобелева. Многое из стройматериалов, оборудования, инвентаря было родом из Италии, Франции, Финляндии.

В Петербурге шереметевские экспедиторы переваливали заморский груз с кораблей в вагоны железной дороги, доставляя его до Нижнего, откуда на баржах груз спускался по Волге до самого места.

Этим путём были доставлены тёмно-вишнёвые малахитовые колонны для «Восточной комнаты», античные скульптуры с раскопок древней Помпеи, севрский фарфор.

Целые династии мастеровых – каменщиков, плотников, краснодеревщиков – почти сто лет трудились на лесах этого фантастического сооружения. Их имена известны: Балакины, Кочетовы, Беляковы, братья Смысловы. Крепость-дворец и сегодня изумляет изысканностью архитектуры, безупречной работой талантливейших мастеров. Его величают шедевром русского усадебного зодчества второй половины XIX века.

Юринский дворец овеян неведомой таинственностью. Как во всяком «порядочном» замке здесь бродят привидения. Местные жители рассказывают мрачные легенды о владельцах этого края, прозванного когда-то «шереметевской Сибирью», вспоминают тёмные слухи о казематах-лабиринтах, «каменных мешках», в которых помещик замуровывал неугодных работников, о подземных ходах и зарытых сокровищах, тайных винных погребах, в поисках которых немало ломано стен...

В 1874 году началось строительство Юринского каменного замка. Крепостные Шереметева заготовляли древесину, курили смолу, гнали дёготь, жгли уголь. Для обслуживания помещичьих фабрик и заводов были установлены водяные прессы и паровые машины; в усадьбе построен большой скотный двор, а в сосновом парке – пятиэтажная паровая мельница.

Строительство помещичьей усадьбы площадью 60 гектар затянулось на долгие годы. Вокруг воздвигаемого дворца благоустраивали парк и оранжерею. Были разбиты пруды, вольеры для диких животных. На территории находились смотровая башня, церковь, возвышался корпус, вобравший в себя баню и прачечную, а также различные склады и конюшни. Крепостная стена огораживала всю усадьбу.

В замке были созданы замечательные по красоте и убранству комнаты. Каждая из них имела своё специальное назначение. По интерьеру, по великолепной отделке можно было определить, для чего они служили. В северной части замка располагалась комната, называемая кабинетом Скобелева, где размещалась богатейшая коллекция оружия разных эпох. В Восточной комнате стояли малахитовые колонны, а роспись плафона, керамические решётки окон и вся отделка помещения исполнены в восточном персидском стиле.

Из Восточной комнаты дверь вела в библиотеку, через которую можно пройти в кабинет владельца замка или так называемую «Дубовую комнату», где потолок, косяки и двери были выполнены из дуба. Отворив боковую дверь дубовой комнаты, можно было подняться по очень крутой винтовой лестнице на третий этаж-здесь находились детские комнаты, зал для спортивных игр и детских забав. На первом этаже находились спальные комнаты для гостей, господская спальня и просторная ванная комната (ремонт ванной комнаты). В западном крыле первого этажа были устроены квартиры прислуги.

Первый строитель усадьбы Василий Петрович Шереметев умер в 1893 году, его супруга Ольга Дмитриевна в 1898 году, их сын Пётр Васильевич, недолго владевший усадьбой, скончался в 1916 году. Вот на этом и завершилась вековая история четырёх поколений юринских помещиков Шереметевых.

С 1918 года их дворец стал служить Советской власти. В первые годы в нём разместились Народный дом и школа-коммуна. С 1932 года здание использовалось как сезонный дом отдыха трудящихся. В те времена в «Большой гостиной» ещё пылали люстры богемского стекла, чучела огромных медведей встречали гостей на ступенях экзотического зимнего сада, играл оркестр, и отдыхающие белыми стаями кружили в аллеях, вымощенных кирпичом. В Великую Отечественную в помещениях старинной усадьбы нашли кров, свет и тепло семьи эвакуированных из Москвы и Ленинграда.

В тридцатые годы, в отсутствие хозяина, пострадал не столько дворец, сколько приусадебный Михаило-Архангельский храм, построенный на средства Шереметевых и народные деньги в 1869-1889 гг. Девятиглавый храм выглядел величественно и торжественно. Преобладание двух цветов – красного и белого – придавало нарядность и праздничность всему сооружению. Стены и своды храма были расписаны нижегородскими и владимирскими мастерами. При храме был погост. В специальном склепе были погребены последние владельцы усадьбы и замка.

В годы борьбы с религиозной пропагандой храм был закрыт и подвергся разорению. Сброшены колокола, сняты кресты, замазана роспись интерьеров. Церковь переоборудована под кинотеатр и клуб.

Юринский дворец медленно приходил в упадок. Многочисленные арендаторы по равнодушию, невежеству и халатности довели замок до бедственного состояния. Особенно досталось историко-архитектурному памятнику в 80-е годы XX столетия, когда он находился в ведении Марийского облсовпрофа, расквартировавшего в нём турбазу «Ветлуга». Варварское отношение временных обитателей расшатало могучее, рассчитанное на века здоровье замка. В конце концов он был просто брошен на произвол судьбы.

По словам журналиста газеты «Труд» Е. Ухова, побывавшего в Юрино в 1983 году, на центральной двери бывшего дворца висела табличка «Не входить! Опасно для жизни!» К парадной лестнице, в кромешной темноте, действительно не без риска для жизни, можно было пробраться по грудам какого-то хлама. Под крышей обитали летучие мыши. В пустых залах всюду ещё можно было увидеть следы былого великолепия, бесценной ручной работы. То инкрустированный цветной пол с затейливыми арабскими знаками, то навесной дубовый потолок, расписной плафон, лепную решётку...

Под ногами скрипело стекло витражей и зеркал, обрывались ступеньки, приходилось шагать по торосам мусора, мебельного лома, продираться через разбитые в щепу филёнки резных дверей. Дворец выглядел, как потерпевший крушение корабль, покинутый командой, израненный и отданный на растерзание стихии.

От местных жителей Е. Ухов узнал о ночных явлениях призрака. Загадочная женщина, не то монахиня, не то наложница графа, является якобы в окне «Восточной комнаты» при закатном освещении. В самом деле, нет замка без чудес, и журналист решил развеять собственные сомнения на этот счёт.

Он вспоминал: «Я сделал всё, как меня учили, пробрался в «Дубовый кабинет», дождался последнего луча, взглянул в окошко напротив... и увидел призрачный силуэт. Чем внимательнее вглядывался, тем яснее различал иконный наклон головы, жёлтый овал лица в белом обрамлении... Уже на улице попытался найти объяснение оптическому фокусу. Вероятно, в стекле отражался фигурный наличник кабинета, а остатки цветного витража оживляли изображение – остальное подсказывала собственная фантазия».

Целые династии мастеровых – каменщиков, плотников, краснодеревщиков – почти сто лет трудились на лесах этого фантастического сооружения
В 1989 году по просьбе жителей Юринского района Михаило-Ар-хангельский храм был возвращён верующим. 19 ноября 1991 году на главный купол был возведён большой крест, а 8 августа 1996 года состоялось освящение храма епископом Йошкар-Олинским и Марийским Иоанном. Наконец, начались реставрационные работы и в Шереметевском дворце. Сейчас, после работы реставраторов, он выглядит очень нарядно.

  • 3065
  • Ирина Стрекалова
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.