Русская Америка

9 января 2012

Печать Печать

В детстве и юности мы зачитывались романами Ф. Купера, Т. Майн-Рида, Г. Эмара. В России не нашлось писателей, которые сталь же романтично описали бы освоение новых земель. Замечательные романы Н. Задорнова, И. Крапа и других всё-таки больше исторические, чем приключенческо-романтические. Однако освоение новых территорий Российской Америки было не менее романтичным, чем в романах Ф. Купера.

Русская Америка «Тем купцам, которые шалить будут по островам, запретить туда ездить и ни к какому торгу не допустить»
Впрочем, «романтичным» – не слишком точно. В этом слове – этакий флёр «красивых» переживаний. Форт, который осаждают «плохие» индейцы, юные женщины в форте, ждущие спасения. В российских поселениях Америки тоже имелись форты, жилые дома. Была необходимость ходить по лесам – охотиться. Были и женщины, которые тоже ждали спасения от индейцев. Были и кровавые стычки с этими индейцами.

Посмотрим на карту «Шелехова странствования», вошедшую в книгу о путешествиях русского купца Григория Шелехова, изданную в 1793 году. На ней обозначены многие российские поселения, появившиеся на американском континенте к тому времени. Что же представляло собой такое поселение в далёкой чужой стране?

Вот что записал во время одного из путешествий Джеймс Кук в своём дневнике (запись от 23 октября 1778 года): «Селение состоит из одного жилого дома и двух складов; кроме русских там живут камчадалы и туземцы в качестве слуг или рабов русских людей. В этом же месте проживают и другие туземцы, видимо, независимые от русских. Все те туземцы, которые принадлежат русским, – мужчины, их русские взяли или купили у их родителей, должно быть, ещё в детском возрасте. Там было примерно 20 туземцев. Все люди жили в одном и том же доме: русские в верхней его части, камчадалы посредине, туземцы в нижней, где был установлен большой котёл для варки пищи, состоящей преимущественно из того, что даёт море, с добавлением диких кореньев и ягод».

Следует сказать, что в то время, о котором идёт речь, в России было крепостное право, а в англоязычных североамериканских штатах процветало рабовладение. Поэтому Джеймс Кук всё увиденное описывал с позиций своих представлений о взаимоотношениях с туземцами. В этих представлениях не было понятия «права человека».

Когда же это поселение возникло? Если индейцев «купили у их родителей в детском возрасте», а ко времени описания Джеймсом Куком все они были уже взрослыми мужчинами, то сделка с их родителями состоялась лет 20 назад. То есть селение на этом американском берегу появилось в 50-е годы XVIII века. Действительно, у Кука имеется ещё одно замечание: «Все эти меховщики время от времени сменяются. Те, с которыми мы встретились, пришли сюда из Охотска в 1776 году и должны туда возвратиться в 1781 году». Похоже на современный вахтовый метод. Только растянутый во времени. Каждая «вахта» примерно пять лет. Получается, что сделанные выше оценки справедливы: заселение американских побережий происходило в давние времена. Обратимся опять к свидетельству Дж. Кука.

«Русские живут на всех главных островах между Уналашкой и Камчаткой, – пишет великий мореплаватель. – Я не спрашивал их, когда они впервые осели на Уналашке и соседних островах, но, судя по тому, в какой зависимости от них находятся индейцы, можно предположить, что произошло это довольно давно».

Мы всё время ссылаемся на Дж. Кука, поскольку это независимый источник. Описания российских поселений в Америке имеются также и в российских источниках, например, в уже упоминавшейся книге Григория Шелехова. Но английский мореплаватель, естественно, не являлся патриотом России, поэтому его мнение можно считать довольно объективным. Какие же взаимоотношения были у русских поселенцев с индейцами? Чем именно они определялись? Здесь имеется интереснейший документ, который считается принадлежавшим Екатерине Второй. Он был написан примерно в апреле – августе 1778 года и напоминал напутствие русским торговым и промышленным людям в Северной Америке:

«Тем купцам, которые шелить (т. е., конечно, – шалить, но именно так в документе – А.Б.) будут по островам, запретить туда ездить и ни к какому торгу не допустить». Получается, что со стороны государства Российского взгляд на взаимоотношения с индейцами был весьма строгим. И указания всё-таки выполнялись.

Здесь, видимо, следует напомнить читателям малоизвестные сведения. Дети индейцев, которые так или иначе попадали в русские поселения, учились грамоте. Самые способные отправлялись учиться дальше, в метрополию. Мальчик-индеец, который воспитывался у Баранова – «правителя всея Российской Америки» (так его называли), закончил впоследствии в Санкт-Петербурге навигационную школу, а это, по тем временам, очень высокий уровень образования.

Неужели отношения между коренным населением и пришлыми русскими складывались столь безоблачно? Конечно же, нет. Индейские племена очень отличались одно от другого. И некоторым совсем не нравились белые пришельцы. Как известно, первая столица Российской Америки была практически полностью разрушена индейцами. И окончательная столица – Ново-Архангельск (ныне американский город Ситка) – была затем построена как хорошо укреплённая крепость. Да и все поселения строились с оборонительными сооружениями.

Но опять обратимся к свидетельству Джеймса Кука: «Здесь уместно кое-что сообщить о туземцах: они, по всем признакам, самые мирные и спокойные люди из всех мне известных, а честность их может служить образцом для более цивилизованных народов земного шара. Но, судя по тому, что я видел у других народов, не состоящих в сношениях с русскими, я склонен думать, что эти качества отнюдь не природные, и я полагаю, что обладают они ими благодаря общению с русскими».

То есть русские поселенцы вовремя поняли, что лучше быть в хороших отношениях с местным населением, чем враждовать с ним. Поселенцы, прибыв в Америку, занимались охотой, преимущественно морской, ради ценной пушнины, и обеспечивали себя пропитанием, хотя бы по минимуму (лесные коренья и ягоды). Конечно, такая пища была неполноценной. Но впоследствии, благодаря энергии и настойчивости правителя Баранова, по согласованию с испанцами, была организована в Калифорнии российская колония «Форт Росс», которая смогла обеспечивать хлебом все более северные поселения. Да и диковинные тропические фрукты появились в этих поселениях, поскольку Баранов смог наладить торговые отношения с некоторыми островными государствами Тихого океана.

Но, как говорится, если хочешь мира – готовься к войне. Российские поселенцы были готовы «брать на свой кошт» вооружённых солдат из метрополии. В годы, о которых идёт речь, они просили через Комиссию о коммерции в Санкт-Петербурге «о снабжении воинскою командою, артиллеристами и оружейными мастерами» для защиты от неприятеля.
«Здесь уместно кое-что сообщить о туземцах: они, по всем признакам, самые мирные и спокойные люди из всех мне известных, а честность их может служить образцом для более цивилизованных народов земного шара…»
В докладе этой комиссии, представленном впоследствии императрице, есть одна очень интересная фраза о других державах, интересующихся американскими территориями, уже занятыми Россией. Речь шла о державах, «делающих для присвоения сих стран разные покушения со времён путешествия английского капитана Кука». Получается, что российские аналитики того времени всё прекрасно понимали. К сожалению, времена мало меняются – к мнению аналитиков, как сейчас, так и тогда, мало прислушивались.

Результат этого невнимательного отношения к мнению разумных специалистов хорошо известен. Родина продала своих подданных в Российской Америке за $7,2 млн – как самих людей, так и их поселения, и мечты о будущем в новой стране.

  • 1415
  • Антон Бельский
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.