Лютая дворянка

25 декабря 2011

Печать Печать

Дарья Николаевна Салтыкова (1730 – 1801, в девичестве Иванова) появилась на свет в семье столбового дворянина Николая Иванова. Среди её родственников числились такие известные фамилии, как Строгановы, Толстые и Мусины-Пушкины, а её родной дед (Автоном Иванов) был вельможей при царице Софье и при Петре I. В своё время она вышла замуж за офицера лейб-гвардии Глеба Алексеевича Салтыкова, но муж скоро умер, оставив 26-летнюю женщину вдовой с двумя сыновьями, которых при рождении записали в тот же гвардейский полк.

Лютая дворянка Салтыкова запросто могла облить жертву кипятком или опалить ей волосы пылающей головешкой из печи

И вот здесь проявился своенравный характер Дарьи Салтыковой, которую крестьяне и соседи прозвали Салтычихой. То ли от горя, то ли по другой причине, но вдова стала издеваться над своими дворовыми людьми. И это в Москве, а не в какой-нибудь отдалённой губернии! Её дом находился в центре города на углу улиц Большая Лубянка и Кузнецкий Мост. Интересно, что на месте её дома позднее, уже в XX веке, находилось здание НКВД.

В распоряжении Салтычихи сразу оказались более полутысячи крестьян в усадьбах Костромской, Вологодской и Московской губерний. И примерно через год после смерти мужа она стала регулярно избивать свою прислугу.

Поводом для наказания становились придирки к их работе. Издевательства начинались с банального выговора, после чего в ход шли любые увесистые предметы обихода: кочерга, скалка, метла, сковорода. Но на этом Салтычиха не останавливалась – это была лишь прелюдия перед лютой карой.

После девицу передавали конюхам и дворовым мужикам, которые от всей души пороли провинившуюся на конюшне, нередко такая порка заканчивалась смертью. Салтыкова запросто могла облить жертву кипятком или опалить ей волосы пылающей головешкой из печи. Для наказания непослушных использовались горячие щипцы для завивки волос.

ИЗОЩРЁННЫЙ САДИЗМ

Вскоре такое времяпрепровождение стало своеобразным развлечением для Салтыковой. Она таскала людей за волосы и била головой о каменную печь или камин. Многие крепостные после таких экзекуций умирали в страшных муках. Других провинившихся крестьян она морила голодом и привязывала голыми к забору на сильном морозе. А ещё у Салтыковой была привычка разбивать влюблённые пары, не допуская их под венец. Видимо, чужое счастье расстраивало её.

Историки описывают случай, когда от действий Салтыковой пострадал землемер Николай Тютчев (родной дед поэта Фёдора Тютчева). Некогда Н. Тютчев ходил в любовниках Салтыковой, но затем переключил своё внимание на молодую девицу Панютину. Тогда Салтыкова ополчилась на всю семью Панютиных, приказав своим крепостным сжечь дотла их дом. А когда молодожёны отправились в усадьбу Тютчевых, она велела своим людям догнать и прикончить парочку. К счастью, крестьяне убоялись греха и сообщили о намерениях хозяйки Тютчеву. Это и спасло молодую пару.

Жаловались на помещицу часто и много, но её принадлежность к знатному дворянскому роду и, естественно, наличие связей во властных кругах делали эти жалобы бессмысленными. И, как следствие, жалобщиков самих наказывали батогами, а то и в Сибирь на каторгу посылали. Как и сейчас, чиновники часто подкупались, и делу Салтыковой не давали хода. Лишь каким-то чудом жалобы двух крестьян (Савелия Мартынова и Ермолая Ильина) попали на стол императрицы. Похоже, что царица воспользовалась этим удобным случаем, чтобы в начале своего царствования (вступила на престол в 1762 году) показать миру и своим подданным, что теперь в России, как и в Европе, будет править только закон, а не прихоть знати, и наказала садистку.

СУД ДА ДЕЛО

Делу дали ход. За него взялась специальная московская комиссия, а следствие велось целых шесть лет. Среди следователей был надворный советник князь Дмитрий Цицианов, который по своему статусу ни в чём не уступал помещице Салтыковой. Комиссия дотошно проверила все учётные книги Салтыковой, что сразу же выявило группу лиц, получавших от Салтычихи мзду. А по учётной книге регистрации крепостных крестьян чиновники поняли, о каком количестве замученных крестьян может идти речь. Петля вокруг Салтыковой сжималась. Многие записи признали поддельными или недействительными. Нашли записи, по которым молодая крепостная девушка поступала на службу к Салтыковой, а через несколько недель внезапно умирала. К примеру, от побоев умерли все три жены жалобщика Ермолая Ильина (конюх Салтыковой).

Некоторые крестьяне (судя по записям в учётной книге) бесследно исчезали в своих деревнях, принадлежавших помещице. К властям обращались в разное время более двадцати крепостных Салтыковой, но всех их возвращали помещице, после чего некоторые умирали, а жизнь остальных превращалась в бесконечный кошмар. Салтыкова самостоятельно вершила над ними суд.

Вскоре власти решили взять Салтыкову под арест. Признать вину Салтыкову уговаривал священник Дмитрий Васильев, но она стояла на своём: «Мои люди, что хочу, то и творю».

Потом был проведён полный обыск в московском доме Салтыковой с опросом свидетелей. Обнаружили бухгалтерские книги, содержавшие перечень мздоимцев-чиновников московской администрации, а опрошенные рассказали об убийствах, сообщили даты и имена убитых, указали потайные захоронения жертв дворянки.

Суд продолжался больше трёх лет. Он признал обвиняемую «виновной без снисхождения» в 38 доказанных убийствах и пытках дворовых людей. Но сенаторы не вынесли своего приговора, переложив эту честь на царицу Екатерину II.

Императрица же 2 октября 1768 года постановила «Салтыкову Дарью Николаевну приговорить:

  • к лишению дворянского звания;
  • к пожизненному запрету именоваться родом отца или мужа;
  • к отбыванию в течение часа особого «поносительного зрелища», в ходе которого осуждённой надлежало простоять на эшафоте прикованной к столбу с надписью над головой «мучительница и душегубица»;
  • к пожизненному заключению в подземной тюрьме без света и человеческого общения».
Наказание осуждённой Салтыковой было исполнено 17 октября 1801 года на Красной площади.

Для неё приготовили особую камеру. Потолок каморки не превышал двух метров (натяжные потолки новороссийск), она полностью находилась ниже уровня земли, что исключало попадание дневного света. Узница содержалась в темноте, лишь на время трапезы ей давали огарок. Салтыковой не дозволяли прогулки, ей запретили получать и посылать почту. По церковным праздникам её выводили из тюрьмы к маленькому окну в стене храма, где она слушала литургию. Жёсткий режим содержания длился 11 лет. Потом осуждённую перевели в пристройку к храму с оконцем.

Посетителям разрешили смотреть в окно и разговаривать с узницей. Салтыкова, когда у окошечка собирались люди, ругалась, плевалась и совала палку сквозь решётку. Она провела так 33 года. Умерла Дарья Салтыкова 27 ноября 1801 года. Её похоронили на кладбище Донского монастыря.

  • 4009
  • Виктор Жаров
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.