Незнакомый Ньютон

25 декабря 2011

Печать Печать

Гениальный английский физик, математик и астроном Исаак Ньютон (1642 – 1727) сформулировал три основных закона классической механики, открыл закон всемирного тяготения и разработал закономерности движения небесных тел в Солнечной системе, заложив тем самым основы небесной механики. Ньютон значительно усовершенствовал методы математических вычислений, открыл наряду с Лейбницем дифференциальное и интегральное исчисления. Он выполнил ряд интереснейших работ по оптике, положил начало современной спектроскопии, создал первые зеркальные телескопы. И это ещё далеко не все его великие свершения.

Незнакомый Ньютон Ньютон около тридцати лет своей жизни отдал алхимии и поискам философского камня, способного превратить любой металл в золото
Однако мало кто знает, что Ньютон около тридцати лет своей жизни отдал алхимии и поискам философского камня, способного превратить любой металл в золото. Вторая половина XVII – начало XVIII века были годами расцвета алхимической науки. В колледже Святой Троицы в Кембридже, где Ньютон учился, а потом много лет был профессором математики, существовала неплохая химическая лаборатория.

Его старшие коллеги, профессора Рей и Барроу, приобщили Ньютона к химическим, вернее, к алхимическим занятиям. Он проштудировал по алхимии всё, что только мог достать. В его библиотеке и сейчас хранятся эти труды. Некоторые из них переписаны рукой самого Ньютона. Страницы все в пятнах от реактивов, края их кое-где обгорели. Ньютон сутками возился с тиглями, стоял у горна, вновь и вновь смешивая разные порошки и растворы...

В XIX веке случайно был найден целый сундук с его записями той поры. Американская исследовательница Доббс сумела прочесть часть этих материалов и выяснила, что Ньютон, занимаясь поисками философского камня, искал также способы извлечения «ртути металлов».

В средние века знали лишь семь металлов: золото, серебро, железо, медь, олово, свинец и ртуть. Первые шесть, как известно, можно расплавить и, как считали тогда, получить их первичную сущность, абстрактную «философскую ртуть», отличную от обычной ртути. В металлической руде всегда имеются примеси; они и сбивали с толку тогдашних химиков и металлургов. Те не хотели видеть просто расплавленный металл, а искали какую-то «философскую ртуть».

Когда нагревали какой-либо металл вместе с хлоридом ртути, шла реакция замещения, получался хлорид этого металла, а свободная ртуть стекала на дно тигля. Её долгое время считали «ртутью» этого металла. Примерно так рассуждал и Ньютон. История с «философской ртутью» наглядно показывает, как мучительно трудно бывает впервые добраться до истины, которая сегодня нам кажется очевидной.

Ньютон рано поседел. Периодически он очень страдал от отравлений химическими веществами, особенно ртутью, но вопреки всему продолжал свои опыты. Само по себе золото его мало интересовало. Однако считалось, что философский камень может дать бессмертие, а главное, что с его помощью можно будет добраться до понимания фундаментальных связей и закономерностей вещества. Ради этого стоило сутками не покидать лаборатории. Время от времени Ньютону казалось, что он уже получил, наконец, то, что искал. Однажды он записывает в свою лабораторную тетрадь: «Видел философский камень!» Но больше подобных записей не встречается...

Алхимия стала интеллектуальной эпидемией XVII века. Англичане завидовали голландцам, считая, что тем уже удалось получить философский камень, голландцы – итальянцам. Итальянцы же думали, что истинный секрет знают лишь англичане. Всем им завидовали немцы. Кстати, секретарём тайного общества по изготовлению золота в Нюрнберге был знаменитый учёный Готфрид Лейбниц.

Иногда Ньютон начинает сомневаться в целесообразности своих поисков. В августе 1692 года он пишет философу Джону Локку, что ни один из тех, кто заявил о том, что получил в тигле золото, не стал богачом. Более того, ни у кого из них не оказалось денег даже на продолжение своих опытов.

Английский учёный лорд Кейн, много работавший с рукописями Ньютона, как-то заметил, что тот был не столько первым рационалистом Нового времени, сколько последним магом средневековья, который не переставал удивляться загадкам природы.

У Ньютона было ещё одно увлечение, отнимавшее у него, как и алхимические опыты, немало времени. На протяжении многих лет он занимался анализом текстов Библии. Когда биографы Ньютона упоминают об этом, они стыдливо замечают, что эти занятая были для него лишь отдыхом от проблем физики и математики, так сказать, игрой для гениального ума. Но это не совсем так. В библиотеке Ньютона много богословских книг; объём его рукописей, связанных с Библией и с библейской историей, также очень значителен.

По убеждению Ньютона, единственно истинной была древняя религия времён Ноя, когда поклонялись единому Богу, творцу всего сущего, и молились в храмах, в центре которых пылал огонь – символ гелиоцентрической Вселенной. Когда же произошло расселение народов, истинная религия, по мнению Ньютона, была искажена. Многие народы стали отождествлять с богами своих царей и героев, возникло многобожие. Особенный вред в этом отношении нанесло появление системы мира Птолемея, где в центр мироздания была поставлена Земля.

Ньютон утверждал, что истинная религия открывается людям через изучение природы. Инструмент познания всего сущего, а значит и Божественного промысла – это наука. Вселенная – вот истинный храм Бога. Исследуя природу, человек познает безграничную мудрость Творца, а постигая смысл библейских пророчеств, узнаёт о намерениях Бога относительно будущего человечества.

Ньютон занимался и древней историей. Он стремился увязать светскую и библейскую историю, беря за основу Библию. Для этого ему, к примеру, пришлось «укоротить» историю Древнего Египта. Делал он это весьма своеобразно. Многих царей, имевших одно имя, считал за одного, который якобы правил не более 18-20 лет. Таким образом, по Ньютону, египетское государство появлялось на исторической арене только в XI веке до н. э., тогда как по современным представлениям Верхний и Нижний Египет были объединены в одно государство в начале третьего тысячелетия до н. э. Разница получается в двадцать веков.

Но, даже ошибаясь, Ньютон сумел проявить себя новатором и здесь, на ниве исторической хронологии. При установлении дат исторических событий он первым использовал данные астрономии, сократил явно раздутые сроки мифических царствований некоторых фараонов, сблизил сходные мифы и обратил внимание на близость некоторых культур и культов.

Ньютон считал, что Бог, создав Вселенную, после акта творения мало вмешивается в её дела. Мироздание подчиняется естественному ходу вещей и определённым законам. Он постоянно восхищался величием Бога-творца, чудом дел Господних. Луна, например, писал он, вращается вокруг Земли со скоростью, которая не даёт ей возможности упасть на Землю, а, с другой стороны, Луна не может вообще оторваться от Земли. Разве это не чудо?

Вместе с тем Ньютон полагал, что с течением времени во вращении Земли вокруг Солнца накапливается ошибка – и Богу приходится периодически «вносить поправку», корректировать это движение, чтобы планета не ушла с предсказанной ей орбиты. Это утверждение Ньютона вызвало резкий отпор Лейбница, заявившего, что идея Ньютона, будто Творцу приходится постоянно подправлять Вселенную, богохульна. Разве всемогущий Господь не мог сразу создать абсолютно совершенную Вселенную?

Ньютон не публиковал своих богословских сочинений, они увидели свет лишь после его смерти. Публично посягать на догматы церкви было опасно даже для него. Мы знаем теперь, что Ньютон был одним из виднейших представителей английской реформации. Вокруг него сложился богословский кружок, из которого вышли потом некоторые видные деятели этого религиозного движения. Сам же Ньютон был в достаточной степени осторожен, чтобы напрямую не связывать своё имя с «еретическими» учениями. К счастью, он не подвергся религиозным преследованиям. Объясняется это, видимо, тем, что о его «еретических» взглядах стало известно довольно поздно, когда он был уже очень стар и очень знаменит.

Нашему читателю будет интересно узнать, что у Ньютона были связи с Россией. В январе и апреле 1698 года молодой Пётр Первый несколько раз посетил Лондонский Монетный двор, а Ньютон был в то время его смотрителем. Вероятно, Пётр и Ньютон не раз встречались. В 1713 году Ньютон выпускает второе издание своего главного труда – «Математические начала натуральной философии». Сохранился список рассылки авторских экземпляров этой книги. Первым в этом списке стоит имя царя Петра.
Система мира, созданная им, оказалась той отправной точкой, от которой, в сущности, и началось поступательное движение современной науки
Уже после смерти Петра Первого по его замыслу в Петербурге начинает работать Академия наук. 2 марта 1727 года, незадолго до своей кончины, Ньютон проводит заседание Лондонского Королевского общества, где обсуждается обращение Петербургской академии. Новая академия наук приветствует Ньютона и членов Королевского научного общества. В письме выражается надежда, что между научными центрами двух стран наладятся регулярные связи. Члены Петербургской академии пишут, что хотели бы представлять свои доклады Королевскому обществу как «первому обществу такого рода, которое даёт рост всем остальным» и получать от него оценку своим научным трудам. В ответ на это обращение Королевское общество приняло решение тесно сотрудничать с Петербургской академией.

К концу жизни Ньютон охватил всю физику и механику, внёс свой вклад в учения о теплоте, свете и звуке, высказал ряд блестящих идей в области электрических и магнитных явлений. Система мира, созданная им, оказалась той отправной точкой, от которой, в сущности, и началось поступательное движение современной науки.

Исаак Ньютон вышел далеко за пределы своей эпохи и в то же время оставался сыном своего века. Его алхимические опыты и богословские изыскания свидетельствуют о многогранности его личности, о широте интересов этого удивительного человека.

  • 1573
  • Василий Мицуров
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.