Тайна операции «Минсмит»

25 декабря 2011

Печать Печать

Минсмит» – малоизвестная операция времён Второй мировой войны. Однако она вошла в большинство специальных учебников, справочников, энциклопедий, посвящённых истории шпионажа как торжество британской разведки и как несмываемый позор контрразведывательных служб Третьего рейха.

Тайна операции «Минсмит» Мог ли столь опытный разведчик, полновластный и строгий хозяин Абвера, легендарный Вильгельм Франц Канарис не предположить, что ему подсунули «дезу»

Англичане захлёбываются, расписывая свою удачу. И действительно, для этого есть все основания. Эта их операция по дезинформации геpманского Генерального штаба значительно облегчила высадку союзников на Сицилии. И когда фюрер понял, что англичане обвели его вокруг пальца, заставив передислоцировать из южной Италии в Грецию боевые части Роммеля, грозная тень пала на Абвер и внешнюю разведку РСХА, возглавляемую блестящим аналитиком Вальтером Шелленбергом.

Фюрер ругался как извозчик. А рейхсфюрер Гиммлер дрожал как осиновый лист и в то же время втайне надеялся, что Абвер расформируют и вся разведка рейха окажется в его руках.

Анализируя сегодня операцию «Минсмит», трудно поверить, что далеко не столь изощрённая и искусная британская Морская разведывательная служба столь легко и красиво провела таких легендарных асов международного шпионажа, как Вальтер Шелленберг и руководитель Абвера адмирал Канарис.

Существуют разные версии столь феноменального провала немцев. Но поскольку участников операции в живых уже почти не осталось, то знать, как всё происходило на самом деле, может только Господь бог. А нам, смертным историкам, остаётся довольствоваться лишь версиями прошедших событий. И плодить новые их варианты.

Итак, что же произошло накануне вторжения союзнических войск на континент? Всё началось с того, что в одно прекрасное апрельское утро на прибрежном песке возле небольшого испанского городка Уэльва, расположенного на берегу Атлантического океана, был обнаружен труп английского офицера в спасательном жилете британских ВВС. Металлическим наручником к его руке был пристёгнут портфель, в котором оказались различные документы, удостоверение личности капитана Королевской морской пехоты Уильяма Мартина, фотография его девушки, её письма и даже билеты в театр. Из бумаг было ясно, что погибший направлялся на самолёте из Англии в штаб союзников в Северной Африке.

Испания – страна, наводнённая в то время бесчисленными шпионами, старалась дружить и с немцами, и с англичанами. Когда местная полиция сообщила о находке английскому консулу, тот поблагодарил и спросил, были ли с утопленником какие-либо документы. Ему сказали, что – да. Есть портфель с документами. Однако вместо того, чтобы потребовать от полицейских опечатать портфель, он предложил сделать опись документов, что показалось комиссару полиции довольно странным. Консул пообещал в ближайшие часы забрать труп и документы, но на удивление совершенно не спешил это сделать. Тем временем весть о странном утопленнике разнеслась по Уэльве.

Этого было достаточно, чтобы люди, работающие на Абвер, нашли возможность перефотографировать все документы из портфеля мёртвого британского офицера и срочно переправить в Берлин. Благо предусмотрительный Канарис имел своих людей на всём побережье. В их задачу обычно входило ловить в океане рыбу и фиксировать передвижение кораблей союзников. За информацией к ним заезжали агенты-маршрутники. И в результате Абвер имел точные сведения о британских кораблях и субмаринах, иногда всплывавших на свет божий из глубин Атлантики. Все данные прибрежной агентуры успешно использовались немецким командованием.

Фотокопии полученных документов поразили руководителя военной разведки рейха адмирала Канариса. В портфеле оказалось конфиденциальное письмо, в котором начальник британского Генерального штаба сообщал командующему армией генералу Александеру о возможной высадке Эйзенхауэра на Сардинии. То есть речь идёт о десантировании союзнических войск не на побережье Италии, как этого требовал здравый смысл и как ожидали генералы вермахта, а на побережье Греции.

И тут возникает вопрос: мог ли столь опытный разведчик, полновластный и строгий хозяин Абвера, легендарный Вильгельм Франц Канарис не предположить, что ему подсунули «дезу». И сто раз всё не перепроверить. Ему ли было не знать, что такие удачи, как это столь важное для германского генералитета письмо из таинственного портфеля, найденного на пляже вместе с утопленником, бывают только во сне или в шпионских романах... Ну разве не сказка, рассказанная на Рождество? Все немецкие разведслужбы нацелены на поиск информации о месте высадки союзников. И вот – пожалуйста. Получите: труп британского офицера на берегу с портфелем, полным конфиденциальных документов! Невероятно!

Странное поведение англичан – портфель офицера со столь важными документами лежит без присмотра в полицейском участке – совсем не насторожило Канариса. Ничего серьёзно не перепроверяя, он передаёт фотокопии документов в генеральный штаб Кейтелю. А оттуда они, естественно, попадают на стол фюрера. И вождь принимает судьбоносное решение о передислокации частей Роммеля из Италии на греческое побережье... А это существенно ослабляло оборону Сицилии. Согласно приказу Генштаба остров покинули и основные боевые корабли. Разве не об этом мечтали британцы?
«Непостижимо! Как это всё понимать?» – ломали головы над поступком Канариса рейхсфюрер и Шелленберг. Измена? Вот он прекрасный случай свалить адмирала и забрать всю германскую разведку под крыло СС. Они-то считали письмо фальшивкой. Но, увы, увы, – прямых доказательств пока не имели.

Прежде чем идти к фюреру с доносом на Канариса, осторожный Гиммлер просчитывал и просчитывал ситуацию. Он понимал: объявлять документ фальшивкой надо было вчера. Но у него не было для этого достаточных доказательств. Очевидно, что в такой ситуации интуиция и подозрения даже столь уважаемых специалистов из РСХА для фюрера не аргумент. Тем более, приказ уже подписан, и началось перемещение войск.

Правда, утром Шелленберг показал рейхсфюреру странную радиограмму, только что доставленную из службы радиоперехвата. Но прямых доказательств, что она связана с этим письмом из портфеля англичанина, всё-таки не было. Радиограмма, по мнению перехвативших её людей, адресовалась ни много, ни мало премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю. В ней было всего два слова: «Фарш проглочен». И всё.

Интуиция подсказывала, что это, скорее всего, разработчики «дезы» информируют руководство, что документ попал по назначению, и немцы заглотили наживку. В общем, как говорится, полный облом. Шелленбергу даже пришло в голову: уж не ориентированный ли на Британию Канарис через своих людей информировал Черчилля об успешном исходе операции? Но бригаденфюрер тут же отбрасывает эту мысль. И даже не высказывает своего подозрения в разговоре с рейхсфюрером, с которым у него были дружеские отношения, и они часто обменивались своими сомнениями по поводу коллег. Зачем травить душу старшему по званию? К тому же Шелленберг всегда симпатизировал Канарису.

Сомнения и сомнения мучили эсэсовских сыскарей. А тут ещё так и не принявший пока окончательного решения по «дезе» Гиммлер, прибыв по вызову в ставку фюрера, стал свидетелем отвратительной сцены, когда Гитлер кричал на адмирала Дёница, только что вернувшегося из Италии и заявившего, что дуче считает, будто удар союзников будет нанесён всё-таки по Сицилии, и просит оставить там флот. Вот и сунься к вождю под горячую руку! После Сталинграда фюрер стал ещё более нервным, более подозрительным к своему окружению. Перестал доверять многим генералам.

Рейхсфюрер понимал: если он сообщит фюреру, что Канарис подсунул ему очевидную «дезу», не повернёт ли он тем самым гнев вождя на себя? Где, спрашивается, было Главное имперское управление безопасности РСХА? Главное око Рейха! И не полетят ли тогда вслед за Канарисом головы рейхсфюрера и Шелленберга? Это был серьёзный довод остыть и положиться на волю судьбы: а вдруг всё-таки, несмотря на их сомнения, это письмо – документ подлинный.

В общем, рейхсфюрер Генрих Гиммлер и начальник 6-го управления РСХА Вальтер Шелленберг поступили мудро: приняли обет молчания. Легли на дно. И будь что будет... А как можно иначе объяснить, что столь великие мастера сыска из РСХА не разглядели подвоха, не докопались до истины и своевременно не удержали фюрера от рокового решения о передислокации войск?!

В итоге союзники высадились на Сицилии, и началось освобождение Италии. Фюрер метал громы и молнии. Канарис был отстранён от руководства Абвером. Вождь упразднил и само это ведомство. И вся разведка оказалось в руках СС. Как и мечтал рейхсфюрер. В феврале 1945 года Канариса арестовали, и самое смешное, что арестовывать адмирала поручили Вальтеру Шелленбергу. В апреле Канариса казнили.

Команда операции «Мясной фарш»
Англичане же после войны во всю расписали, как они ловко провели великих немецких асов сыска: «Результат операции превзошёл все наши самые смелые ожидания. То, что нам удалось растянуть германскую оборону по всей протяжённости Европы, можно считать великим достижением!» А один из разработчиков «Минсмит» выпустил книгу, посвящённую этой операции, для которой придумал достаточно остроумное название – «Человек, которого не было»...

Вот и вся сказка про операцию «Мясной фарш», которая в годы войны стала германской разведке поперёк горла. Почему у неё такое странное название? Потому что именно так переводится с английского «Минсмит».

  • 2946
  • Андрей Борисов
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.