«Железная леди» на капитанском мостике

23 декабря 2011

Печать Печать

Легендарная госпожа Цин была современницей Наполеона и адмирала Нельсона, но в Европе о ней никто не слышал. Она была звездой Восточного неба и Южно-Китайских морей. Её называли «некоронованной королевой китайских пиратов конца XVIII – начала XIX столетия». О ней слагали невероятные истории и даже говорили, будто, руководя очередным морским сражением, эта невысокая хрупкая женщина держала в руке вместо сабли веер. Да, на Дальнем Востоке она была знаменитостью, её имя знали буквально все – от последнего бедняка до самого первого богача.

«Железная леди» на капитанском мостике Госпожа Цин оказалась поистине «железной леди» и умудрилась добиться от отчаянных головорезов-пиратов беспрекословного подчинения
Как это нередко бывало в те далёкие, славные и романтические времена, госпожа Цин была обыкновенной женщиной, которая просто вышла замуж за пирата. Тогда морской разбой был такой же профессией, как все остальные, а кроме всего прочего, приносила немалый доход. Так что госпожа Цин жила себе припеваючи, пока в один далеко не прекрасный день не получила известие о гибели мужа. Детей у них не было, так что после смерти господина Цин женщина стала единственной наследницей его огромного состояния и большого флота.

Новой повелительнице пиратов пришлось силой отстаивать своё положение, так как бравые ребята-разбойники совсем не хотели, чтобы ими командовала женщина. Однако в итоге им пришлось смириться с этим фактом и признать её главенство.

Госпожа Цин оказалась поистине «железной леди» и умудрилась добиться от отчаянных головорезов-пиратов беспрекословного подчинения. Она ввела несколько правил, по которым отныне никто не мог сойти с корабля без особого на то разрешения. Разумеется, новшество встретили в штыки, но госпожа Цин не думала отступать от реформ: по её приказу ослушникам на первый раз просто протыкали уши, а за повторное нарушение казнили. Столь действенная мера дала быстрые результаты.

Затем Цин решила, что всякое утаивание добычи должно караться смертной казнью. И, наконец, она запретила своим головорезам грабить местное население, дабы избежать враждебного настроя жителей по отношению к пиратам. Теперь за всё, что отнималось у населения, пираты платили из собственного кармана. Не сразу в вотчине госпожи Цин всё пошло гладко, но постепенно её воинство освоилось с новыми правилами, и в пиратской среде даже сформировалась некая «корпоративная этика».

Пираты так объединились и стали настолько могущественными, что в 1808 году у императора Цзян Цина кончилось всякое терпение, и он решительно вознамерился избавиться от морских разбойников, которые расплодились в его владениях. «Очистку» морей было решено начать с флота госпожи Цин.

И вот в этом первом сражении с правительственными войсками, а точнее, с правительственным флотом, которое произошло летом 1808 года, и проявилась вся важность и необходимость реформ, которые госпоже Цин поначалу приходилось насаживать силой.

Выдвинув вперёд малую часть своих кораблей, она с остальными укрылась в засаде за ближайшим мысом. Правительственная эскадра, решив окружить пиратский отряд, расстроила свои ряды, чего и добивалась госпожа Цин. Она немедля ударила из засады, спутав все планы адмиралов правительства. Однако они оказали пиратам достойное сопротивление. Бой продолжался целый день и кончился полной победой пиратов.

Разумеется, Пекин не мог смириться с поражением. Тогда император поручил провести следующее сражение с госпожой Цин прославленному морскому адмиралу Лин-Фа. Он уже принялся было выполнять приказ, но в решительный момент, когда оба флота сошлись для битвы, адмирал потерял всякое мужество и без боя повернул назад. Госпожа Цин отдала команду преследовать противника.

Когда пираты догнали его корабли, на море стих ветер. Паруса бессильно повисли на мачтах, и враждующие стороны, находясь на виду друг у друга, могли только переругиваться и показывать неприятелю кулаки. Но госпожа Цин нашла выход из положения – она посадила своих людей в лодки и отправила их на абордаж. Командиры правительственных кораблей не ожидали нападения, и пекинская эскадра была разгромлена.

Пираты, конечно, были отчаянными малыми, не говоря уже об их предводительнице, но и у них были проколы. Первая серьёзная неудача постигла их через год, когда император направил против госпожи Цин третий флот. Его возглавил бывший пират Цун Мэнсин, перешедший на сторону государства.

Первое же столкновение с Цун Мэнсином окончилось для госпожи Цин печально. Её флот потерпел жестокое поражение, а сама она чудом избежала плена. Стремясь во что бы то ни стало захватить противницу, Цун Мэнсин дни и ночи преследовал её, но помощь, оказанная ей населением (вот когда сказались результаты дальновидной политики госпожи Цин!), разрушила все его планы. Прекрасно зная все мели и безопасные проходы на море, все его уединённые, безлюдные острова и островки, прибрежные рыбаки укрывали на них госпожу Цин до тех пор, пока власти не прекратили её поиски.

Она не забыла полученного урока и вскоре с лихвой отомстила победителям. Собрав остатки своего флота, госпожа Цин объединилась с двумя никому не подчинёнными пиратскими флотилиями и напала на флот Цун Мэнсина в то время, когда он направлялся к устью Хуанхэ на стоянку. Цун Мэнсин и его ближайшие помощники собирались выехать оттуда в Пекин, чтобы получить награды за победу над пиратами.

Однако украсить ими свою грудь Цун Мэнсину так и не удалось. Не помышлявший ни о чьём нападении, командующий флотом потерял всякую осторожность и жестоко поплатился за это. Эскадры госпожи Цин внезапно напали на корабли Цун Мэнсина и потопили большую их часть. А всего это был третий правительственный флот, разгромленный пиратами.

Новых сил, чтобы немедленно выступить против госпожи Цин, у Пекина не было, и тогда администрация императора решила пойти на хитрость. Она послала предводительнице пиратов официальное приглашение прибыть в столицу Поднебесной, обещая ей звание императорского конюшего. Столичные чиновники рассчитывали, что госпожа Цин не сможет побороть искушения стать приближённой императора и приедет в Пекин, а уж там-то они найдут способ навсегда отделаться от ненавистной им женщины.

Но госпожа Цин не поверила чиновникам. Приглашение из Пекина лишь позабавило её и, конечно, польстило самолюбию. Убедившись, что они обманулись в своих ожиданиях, власти начали атаку на авантюристку с другой стороны. Они прислали в ставку пиратов своих парламентёров. На переговоры надежды не было никакой, зато посланники императора привезли с собой драгоценные подарки для вручения их ближайшим сподвижникам госпожи Цин.

Поднаторевшее в подобных делах чиновничество знало, что подобные дары не оставят никого равнодушным и сделают суровых пиратов мягче и доступнее. А если вдобавок пригласить их на государственную службу и пообещать амнистию и чины, то раскол в их среде наступит неминуемо.

И Пекин не ошибся в своих расчётах. Не успели парламентёры отбыть восвояси, как от флота госпожи Цин отделилась эскадра «чёрного флага», которой командовал Оно-Таэ. В его распоряжении имелось сто шестьдесят больших и малых кораблей и восемь тысяч матросов. Их уход сильно ослабил флот пиратов, а главное, он посеял раздоры среди начальников госпожи Цин. Многие из них заявили, что готовы последовать примеру Оно-Таэ, который стал важной персоной при Цинском дворе (в Китае тогда правила династия Цин).
Госпожа Цин была обыкновенной женщиной, которая просто вышла замуж за пирата
Начались переговоры, в результате которых была достигнута договорённость, согласно которой каждый пират, решивший бросить своё ремесло, получал в собственность одного поросёнка, бочонок вина и достаточную сумму денег для того, чтобы начать новую жизнь. Когда началась вся эта катавасия, госпожа Цин с грустью поняла, что наступил конец её господства. Люди уходили от неё сотнями и тысячами, а против тех, кто упорствовал, предпринимались карательные экспедиции. Не желавших расстаться с преступной деятельностью ловили во время облав и отправляли в Пекин. Там устраивались показательные казни, чтобы отбить у населения всякое желание бунтовать и разбойничать.

Так было сломлено самое мощное в истории Китая пиратское движение. От флота, насчитывавшего сотни кораблей и десятки тысяч матросов, сохранились лишь жалкие остатки, которые, забившись в самые глухие углы, промышляли грабежом прибрежных деревень и мелкой контрабандой. Этим же занималась до конца своих дней и некогда могущественная госпожа Цин. За давностью лет сейчас вряд ли кто скажет точно, что ею руководило прежде всего – жажда наживы или неистребимая склонность к романтике...

  • 930
  • Светлана Седова
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.