Бездомный император

1 декабря 2011

Печать Печать

Маленький Пу И стал императором Поднебесной, когда ему исполнилось два года. 2 декабря 1908 года на церемонии коронации он плакал: «Хочу домой!» Отец утешал малыша: «Потерпи, скоро все кончится». Слова оказались пророческими.

Бездомный император Родина не спешила раскрывать объятия опальному императору: не успел Пу И сойти с поезда, как его тут же отправили на перевоспитание

ТЫСЯЧА ГЛАЗ И ТЫСЯЧА РТОВ

Не прошло и четырех лет, как вспыхнула Синьхайская революция. Китай стал республикой. Отречение от имени малолетнего императора подписала его регентша. Но маленький Пу И не перестал быть «сыном неба»: ему оставили все привилегии монарха. Император лишился империи, но сохранил высокое положение. Правда, он оказался на положении иностранца – пусть и коронованного – в своей собственной стране. Пу И запретили покидать пределы Запретного города. И следующие 16 лет своей жизни мальчик провел за 10-метровыми стенами, ни разу не покидая пределов императорской резиденции. К слову сказать, сами новоявленные республиканцы не слишком рвались в Запретный город, потому-то в укладе и распорядке его не произошло никаких перемен. Все те же церемонии, те же правила и нормы этикета, нарушать которые нельзя никому, а тем более императору. Умный, живой, жизнерадостный мальчик без конца натыкался на запреты. Даже на велосипеде он не мог покататься в свое удовольствие. За ним всегда приглядывала тысяча глаз, и тысяча ртов нашептывала ему, что можно делать, а что нет. Это был одинокий мальчик, лишенный детства. Во всем огромном Запретном городе, простирающемся на 72 гектара, не было ни единого укромного уголка, в котором бы Пу И мог бы побыть просто ребенком. При этом ему постоянно внушали, что он «сын неба» и от него зависит жизнь его подданных.

ИМПЕРАТОРСКИЙ ДВОР В ИЗГНАНИИ

То-то удивился Пу И, когда в Запретный город вошли мятежники и приказали ему убираться подобру – поздорову. В Китае вновь произошла революция: в 1924 году 18-летнего императора лишили всех прав и привилегий. Дали на сборы две недели. По прошествии этого времени Пу И впервые в своей жизни покинул стены Запретного города. Причем далеко не налегке: он прихватил с собой часть сокровищ императорской династии – в основном драгоценные камни и украшения. Ему было позволено идти на все четыре стороны. Но Пу И вместе со слугами и приближенными, последовавшими за низложенным «сыном неба», отправился на север Китая – подальше от новой власти. И угодил из огня в полымя. Дело в том, что Маньчжурию тогда контролировали японцы. С того самого момента, как Пу И поселился в Тяньцзине, они не спускали с него глаз. А 1 марта 1932 года поставили его во главе нового государства – Маньчжоу-Го. По сути – сделали из него марионетку. Все, что было позволено делать Пу И, – это ставить подписи под документами, не читая их. Так, в роли куклы, дергаемой за ниточки, он провел следующие 13 лет – до тех самых пор, пока СССР не вступил в войну с Японией.

НА НАРАХ

Свое 39-летие Пу И встречал уже в Хабаровске, в ранге военнопленного. Да-да, за сотрудничество с милитаристской Японией его отправили в советские лагеря. За ним последовали 8 слуг и 29 сановников из правительства. Конечно, на нары Пу И не усадили и баланду есть не заставили. С ним обходились очень почтительно, правда, свели на нет все контакты с внешним миром. Бывший император продолжал заниматься садоводством, к которому пристрастился с юных лет, а еще основательно подсел на Маркса и Энгельса. Читал сутками напролет и вскоре настолько уверовал в коммунизм и его правоту, что выразил желание принять участие в Токийском процессе, где судили японских милитаристов. Правда, говорят, будто прийти к «правильным выводам» Пу И помогли чекисты: бывшую японскую марионетку чекисты просто-напросто завербовали. Причем так тонко, что Пу И сам не понял, как это произошло. Как бы там ни было, в лагере бывший император стал преданным сторонником ВКП(б). Он даже попросился вступить в ряды коммунистической партии, о чем письменно уведомил Сталина. Вождь народов отказал императору: надо думать, Пу И подвело происхождение.

МАРКС И СОКРОВИЩА

Но, видно, Пу И питал слабость лишь к советским коммунистам: китайские – те, что пришли к власти в КНР в 1949 году, – его пугали. Пу И опасался, что на родине его расстреляют: он не хотел покидать нашу страну, хотя по-прежнему находился в СССР на положении заключенного. И решил, по собственному признанию, прибегнуть к старому испытанному средству: «Поскольку мою судьбу решал Советский Союз, следовало снискать его расположение. И я под предлогом помощи послевоенному экономическому строительству передал Советскому Союзу мои драгоценности и украшения».

Рассыпной жемчуг, золотые и серебряные изделия, браслеты, кулоны, колье, кольца, заколки из императорских сокровищниц Запретного города погрузили на самолет и отправили в Москву. Сталин растрогался: прислал Пу И благодарственное письмо и несколько томов Карла Маркса.

Увы, сокровища династии Цин лишь отсрочили неизбежное. СССР не захотел ссориться с КНР. 14 июля 1950 года было подписано постановление: Пу И передавали китайским властям. Узнав об этом, бывший «сын неба» попытался покончить с собой. Его откачали. И спустя две недели вернули на родину. А заодно отдали обратно те ценности, что Пу И пожертвовал на восстановление народного хозяйства.

МИЛЫЙ ДОМ

Родина не спешила раскрывать объятия опальному императору: не успел Пу И сойти с поезда, как его тут же отправили на перевоспитание. Вновь объявленный военным преступником, Пу И поначалу делил казенный кров с пятью сокамерниками. Потом ему предоставили одиночную камеру, а заодно массу трудов по теории коммунизма. Таково было условие перевоспитания: хорошенько усвоить идеологию нового режима. На «перековку» ушли следующие 9 лет.

Лишь в 1959 году Пу И амнистировали и даже подыскали место работы в Пекине – в Ботаническом саду Академии наук КНР. Пу И делил 18-метровую комнату с соседом и прилежно ездил на работу, постепенно привыкая к относительно безнадзорной жизни. Впервые он оказался предоставлен самому себе. И впервые фортуна улыбнулась ему: в 1962 году он познакомился с 37-летней медсестрой Ли Шусянь.

ТЫ – МОЯ ЖИЗНЬ

Ли согласилась выйти за него замуж – за пожилого садовника без юаня за душой. Началась самая счастливая пора в жизни Пу И. Наконец-то у него появился свой собственный дом, в котором его ждал человек – любящий и заботливый.

«У меня в этом мире нет ничего, кроме тебя, ты – моя жизнь. Если ты уйдешь, я умру»
Утром он с радостью шел на работу – ботаника всегда была его страстью, а вечером торопился к Ли. Вместе они совершали долгие прогулки, катались на велосипедах, подшучивали друг над дружкой. Выросший в роскоши, Пу И был абсолютно не приспособлен к жизни. «Муж не знал, как исполнять простейшую работу по дому, такую, как постирать носовой платок, например. Однажды, доведенная до кипения его беспомощностью, я пригрозила, что разведусь с ним. Услышав это, он опустился на колени, в глазах его появились слезы, он умолял меня простить его, – вспоминала Ли Шусянь. – Никогда не забуду, как он сказал мне: «У меня в этом мире нет ничего, кроме тебя, ты – моя жизнь. Если ты уйдешь, я умру».

Но ушел Пу И: у него обнаружили рак. 16 октября 1967 года последний император Китая умер в больнице, у жены на руках...

  • 2450
  • Борис Заплавный
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.