Язычники — охотники за головами

15 ноября 2011

Печать Печать

В индийском океане на острове Калимантане есть то, что в средние века стало поводом для пугающих легенд и таинственных историй: там живут аборигены острова — первобытные племена, испокон веков охотящиеся за головами.

Язычники — охотники за головами Непременным условием вступления в брак молодого человека из племени ибанов было преподнесение в дар будущей супруге головы убитого врага
За последнее тысячелетие малайские переселенцы вытеснили племена коренных жителей вглубь острова, где берут начало многочисленные реки. А реки в непроходимых джунглях — единственное средство сообщения. И дикие племена, которые в прошлом заселяли весь Калимантан, стали именовать себя по названиям рек, на берегах которых проживали.

Самые крупные племена: ингаджу, клемантаны, ибаны, кенья и кайяны. Собирательное название представителей всех коренных народностей острова — даяки, что в переводе с малайского означает пренебрежительное — язычники. Так называли жителей острова более развитые и культурные малайцы.

Даяков можно разделить на тех, кто живёт в глубине острова, и тех, кто заселяет морские берега и устья рек. Морские даяки — ибаны, в былые времена славились как самые воинственные и кровожадные аборигены: за пиратство они были прозваны морскими дьяволами.

Есть на Калимантане и племена, не ведущие оседлый образ жизни. Это даяки-кочевники — пунаны, которые круглый год передвигаются в дебрях джунглей, селясь в лёгких хижинах и покидая их, лишь только местность исчерпывает запасы съедобных плодов.

Кочевники никогда не были охотниками за головами, а наоборот — становились жертвами более кровожадных соседей. Стоит сказать, что представители разных племён зачастую являются представителями разных этнических групп: говорят на разных наречиях, отличаются культурой нанесения татуировок и стилями резьбы по дереву, верят в разных духов.

Вплоть до XIX века даяки вели междоусобные войны, охотясь за головами. Такая верность традициям была вызвана тем, что стать мужчиной и получить право на женитьбу молодой даяк мог, лишь добыв заветный трофей. Даяки так и уничтожали бы друг друга, если бы не вмешались европейцы.

В 1839 году на острове появился англичанин Джеймс Брук. Он помог султану Брунея уладить местные конфликты, в том числе подавить мятеж даяков. За это ему пожаловали область около реки Саравак, где в 1842 году он основал город Кучинг, существующий до сих пор.

Так началось правление династии Белых Раджей, длившееся около 100 лет. При Джеймсе Бруке даяки практически перестали охотиться за головами. В 1868 году к власти пришёл племянник Джеймса — Чарльз Брук, который расширил владения провинции до нынешних размеров и окончательно привил племенам мирные обычаи.

Последним Белым Раджой стал Чарльз Винер Брук, который сбежал из Саравака в Австралию во времена японской оккупации в 1941 году.

Ритуал охоты за головами начал постепенно отмирать лишь в конце XIX века, хотя отдельные случаи рецидива фиксировались вплоть до 50-х годов XX столетия.

ДРЕВНИЙ ОБЫЧАЙ

Некоторые войны продолжались в течение многих десятков лет: воюющие племена стремились установить одинаковое число голов, отсечённых на одной и на другой стороне.

Обычай этот, без сомнения, очень древнего происхождения. От древних путешественников известно, что даяки в северном Борнео приносили в жертву богам человеческую голову: «В деревнях раздаются громкие крики радости всякий раз, когда сюда возвращаются с человеческими головами. Мужчины, женщины и дети спешат навстречу возвращающимся и отвечают им также криками. Головы, завёрнутые в листья пальмы, выносят на берег».

У морских даяков голова не составляет собственности деревни, как у горных, а принадлежит тому, кто её добыл. Тем не менее престиж племени увеличивается от трофеев в деревне.

Воин вынимает мозг через затылочное отверстие, сушит добычу на огне и сохраняет её. В некоторых домах копчёные человеческие головы лежат корзинами. Сушёные головы сын наследует от отца и считает их семейным достоянием.

В числе многочисленных причин, обусловивших популярность практики добывания головы врага у ибанов, важнейшее место занимало представление о голове как об особенно богатом источнике жизненной силы, которая способствует плодородию полей и плодовитости женщин, изобилию дичи и рыбы, т. е. обеспечивает благополучие и процветание всей общины. Поэтому успешное возвращение мужчин с трофеями превращалось в самый грандиозный из всех ритуалов — «гавай бурунг» (праздник птиц), посвящённый верховному божеству и предку ибанов, вещей птице Сингаланг Бурунг, небесной покровительнице охотников за головами.

Добывший голову мужчина доказывал свою храбрость, повышал свой социальный престиж, особенно в глазах женской части населения. Иногда требование добыть голову врага исходило именно от женщины и побуждало её мужа или возлюбленного принять участие в рискованном военном походе. Непременным условием вступления в брак молодого человека из племени ибанов было преподнесение в дар будущей супруге головы убитого врага. Отправлявшийся в военный поход даяк выглядел весьма живописно. Из одежды на нём была только набедренная повязка и платок на голове. Защищался он щитом. Тело воина от горла до пяток украшала сложная татуировка, представляющая собой символические изображения древа мира, крыльев птицы-носорога, листьев пальмы, драконов и множества других фигур, которые должны были защищать владельца от злых духов и врагов. Помимо магического значения, татуировка выполняла роль камуфляжа. Успехи в охоте за головами отражались в особых антропоморфных фигурах, татуированных на пальцах и тыльной стороне кистей. Наносить себе такие изображения имел право только удачливый воин или вождь.

КЛИНОК МАНДАУ

Оружием воина-даяка являлся меч мандау (дуку), или, как его называют малайцы, паранг ихланг, который в ограниченных количествах производят и сегодня. Он дожил до наших дней во многом благодаря тому, что совмещал в себе как функции оружия, так и достоинства тяжёлого джунглевого ножа-мачете. Меч носился в ножнах на плетёном ремне либо через плечо, под локтем, либо на бедре.

При значительном разнообразии форм, обусловленных принадлежностью к различным племеннымтрадициям, можно выделить основные особенности этого инструмента. Клинок мандау — однолезвийный, слабоизогнутый и расширяющийся от рукояти к острию, длиной до полуметра и толщиной до 5 мм.

Ярко выраженный скос обуха и его форма сильно напоминают клинок тяжёлого Тиморского джунглевого тесака клеванта и меча народности моро кампилана, с которой даяки имели тесные торговые связи. Как правило, мандау имел одностороннюю «стамесочную» заточку со стороны рабочей руки владельца.

И обух, и его скос украшались сложным вырубным и прорезным орнаментом, а сам клинок — гравировкой и сквозной пластинчатой инкрустацией деталями из бронзы. Наиболее древние и ценные клинки украшены причудливой инкрустацией из драгоценных металлов.

Ножны изготавливали из дерева юлин или из кожи. Они представляли собой две половинки, скреплённые между собой декоративно сплетёнными волокнами ратанга или пальмы, и снабжались плетёным из растительных волокон ремнём.

Часто ножны имели дополнительный карман для небольшого вспомогательного ножика инланг. Он использовался для хозяйственных нужд, а также при подготовке головы-трофея к консервации. Часто ножны дополнительно украшали амулетом — нитками бисера и створкой раковины улитки или частью самой раковины, надеваемой на ремень. А вот изобилие талисманов в виде резных фигурок, зубов животных и т. д. свидетельствует о том, что мандау рассчитан на не очень сведущих коллекционеров и туристов.

Делали мандау вплоть до середины 50-х годов XX века. Изготовление лучших клинков было сконцентрировано на юге Калимантана вблизи местечек Нагара и Марабахан. Местные источники железных руд и стремительные горные ручьи, в которых закалялись клинки, придавали им отменные прочностные свойства.

Один из путешественников описал несчастный случай на реке, когда для спасения жизни даяк одним ударом своего мандау перерубил натянутый стальной трос. Отдельная группа мастеров занималась нанесением гравировок и инкрустацией клинков.

Так же, как и самому оружию, процессу производства стали для него предписывались магические проявления. Труд кузнецов и оружейников был обставлен сложными магическими ритуалами и церемониями. От греха подальше их выселяли в отдельные дома, где они жили особым производственным сообществом с собственными духами-покровителями, амулетами и верованиями, защищавшими их от вредоносных сил.
Собирательное название представителей всех коренных народностей острова - даяки, что в переводе с малайского означает пренебрежительное - язычники
По причине окончательного прекращения практики охоты за головами изготовление качественных мандау на Калимантане сошло на нет к середине XX века. Их место заняли сельскохозяйственные тесаки паранги местного кустарного производства, а также продукция небольших местных заводов, производящих традиционные джунглевые ножи боло и мачете.

Небольшое количество мандау продолжает производиться для нужд туристов в исторических центрах прикладного искусства, но качество этих клинков достаточно скромное, а максимум внимания уделяется отделке прибора и ножен.

  • 1013
  • Марина Никитина
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.