Пучок горьких трав

14 ноября 2011

Печать Печать

В ряд величайших пророков всех времён современные историки вторым после Нострадамуса ставят англичанина Уильяма Лилли. При этом из поля зрения несправедливо выпадает другой, медицинским аспект его деятельности, направленный на продление активного долголетия и даже на обретение бессмертия тех, кто пожелает следовать предписаниям, гарантирующим эффективные результаты.

Пучок горьких трав Снадобья вечности, приносимые крылышками пчёл, текущие от корений сонных трав

Подчеркнув, что сам этот мудрец и лекарь, родившийся 30 апреля 1601 года, по меркам своего времени прожил весьма долгую жизнь, скончавшись от второго по счёту кровоизлияния в мозг 30 мая 1681 года, обратим внимание на удивительное обстоятельство. Лилли удалось вывести универсальную формулу здоровья и бодрости, как он писал, «обязательно пригодную к применению всеми, кто готов побороть лень и невежество». Иными словами, мудрец призывал выдерживать линию поведения, аналогичную той, что до последних минут жизни выдерживал стойкий борец со старостью и немощью замечательный советский кардиохирург Николай Амосов.

Действительно, если положить рядом фолиант Лилли «Жить непорочно» и бессмертно» и книгу Амосова «Эксперимент по преодолению старости», бросается в глаза абсолютно идентичный подход достижения цели. Во-первых, никогда не есть жирного, насыщаясь умеренно, не потребляя табака и алкоголя. Во-вторых, передвигаться только пешком, лучше бегом, преодолевая ежедневно не менее 2-3 километров. В третьих, размышлять на высоком уровне — математически, логически, философски. Разумеется, не расставаясь с книгами сложной тематики. Наконец, Лилли призывал к «хладнокровию и выдержке, какие бы неприятные, страшные события не происходили». Амосов рекомендовал учиться властвовать собой, наращивая психическое здоровье.

В то же время Амосов, конечно, не искал эликсир вечной молодости, ибо на современном уровне науки индивидуальное бессмертие недостижимо. Лилли же не сомневался в том, что такой эликсир нашёл, называя его главную составляющую — продукты пчеловодства вкупе с вытяжками из целебных трав и проросших злаков. В результате, когда Лили исполнилось 78 лет, он удовлетворённо говорил, что лицом, статью, наполнением силами стоит вровень с тридцатилетними. Амосов, напротив, отметив сорокалетие, сокрушался, что его организм по степени изношенности приблизился к организму семидесятилетнего. Применив три постулата, которые называл золотыми, Амосов, очень долго ещё полноценно жил, последний раз взяв в руки скальпель в восьмидесятилетнем возрасте. Однако последнее его интервью повергает в уныние. «Я заблуждался, — сказал хирург, — как бы не хорохорился, что бы не изобретал человек, он проживёт ровно столько, сколько ему отпущено». Так ли? Судя по результатам, полученным бог весть когда Уильямом Лилли, надежды на долголетие, даже бессмертие небезосновательны.

АПИТЕРАПИЯ И ПОЛЫНЬ

История отнюдь не умалчивает то, каким образом, на основе каких компонентов Уильям Лилли разработал сотню эликсиров. По его убеждению, если их принимать регулярно, строго соблюдая пропорции и дозировки, то они дают идеальное здоровье, увеличивая продолжительность жизни от 150 до 350 лет, затем более, до бесконечности.

В книге «Зерцало грядущего» наряду с уверениями, что 2086 год распахнёт врата сословного и имущественного равенства, отрицающего всевластие золотого тельца, пророк-врач пишет: «От огненного призрачного Мужа, явившегося не во сне, а наяву, я получил указания о том, что мёд, сотовый воск, пыльца и соки пчёл, смешанные с соками кореньев растений, с соками листьев и жил их, среди коих властвует полынь домовая, призваны творить чудеса. Надобно только правильно брать и делать».

Лилли клянётся, что по всем закоулкам иных миров он путешествует в своём привычном телесном облике, ведомый огненным Мужем. Уж не из числа ли пресловутых пришельцев-инопланетян этот Муж? Лилли, основываясь на познаниях, полученных от Мужа, убеждён в том, что Муж — не землянин, что его бытие глобально, всё пронизывает, везде проникает, всё знающее, всё ведающее, настоящая сущность, близкая Богу, но не Бог. Посланец его, скорее всего.

И чтобы его не обвинили в ереси, чернокнижии, колдовстве, Лилли настежь распахнув двери своего дома-крепости, даже невзирая на страшные эпидемии, выкашивающие население средневековых городов, принимается бескорыстно оказывать пророческие, лечебные услуги. Прежде всего, высшим иерархам церкви, дворянам, европейским монархам. Невероятным кажется, но есть надёжные свидетельства в пользу того, что Лилли «с первой попытки» избавлял от чумы, холеры, большинства разновидностей рака, бесплодия, импотенции.

Над воротами его дома была начертана надпись: «Коренья, масла, меды, звёздная пыль». Удивительно ли, что избавленные от порой неизлечимых недугов пациенты, бочками везли продукты пчеловодства, возами — коренья и травы, кувшинами — всевозможные виды растительного масла.

Лилли, на подворье которого в чанах, перегонных кубах что-то кипело и бурлило, особенно радовался за неимущих простолюдинов. Их в «лечебные покои» зачастую доставляли полумёртвыми, чтобы в свои хижины они возвращались на собственных ногах, здоровыми. Лилли, таким образом, столетия назад добивался результатов, порой не снившихся современной медицине. Травы плюс мёд — вот ответ! Не случайно, его считают отцом-основателем апитерапии — науки о лечении продуктами пчеловодства.

СМЕРТНЫЙ С ГЛАЗАМИ БОГА

Именно так называл Лилли его друг, член Палаты общин, богач и меценат сэр Вайтелок, спасённый врачом-пророком от неминуемой смерти в 1633 году». Гороскопы пророка, выведенные на текущие дни, пользовались бешеной популярностью власти предержащих. Вайтелок, оперируя фактами, указывает на то, что бывали периоды, когда европейские монархи опасались принимать государственные решения, не получив от курьеров толкования «личных и общественных судеб из Англии».

Доверие, надо сказать, не безопасное. Не будь Лилли безукоризненно честным и порядочным, каковым, бесспорно, являлся, он мог бы запросто стать властелином Европы и мира. Он же, на Библии поклявшись, надёжно хранил секреты и тайны внутри себя. Часто, по словам сэра Вайтелока, пророку доверяли такое, что лучше бы ему не жить. Доверяли, но пальцем не трогали, не боясь, что откроет врагам заветное, важнейшее, неприкосновенное. Почему? Ответ лежит на поверхности. Лилли (опять же, по словам сэра Вайтелока) продлевал своими эликсирами лета вершителей судеб мира, обещая, если станут следовать предписаниям, «приближение к бессмертию».

Что это, расчётливый ход, дабы обезопасить себя? Вероятно, и это тоже. Несомненно, сам Лилли искренне верил в то, что «снадобья вечности, приносимые крылышками пчёл, текущие от корений сонных трав», обеспечивают шанс потягаться со смертью. Верил он в сопутствующий эффект эликсиров долголетия — в то, что эти эликсиры распахивают врата в бездны будущего, далёкого, как солнца чужих миров. И Лилли без страха черпал из этих бездн, даже не представляя, насколько озадачит и осчастливит потомков, прежде всего тех, кто жил в XX и XIX веке.

А предсказал он следующие наши реалии, означенные в «Хронологиях» сэра Вайтелока. Первое пророчество посылает современников Лилли прямиком в точно обозначенный им день — 6 августа 1945 года, когда на город желтолицых белолицые «опустили» рукотворное солнце, сжигающее всё живое». Нетрудно догадаться, что пророк имел в виду либо Хиросиму, либо Нагасаки, подвергнутые бомбардировкам атомными бомбами.

У сэра Вайтелока о перспективах ядерного оружия можно прочесть даже более непостижимое: «Средства массовых убийств, когда жгучие энергии более выжигающие, нежели солнечные, добываются из светящихся руд, опалят накануне конца света добрую часть Земли. Кто-то погибнет, кто-то переродится и выродится. Жизни не будет три тысячи веков. Доживающие сравняются с грязью, станут не умнее обезьян». Лилли, несомненно, имеет в виду генетические мутации, вызванные радиоактивным загрязнением.

Вообще же, атому мирному и военному, уделена львиная доля его предсказаний. Но от других провидцев его отличает то, что он обозначает точные даты трагедий и катастроф.

К примеру, сожалеет он о горьких судьбах моряков огромных подводных кораблей, могущих сколь угодно долго бороздить глубины, но затонувших из-за того, что не могли справиться с «солнечным углём своих машин, закованных в металл, лопнувший, убивший людей и воду». Американский биограф Лилли Джеймс Ластер установил, опираясь на даты катастроф, координаты трагедий, обозначенные Вайтелоком, что речь в предсказаниях шла об американской субмарине «Трешер», советской — «Комсомолец» и других подлодках, информация о гибели которых не была обнародована.

Справедливости ради следует обратить внимание на одно тёмное место пророчеств. Почему-то Лилли отказывает в обретении бессмертия людям будущих эпох: «Да, предстоит жить им очень долго, без болезней, но не вечно». Зато — не сомневается Лилли — последователи, владеющие искусством приготовления его эликсиров бессмертия, никогда не умрут, станут учить нравственной мудрости, веками странствуя по своей несчастной планете.

ВСЕ БЛАГА ДАРУЕТ КОСМОС

Сэр Вайтелок одел несколько глав «Хронологий» в кабалистическую броню, как ему представлялось, надёжно мудрёной шифровкой защитив труд, предназначенный к прочтению посвящёнными, «от зловредного искажения невеждами». Сомнений в том, что кропотливую эту работу проделал Лилли, нет. Как нет сомнений в том, что во второй половине минувшего века, независимо друг от друга, несколько групп британских, американских, французских, германских учёных успешно взломали замок тайны.

Сразу, выражаясь гениальными строками Ломоносова, «открылась бездна, звёзд полна, звёздам нет счёта, бездне — дна». Опустив интригующие подробности путешествий Лилли вне Земли в компании огненного Мужа, кратко упомянем о подарках, которые он получил от правителей космических государств, которые по преданию хранились в его доме, в Лондоне.

Один из подарков — часы, идущие без завода, не останавливаясь, имели двойное дно — тайник. В тайнике хранились эликсир бессмертия и список лиц, «допущенных к пользованию». Подарки Лилли называл игрушками для взрослых. Сэру Вайтелоку, как ближайшему другу пророка, нельзя не верить, когда он подробно описывает плоскую, похожую на доску, платформу, встав на которую, любой желающий мог возноситься выше крыш, перемещаясь по воздуху на небольшие расстояния. Или скатерти, простыни, рубахи, штаны, «весьма эластичные, ярких цветов», которые не горели, не намокали. Более всего озадачивает кристалл размером с перепелиное яйцо. Будучи точной копией земного шара, кристалл, если прикоснуться к выбранной на его поверхности точке, «мгновенно являл, на отстранённом от него расстоянии, картины стран, городов, их обитателей, либо проекции звёздного неба над ними, в этот момент времени».

Много ещё о чём эмоционально повествует сэр Вайтелок. В шифровках его обнаруживаются также главные интриги. Даются однозначные ответы на вопросы, почему великий лекарь, держатель эликсира бессмертия, не мог справиться с собственным недугом, сведшим в могилу? Почему, зная из чего, в каких пропорциях изготовлены эликсиры, до сих пор не удаётся их повторить, осчастливив человечество если не бессмертием, то хотя бы приличным долголетием?

В ПОИСКАХ ИДЕАЛА

Ответы просты, словно расколотые орехи. Сэр Вайтелок утверждает, что под чёрным камнем со словами «Ничто не фатально», одного из старейших, так называемых Достойных погостов, в Лондоне никто не лежит, ибо Лилли, «став бессмертным, решил вечно блуждать по морским и сухопутным дорогам в поисках нравственного идеала». Именно так поступали в старину некоторые великие смертные, отправляясь на поиски универсального, для всех и каждого счастья, устроив имитацию собственных похорон, на которых зачастую присутствовали инкогнито.

«Я заблуждался, как бы не хорохорился, что бы не изобретал человек, он проживёт ровно столько, сколько ему отпущено»
Касаясь того, почему невозможно повторить эликсиры бессмертия, зная ингредиенты и пропорции, сэр Вайтелок, ссылаясь на Лилли, полагает, что лекарство начинает действовать, «даваемое только чистейшими руками добродетели». Мнение, надо признать, отнюдь не беспочвенное.

В книге бывшего министра культуры России Валентина Сидорова «В поисках Шамбалы» приводится ряд фактов, подтверждающих, что лечебные препараты тибетской медицины возвращают здоровье даже неизлечимым больным, но только когда ими пользуют лекари бескорыстные, высоконравственные, мудрые. Таким человеком, по воспоминаниям современников, был Уильям Лилли. Но, может, он не был, а есть — как тайна, без которой жизнь скучна и бесцветна.

  • 2353
  • Александр Володев
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.