Лавальский цирюльник

7 ноября 2011

Печать Печать

В начале XVI века во Франции жил да был ученик провинциального цирюльника Амбруаз Паре. Очень трудно вспомнить в истории медицины врача, который так же много сделал для грядущего, для спасения человечества от разных хворей, как этот несостоявшийся парикмахер, ушедший в лучший мир давным-давно — в 1590 году...

Лавальский цирюльник «Я живу для облегчения страданий людей»
Не зря говорят: коли есть призвание когда-нибудь оно обязательно проявится. Судьба Паре — тому подтверждение. Однажды юный подмастерье цирюльника из французского провинциального городка Лаваля случайно оказался на операции, которую проводил знаменитый заезжий хирург Калло. И вместо того чтобы упасть в обморок от вида крови, юный Амбруаз вдруг почувствовал жгучий интерес к медицине. Он потерял сон и аппетит, перестал интересоваться делами родных и друзей. В конце концов, бросив работу в парикмахерской, отправился в Париж, чтобы поступать в медицинскую школу. Семья пришла в ужас: «В Париж?! На какие шиши? Кто возьмет тебя, нищего, учиться???»

Но ведь поступил! И проявлял столь редкое рвение в учебе, что заслужил уважение педагогов и даже крошечную стипендию, что для сына бедного ремесленника было очень важно. Вечно голодный, в темной и сырой подвальной комнате штудировал он по ночам труды выдающихся хирургов XIII – XIV веков — Ланфранки и Ги де Шолиака, а днем после лекций работал в одном из крупнейших госпиталей Парижа, ухаживая за тяжелобольными.

Любимыми предметами Паре были те, что преподавал профессор Жак Дюбуа — великий анатом своего времени. Его лекции, сопровождавшиеся вскрытиями трупов — что было совершенно немыслимо еще за пять лет до того! — привлекали огромную студенческую аудиторию, иногда до 500 слушателей.

Авторитет гениального учителя не ограничивал свободомыслия Паре. Амбруаз с благоговением слушал наставника, но старался критически оценивать его уроки и самостоятельно перепроверять. Переломы конечностей, открытые раны, гнойные абсцессы, аномальные роды — все было изучено Паре до тонкостей, а лечение описано с дотошностью истинного ученого.

МОЛИТВА СТАРОГО СОЛДАТА

Закончив учебу, Амбруаз добровольцем отправился в действующую армию, чтобы получить бесценный и тяжелейший опыт самостоятельной работы: ведь для начинающего хирурга война, как ни цинично это звучит, — идеальное место практики. Тем более для такого бесстрашного и любопытного человека, как Паре. В 1539 году он получил медицинский диплом и прямиком отправился на войну, благо Европа практически непрерывно воевала. О, сколько было в его жизни фронтовых госпиталей!

Одним из главных достижений в его практической деятельности был отказ от лечения огнестрельных ран... кипящим маслом. Да-да, в то время их обеззараживали таким варварским способом — поливая кипящим маслом. И немудрено, что пулевые ранения в те времена считались почти всегда смертельными. Во-первых, обожженная маслом плоть плохо поддавалась лечению, а во-вторых, представьте, сколько солдат скончалось от болевого шока, пока врачи пытались как можно глубже в рану налить раскаленное масло. Именно Паре первым стал применять вместо этого чудовищного средства дезинфицирующую повязку, которую к тому же Амбруаз не советовал часто менять, чтобы не бередить рану. Благодаря этому гуманному подходу к раненым, военный хирург Паре стал в армии фигурой легендарной. За него молились все солдаты, его даже приняли в высшее сословное объединение хирургов — Братство святых Космы и Дамиана, куда, не имея дворянских корней, не мог попасть ни один врач.

КОРОЛЕВСКИЙ ЛЮБИМЕЦ

Популярность Паре была столь громкой, что в 1552 году его приняли на королевскую службу при Генрихе II, и с тех пор он верно служил династии Валуа. Через десять лет Амбруаз получил титул «первый хирург короля». Но настоящий гуманист и бескорыстный ученый, Паре не забывает и о больнице для бедных, где когда-то делал свои первые шаги в качестве, выражаясь современным языком, медбрата. Теперь он принял пост заведующего хирургическим отделением и с увлечением стал учить молодых врачей.

Поразительный случай произошел в августе 1572 года. Однажды его среди ночи вызвали к королю Карлу IX, а там без объяснения причин заперли в гардеробной на ключ и приказали под страхом смерти сидеть тихо, как мышь. Паре до утра ломал голову над тем, что с ним собираются сделать и чем вызвал он гнев короля? А с улицы доносились истошный колокольный звон, душераздирающие крики, яростная стрельба...

Утром его тайно вывели из дворца и вывезли под охраной из Парижа, посоветовав пару месяцев пожить в деревне. Оказалось, что взаперти он пережил знаменитую Варфоломеевскую ночь. Кровавая бойня унесла жизни почти всех друзей Амбруаза, ведь Паре был гугенотом, однако лучшего хирурга Франции Карл IX спас в собственной гардеробной.

ДРУЗЬЯ И ЗАВИСТНИКИ

Понятно, что во все времена у яркого и талантливого врача много недоброжелателей. Паре раздражал коллег независимостью суждений, смелостью поступков, откровенным нежеланием признавать главенство Церкви над наукой. О, сколько было написано нелепых доносов на знаменитого хирурга! Особенно после того, как он начал выпускать свои ученые труды на французском языке вместо латыни. Тут уж ярость ученых собратьев переросла в настоящую ненависть. Однако судьба удивительным образом хранила Амбруаза: вся эта клевета так и не достигла цели.
Господь был милостив к Паре именно потому, что с легкой руки «цирюльника из Лаваля» исчезли «адские костры» в палатках военных хирургов
Над странной удачливостью врача ломали голову и друзья, и недруги. «Как милостив к нему Господь!» — удивлялись все. А может быть, Господь был милостив к Паре именно потому, что с легкой руки «цирюльника из Лаваля» исчезли «адские костры» в палатках военных хирургов? Эти вечно кипящие котелки с маслом, от одного вида которых у солдат от ужаса шевелились волосы...

ДОЛГАЯ ЖИЗНЬ ГЕНИЯ

Сколько же сделал Амбруаз для медицины! Уму непостижимо. Он придумал перевязывать сосуды во время операции специальной нитью, которая до сих пор носит его имя. Сегодня это звучит как «Земля вертится вокруг Солнца», но четыре с половиной века назад воспринималось как ересь: Амбруаз надрезал кожу несколько выше места операции, обнажил крупные кровеносные сосуды и перевязал их ниткой. Это был подлинный переворот в операционной технике, как переворотом в военном деле стала его идея создания летучих лазаретов — фронтовой скорой помощи. Он первым описал переломы шейки бедра и продемонстрировал возможность удаления свободных тел из полости суставов с сохранением функции. В его трудах можно найти основы современного учения об общей гнойной инфекции организма. А трактат Паре о врожденных уродствах до сих пор считают одной из самых любопытных медицинских книг всех времен. Амбруаз, между прочим, внес вклад и в развитие акушерства, восстановив забытый древнеиндийский способ поворота плода за ножку в случае неправильного предлежания. Гениальный врач прожил долгую жизнь: умер в 80 лет в своей постели, собрав все награды и титулы, которые возможно было иметь хирургу в XVI веке. Он написал множество трудов, которые до сих пор изучаются историками медицины. Но самое главное — оставил ученикам принцип жизни настоящего врача: «Я живу для облегчения страданий людей». Выше этого принципа за прошедшие четыреста с лишним лет ничего так и не придумали.

  • 941
  • Михаил Суворов
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.