Байнинги: затерянные в прошлом

17 октября 2011

Печать Печать

Племена байнингов, возможно, самые отсталые на Земле, обитают в восточной части Новой Британии неподалёку от города Рабаул. Попасть в их деревни непросто — дорогу приходится прорубать сквозь густой дождевой лес. Но не это самое трудное и опасное. Главная задача в том, чтобы байнинги не проявили при встрече агрессии. Когда-то их предки промышляли каннибализмом, а вдруг генетическая память проснётся в самый неподходящий момент?

Байнинги: затерянные в прошлом Племена байнингов, возможно, самые отсталые на Земле, обитают в восточной части Новой Британии неподалёку от города Рабаул

Современные представители этого племени вполне цивилизованны и даже готовят своих детей для жизни в современном мире, обучая их английскому языку и математике. Но при этом упор в воспитании и обучении делают на древнюю культуру своего народа.

Старшие представители племени живут по старинке — селятся в хижинах, одеваются в листья, верят в силу ритуальных танцев, а за советами отправляются к вождю племени. Вождь называется — лулуай. Обитает он в хижине, в которую приходится вползать чуть ли не на коленях из-за низкого потолка. Внутри по современным понятиям совсем тесно — около девяти метров общей площади. Никакого намёка на топчан или кровать — лулуай сидит прямо на раскисшем глиняном полу. Кроватью служит циновка, сплетённая из листьев пандануса. Завершает интерьер костёр, который разложен прямо у входа.

Что касается остальных жителей племени, то они живут примерно в тех же условиях. Только зачастую в девятиметровой хижине теснится семья из двух и более человек. Большая часть из них живёт в одной деревне с лулуаем, остальные — в маленьких селениях на вершинах гор.
«Байнинг» переводится так: «бай» — значит уйти далеко от моря, а «нинг» — означает что-то дикое и примитивное. Таким образом, байнинги — это дикие люди, которые живут в глубине страны.

Женщины у них одеваются в узкие, шириной с мизинец, пояски из коры дерева увуна, которые едва прикрывают бёдра. Сзади к пояску привязывают нечто наподобие конского хвоста. Когда женщина садится, она расправляет этот хвост, который служит ей подстилкой. Мужчины зачастую ходят голыми, либо прикрывают бёдра повязками, сплетёнными из листьев.

В пищу байнинги в основном употребляют клубни таро — довольно пресный на вкус овощ, похожий на нашу репу. Готовят еду исключительно женщины. Клубни разрезают на ломти, после чего бросают их в большой горшок. На взгляд европейца, этот горшок скорее напоминает круглую коробку, сплетённую из толстой коры. Готовится блюдо так: на дно коробки женщины укладывают раскалённые камни и огромные зелёные листья дерева камоте, затем таро. Далее снова камни и снова камоте с таро до тех пор, пока коробка не будет заполнена. Некоторое время ёмкость стоит на солнце. Листья прогреваются, дают сок, и блюдо считается готовым к употреблению. Таро — основная пища байнингов. Иногда кому-нибудь из мужчин удаётся подстрелить крысу и поймать птицу. При такой редкой удаче байнинги закатывают целый пир и наедаются до отвала.

Таро хорошо зреют на солнце, поэтому байнинги буквально молятся своему божеству по имени Ригенмухи, чтобы он послал им хорошую погоду. Байнинги вообще считают, что всё на свете создал Ригенмуха, включая небо, воду и горы. Никто из них не знает, как он выглядит и где живёт. Самого Ригенмуху никто не создавал, потому что он существовал всегда и присутствует во всём. Не дай бог произнести вслух его имя — наказание может быть страшным — вплоть до смерти. Единственный способ общения с божеством, который признают байнинги — это магические танцы.

Для обряда задабривания божества выбирается широкая поляна. Посередине устанавливается крыша, которая держится на высоких палках. В тени крыши располагается «оркестр» — женщины с бамбуковыми палками разной длины и ширины. Рядом ставятся несколько высохших корней деревьев. Женщины бьют палками по корням и таким образом извлекают ритм. Потом подключают голос и тянут одну унылую бесконечную мелодию.

Мужчины исполняют роль танцоров и делятся на две группы. Они одеты в наряды из листьев, а в руках у каждого по овальному, ярко раскрашенному щиту. Лица тоже раскрашены, но только сажей и кровью. Обе группы одновременно приближаются к оркестру с разных сторон. Музыка постепенно убыстряется, танцоры переходят на бег и быстро огибают шатёр с двух сторон. Музыка снова убыстряется. Женщины бьют палками по высушенным корням с немыслимой скоростью и энергией. Грудные младенцы на коленях оркестранток раскачиваются в такт ударам, просыпаются, вновь засыпают, опять просыпаются, сосут грудь и опять засыпают.

Так продолжается несколько часов подряд. Когда силы мужчин на исходе, старшая из музыкантов выступает вперёд, держа в руках свёрток. Она разворачивает его и высыпает в костёр мелкие камешки. Это знак того, что главный обряд кончился. На очереди так называемый обряд выбора пары. Женщины присоединяются к мужчинам. На плечи у замужних наброшены разноцветные перья из набедренных повязок мужей, а длинные «хвосты» подпрыгивают в такт танцу. Незамужние прикрывают только бедра. Одна из женщин с голыми плечами пробирается сквозь ревущую и скачущую толпу к выбранному ею мужчине, вынимает изо рта жвачку из коры дерева и кладёт её в рот мужчине. Лицо женщины при этом напряжено и серьёзно.

Продолжая танцевать, она пристально всматривается в лицо мужчины, которого выбрала. Будет ли он жевать её жвачку? Если да, то, значит, предложение принято, и отныне они муж и жена. Проходит несколько секунд, в течение которых мужчина стоит в замешательстве и решает, что ему делать дальше. Женщина с беспокойством ждёт, потому что если её избранник выплюнет жвачку, это станет для неё ужасным позором. Ей придётся покинуть деревню и искать счастья в другом селении. Между тем мужчина, делая несколько танцевальных движений, осторожно отходит от неё в сторону, но ответа пока не даёт. Женщине кажется, что таким образом он её игнорирует. Она продолжает машинально выполнять танцевальные фигуры, но видно, что мысли её далеко, настолько несчастной и потерянной она выглядит. Постепенно её охватывает всё большее и большее отчаяние, ей уже трудно скрывать свои чувства. На её лице появляется мольба. И вдруг женщина видит, что мужчина, которого она выбрала себе в мужья, останавливается и поворачивается к оркестру. Из груди женщины вырывается рвущий душу крик, который как хлыст подгоняет мужчину к решению. Она, как сомнамбула, движется к костру. Шаги её путаются и, кажется, что она вот-вот упадёт. И в этот самый момент мужчина поворачивается к ней. На его лице играет широкая улыбка, а жвачка зажата между зубами. Он хватает девушку за плечи и тащит её к огню. Напряжение сразу отпускает её, и в следующую секунду она уже безмятежно смеётся. Любимый рядом, и из родной деревни уходить не нужно. Для них самая главная часть обряда заканчивается, но для остальных это лишь небольшая передышка и впереди следующий этап заклинания капризного бога.

Таро - основная пища байнингов. Иногда кому-нибудь из мужчин удаётся подстрелить крысу и поймать птицу. При такой редкой удаче байнинги закатывают целый пир и наедаются до отвала
Из леса выбегают оставшиеся мужчины в пёстрых накидках, которые реют за их спинами, как крылья диковинных птиц. К ним привязаны длинные тонкие шесты, на которых красуются перья из хвостов попугаев и хохолки с голов какаду. На их лицах огромные, овальные, причудливо раскрашенные маски. Мужчины зажигают перед шатром костёр и начинают совершать вокруг него странные движения. Иногда один из них прыгает в огонь, и тогда раскалённые угли летят во все стороны. Но вот ведь странность — выходят они оттуда без каких бы то ни было следов ожога. Может быть, и правда Ригенмуха оберегает? Ведь не зря же именно этот обряд прохождения через огонь всё ещё чтят молодые и чуть более образованные представители племени. Его проходят все мальчики по достижении восьми лет, чтобы с полным правом войти в общество мужчин-байнингов.

  • 4185
  • Светлана Седова
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.