Слезы черной Африки

12 сентября 2011

Печать Печать

Найденный и расчищенный археологами на территории Сирии замок рыцарей-тамплиеров Одзибед явил загадку, на удивление быстро разгаданную учёными Французской академии наук. Свиток пергамента, прекрасно сохранившийся благодаря естественным «консервантам» раскалённого песка, содержал сведения о том, где следует искать так называемые слёзы чёрной Африки — клады драгоценных камней в тайниках на территории Ближнего Востока.

Слезы черной Африки Под святыней мусульманского мира, мечетью Аль-Акса, воздвигнутой халифом Омаром там, где некогда возвышалось одно из чудес света — храм царя Соломона

Разумеется, археологи, которым прежде доводилось находить нечто подобное, сочтя, что сведения, содержащиеся в пергаменте, всего лишь вымысел, свод старинных преданий, приобщили свиток к документам, связанным с раскопками. И, не вмешайся случайность, о пергаменте бы непременно забыли.

Случайность же состояла в том, что нашему соотечественнику — знатоку драгоценных камней — геохимику и минералогу академику АН СССР Александру Ферсману в 1938 году на глаза попалась заметка в американском журнале «The geology», которую предваряла фотография фолианта. В ней кратко перечислялись камни, могущие быть найденными, если кладоискателям сильно повезёт.

Ферсман, по жизни прагматик и скептик, мишуру о якобы несметных сокровищах из копей царя Соломона, сокрытых в толщах пустынных плато Сирии, решительно отбросил, как не выдерживающую никакой рациональной критики. Однако немало заинтриговали его два обстоятельства, упомянутые в свитке.

Первое, касающееся того, что в кладах наличествовали исключительно каменья, никогда не подвергавшиеся искусственной обработке, наиболее ценимые властелинами древнего мира. Второе обстоятельство прямиком указывало место, где покоится главная «необработанная» сокровищница планеты. Если верить, в Палестине, в священном городе Иерусалиме. Прямиком под святыней мусульманского мира, мечетью Аль-Акса, воздвигнутой халифом Омаром там, где некогда возвышалось одно из чудес света — храм царя Соломона.

КОЛОДЕЦ ЕСТЬ — КОЛОДЦА НЕТ

Первые подкопы под мечеть Омара, надеясь найти там мифический колодец, сделали именно мусульмане, справедливо получившие прозвище шакалов-отступников. Они ничего не нашли. Один из них избежал кары презрением, звали его Дауд. Пощадили его единоверцы, потому что «он ещё больше уверовал в Творца, убедившись в том, что мечеть стоит на огромной сокровищнице, венчая и запечатывая её». Впечатления от увиденного Даудом не могут не удивлять. Раскаявшийся грешник, чудесным образом уцелевший, возникший из воздуха посреди мечети, раз за разом повторял, что камни, которые он увидел, были всех цветов и оттенков радуги. Каждый камень величиной от напёрстка до крупной сливы. Все вместе камни лечат от всех болезней. Каждый по отдельности даёт частицу общей сверхъестественной силы. Потому мечеть — в чём не сомневался бывший отступник — стоит на пречистом месте, определённым Аллахом. Потому Дауд и призвал единоверцев позволить ему жить при доме Всевышнего и Всеблагого, дабы изгонять и карать тех, кто замышляет находить пути, чтобы разрушать фундамент.

Фундамент же рассматривался богословами как верхняя часть сокровищ, во времена царя царей Соломона столь им желаемых, да ускользающих, словно песок сквозь пальцы.

Ислам, как, впрочем, и христианство, категорически запрещает колдовство и ворожбу.

Дауд имел привилегию. Безошибочно выявлял тех, кто уже делал подкопы или готовился к этому с помощью шлифованного малахитового кубика, по преданию, единственного предмета, подобранного на краю жерла колодца, когда был там. В кубик он, свидетельствовали современники, всматривался и всё видел «из граней». При такой охране не пролилось ни капли крови «чёрных» кладоискателей. Более того, христиане и иудеи, уличённые в этих преступлениях, по доброй воле становились мусульманами.

СГОВОР ПАЛАЧЕЙ

Рассказывать о проигравших нет смысла, ибо точно так поступили те, кто сорвал куш. Те, кто в прямом смысле заплатил за свалившиеся на них колоссальные состояния частями собственной плоти, потерей слуха и зрения.

Назидательное событие, имевшее место осенью 1774 года, заслуживает пристального внимания. Каким-то образом удалось сойтись на почве корыстных интересов палачам французского короля Э. де Бройлю, британского короля Дж. Рыски, короля испанского К. да Альфонса. Секрет в том, что состоялось наивысшей секретности соглашение трёх правителей Европы «урвать чужое, чтобы прирастить своё». Сделать это можно было только руками доверенных людей, отчаянно смелых, решительных, с железными нервами и психикой. Так на одну цель свели трёх душегубов, один из которых, француз де Бройль, накануне отчаянного предприятия проницательно изрёк: «Когда умер первый раскаявшийся грабитель Дауд, в мечеть пришла кровь, много крови. Мы тоже умоемся кровью. Но мы возьмём много, чтобы и нам перепал пожизненный жирный кусок».

КОРЫСТЬ И ПОЧЁТ

Писатель Дан Энксен пишет, что собственными глазами видел подлинники британских документов — отчёт Дж. Рыски о «командировке» под фундамент мечети Омара, убедившие его в том, что нормальным людям провернуть такое не по плечу. «У тройки явно не ладилось с психикой, и я не сомневаюсь в том, что они накачивались наркотическими зельями, дабы, пройдя круги ада, благополучно сбежать, тяжело нагруженными». Ад, разумеется, надо воспринимать метафорически. На самом же деле отдалившиеся от привычных обязанностей палачи, осыпав золотом шестерых работников, заставили их, углубляясь в каменистый грунт под углом 45 градусов, прорыть по направлению к храму нору длиною более двух километров, с приблизительным выходом под центральную часть мечети.

Лишь только работники справились, их умертвили крысиным ядом. Тройка, взяв для поддержания сил финики и воду, глотая едкую каменистую пыль, стараясь не обрушить хлипкий деревянный крепёж, спустя полтора часа очутилась в тупике. В грязи, что указывало на близость воды. Надобно было подобраться к жерлу. Орудуя совками и кинжалами, проникли в пустоту, оказавшуюся обширным залом, в котором обнаружились пучки заботливо разложенных смоляных лучин.

Когда лучины подпалили, увидели обрамлённый бутом колодец, наполненный изумительно чистой водой. Даже намёка на присутствие драгоценностей не было. Уныние, переходящее в отчаяние, у подельников развеял Э. де Бройль. Выкурив трубку крепкого табака, он решительно предложил на верёвке отправить его в воду. И почти из водной поверхности извлекли тяжеленный ларец — один из тех, которых в колодце было не счесть.

Дан Энксен колоритно описывает дальнейшие события: «В свинцовом ящичке в спрессованном виде лежали все возможные виды самоцветов. Ящик, не обрушив лаз, представлялось вынести наружу лишь один. Мужчины планировали возвращаться и грабить неоднократно. Не тут-то было».

Дальше — трудновообразимое. Зал колодца имел воздуховоды, ведущие в верхние помещения. Дым сгоревших смоляных лучин и табака трубки француза надёжно указал на присутствие чужих. Стражам храма осталось поднять прутья клеток львов и тигров. Хищники, которых умышленно кормили скудно, особым ходом очутились у колодца. От гибели грабителей спасло только то, что их лаз был для крупных животных узок. Однако львы и тигры успели так сильно изувечить кладоискателей, что к суверенам-заказчикам они вернулись калеками.

Мудрый царь Соломон
Это, замечает Энксен, не потушило, однако, корысть, сменившуюся почётом в среде придворных. Рубить головы, вешать, пытать теперь было не нужно. Компенсацией лишениям и страданиям стали тучные земли, прекрасные замки, пожизненные министерские пенсии. Что касается современных посягательств на гипотетические сокровища царя Соломона, они продолжаются с нулевым результатом. Отчего ныне фатально не везёт кладоискателям? Знатоки вопроса полагают, что сокровища, покинув привычное место, в целях безопасности были рассредоточены по государственным хранилищам стран мусульманского мира. Едва ли это соответствует действительности. Ведь, по поверьям, неогранённые драгоценности делают мечеть Омара незыблемой.

  • 4333
  • Александр Дмитриев
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.