Кавказский вояж Агаты Кристи

1 июля 2011

Печать Печать

Свой первый брак с полковником, сэром Арчибальдом, Агата Кристи считала удачным, пока однажды, уже на 12-м году их совместной жизни, муж не признался ей, что любит другую женщину. Целых полтора года после этого Агата пыталась сохранить всеми силами семейный очаг, но, в конечном итоге, дело закончилось разводом.

Кавказский вояж Агаты Кристи Агата Кристи

На 38-летнюю даму обрушилась депрессия. Не спасали и литературные занятия, перо буквально валилось из рук. Решив резко переменить обстановку, она отправилась в агентство Кука и купила билет на пароход до Ямайки, надеясь найти забвение под ласковым тропическим солнцем.

И тут в её судьбу вмешался, по собственному признанию писательницы. Рок. За два дня до отъезда Агату пригласили на ужин лондонские друзья. За столом вместе с женой находился и морской офицер Хауи, штаб которого располагался в Багдаде. Своими рассказами о древней стране молодая пара заворожила всех собравшихся.

Как раз накануне Агата Кристи прочитала в популярной лондонской газете репортаж об удивительных находках, которые сделал знаменитый археолог Леонард Вулли в Уре — древней ассирийской столице, чьи руины лежали к северу от Багдада. Решение пришло мгновенно. Писательница заявила о своём желании побывать в Ираке, и супруги Хауи пообещали ей показать Багдад, а также познакомить с археологом Вулли, с которым они поддерживали дружеские связи. Назавтра Агата сдала билеты до Ямайки, приобретя взамен проездные документы на Восточный экспресс, который шёл от прибрежного французского города Кале через всю Европу, через Симплонский тоннель, Милан и Белград до Стамбула. В далёкое, неизведанное путешествие, в края, где ей ещё не доводилось бывать, она отправлялась совершенно одна, без надёжных спутников либо просто знакомых.

НОВЫЕ ДРУЗЬЯ

Если бы не полчища клопов, обитавших в потаённых уголках вагонов, то поездка до Стамбула могла бы показаться даже приятной. Из Стамбула на очень медленном поезде, двигавшемся с черепашьей скоростью, писательница добралась до сирийской столицы — Дамаска. Затем 48 часов езды в трясущемся шестиколёсном автобусе по ухабистой колее, ведущей через бесплодную, однообразную, почти необитаемую пустыню, и вот она в Багдаде!

Здесь её встретили супруги Хауи, которые показали ей все достопримечательности этого древнейшего очага человеческой цивилизации.

Затем состоялась незабываемая поездка в Ур, где госпожа Агата стала личной гостьей профессора Вулли и его жены Кэтрин. Как вскоре выяснилось, профессор, который считался настоящим деспотом на раскопках, был, что называется, под пятой у своей дражайшей половины. Все участники экспедиции страшно боялись оказаться в немилости именно у Кэтрин!

Агата Кристи признавалась позднее, что в этой ситуации ей весьма повезло.

Так совпало, что Кэтрин накануне прочла роман своей гостьи «Убийство Роджера Экройда». Книга ей так понравилась, что она допытывалась у всех членов экспедиции, знают ли они это произведение, и те, кто отвечал отрицательно, подвергались суровой критике. Так или иначе, непредсказуемая, властная Кэтрин стала лучшей подругой Агаты на долгие годы. Узнав, что летом супруги Вулли собираются провести своей отпуск в Англии, Агата пригласила их пожить в её лондонском доме. В свою очередь, чета Вулли пригласила её приехать на раскопки в Ур на следующий сезон.

ВЕНЧАНИЕ В ЭДИНБУРГЕ

Что ж, трудности переездов не пугали леди Агату, которая всегда любила путешествовать. Оказавшись в Уре во второй раз, а было это в 1930 году, она увидела среди знакомых археологов новое лицо. Это был ассистент профессора Макс Мэллоуэн. В экспедициях Вулли он участвовал уже пять лет, но в прошлом сезоне отсутствовал. Это был худощавый молодой брюнет, немногословный, но хорошо знавший своё дело. Он вызывал приязнь, однако в тот момент у гостьи и мысли не промелькнуло, что между ними возможна близость. Макс был младше её почти на 15лет, и этим всё было сказано! Но так уж сложилось, что им пришлось проводить много времени в совместных поездках, попадать в дорожные происшествия, где судьба словно подталкивала их друг к другу.

Тем не менее, для писательницы было полной неожиданностью, когда Макс однажды предложил ей стать его женой. Более всего её страшила разница в возрасте. Но Макс проявил настойчивость, и она, спустя два месяца, сказала «да». Венчание состоялось в Шотландии, в небольшой часовне в Эдинбурге. Затем было свадебное путешествие, которое закончилось в Афинах. Здесь молодожёны расстались. Агата отправилась домой, в Лондон, а Макс поспешил в Ур.

Перед расставанием они договорились, что Агата приедет в Ур к концу сезона, после чего они посетят Персию, эту древнюю страну, в которой просто обязан побывать каждый уважающий себя археолог.

ОТЧАЯННЫЕ ХРАБРЕЦЫ

Как раз накануне начала действовать немецкая авиалиния Багдад — Тегеран.

Рейс совершал одномоторный самолёт, весь экипаж которого состоял из единственного пилота. При этом пассажиры, как вспоминала Агата Кристи, чувствовали себя «отчаянными храбрецами», особенно, в те минуты, когда машина проваливалась в очередную воздушную яму, и казалось, что вот-вот врежется в горную вершину. Однако полёт завершился благополучно.

После осмотра Тегерана супруги решились на ещё одно воздушное путешествие — в Шираз, а затем на автомобиле отправились в Исфахан. По дороге Макс сообщил жене о своей идее: возвращаться в Европу через Советскую Россию, точнее, через Кавказ.

Но ведь там, наверное, даже нет английского консульства! — ужаснулась Агата.

Зато в Исфахане есть советское консульство, я наводил справки, — ответил Макс. — А в самой России действует агентство «Интурист», которое организует сервис для путешественников. Не волнуйся, дорогая, всё будет замечательно!

-Ладно, поедем через Кавказ, — согласилась она. — Почему бы не посмотреть новые места?!

Исфахан, с его преобладанием розовых, голубых и золотых тонов, поразил воображение писательницы. С той поры она неизменно называла его самым красивым городом в мире, а ведь ей довелось много чего повидать. Макс оформил в советском консульстве необходимые бумаги. Правда, ему хотелось посетить ещё и Тифлис, но такого разрешения им не дали.

В местном отделении Иранского банка они обменяли английские фунты на тяжёлые золотые туманы. Все, с кем бы ни вступали в беседу супруги, отговаривали их от «безумной затеи» ехать через Россию, но решение уже было принято окончательно. Макс и Агата по-прежнему ощущали себя «отчаянными храбрецами». Но один совет доброжелателей они всё же выполнили: взяли в дорогу провизию с запасом, включая две большие банки чёрной икры и шесть жареных уток.

БАКИНСКАЯ ЗАГАДКА

На машине они добрались до города Решта, расположенного на южном побережье Каспийского моря, где сели на русский пароход, немного нервничая при этом. Но ничего страшного не произошло. На пароходе царила идеальная чистота. Еды тоже было вдоволь, при этом она стоила баснословно дёшево, так что к своим припасам они даже не прикоснулись. Вот только никто из экипажа не интересовался пассажирами, и супругов, привыкших быть в центре внимания, это немного задевало.

В Баку их встретил представитель «Интуриста», бегло говоривший по-французски. Город почему-то напомнил леди Агате Шотландию. Всё было хорошо до того момента, пока они не прибыли на вокзал, чтобы взять билеты на поезд Баку — Батуми. У каждой из касс клубилась гигантская очередь. «Попробую пробиться к кассе брони», — растерянно пролепетал представитель «Интуриста» и куда-то исчез. Макс и Агата застыли посреди зала. Ситуация казалась неразрешимой. И тут случилось чудо! Люди из очереди начали улыбаться им, подзывать к себе. А затем какой-то мужчина, подхватив супругов под руки, буквально силой подтащил их к окошечку кассы. Стоявшие в очереди первыми, тоже отступили, улыбаясь и приветливо кивая, так что уже через считанные минуты билеты были у Макса в руках. Любезность бакинской очереди так и осталась для Агаты Кристи загадкой на всю жизнь.

МАНСАРДА НА ДВОИХ

Поезд до Батуми находился в пути почти трое суток. Чтобы припасы не испортились, супруги угощали своих попутчиков, а те приносили им кипяток для чая. В Батуми прибыли в полночь. Шёл проливной дождь, но хуже всего то, что их никто не встречал.

На привокзальной площади Макс разыскал возницу с дрожками и жестами попросил того отвезти их в отель. Проблема, однако, заключалась ещё и в том, что путники не знали, в какой из гостиниц (почасовая гостиница) им зарезервированы места. Они объехали уже семь или восемь гостиниц, но свободных мест не было ни в одной. Тогда Макс предложил действовать напролом. В последней по счёту гостинице он втащил вещи в вестибюль, а затем вдвоём с женой они плюхнулись на стоявший там диван, всем видом демонстрируя, что не двинутся с места. Примерно через полчаса в вестибюле появился высоченный мужчина с разбойничьими усами. Он сделал им знак, маня за собой. Следуя за ним, они поднялись на верхний этаж, а затем по приставной лестнице и через люк выбрались на плоскую крышу.

Таинственный спутник продолжал жестами манить их куда-то за собой.

Вскоре они оказались на такой же плоской крыше соседнего дома, где увидели открытый люк. Это был проход в мансарду с двумя кроватями. Уж не западня ли это? Не собираются ли их ограбить? Но путешественники уже так устали, что не могли думать ни о чём другом, кроме сна. Между тем, «разбойник» куда-то исчез. Через некоторое время в мансарду доставили багаж, брошенный ими в вестибюле гостиницы.

ПУТЬ К ПРИЧАЛУ

Утром они самостоятельно направились в порт, чтобы разыскать французский пароход, который днём отплывал в Стамбул, и на который у них были заказаны билеты.

И тут снова произошёл казус: они заблудились в лабиринте батумских улочек! При этом нигде вокруг не было высокой точки, с которой можно было бы увидеть море и дорогу к нему. Они обращались к прохожим на трёх языках — английском, французском и немецком. Но люди лишь смущённо улыбались в ответ и пожимали плечами, а драгоценное время между тем утекало. Каким-то чудом путникам удалось найти обратную дорогу в гостиницу. И только здесь Макса осенило. Он нарисовал на листке бумаги корабль и показал его администратору. Тот понимающе кивнул, указал им на диван, а сам вышел на улицу.

Вскоре он привёл дряхлого старичка, который говорил по-французски. Как выяснилось, в былые времена тот служил портье в этой же гостинице. Лишь благодаря «реликтовому» персонажу, супруги вовремя попали на пристань, у которой стоял их почтово-пассажирский пароход.

Супруги прожили в браке долго и счастливо, до смерти Агаты Кристи в 1976 году. Характерно, что до их знакомства Макс вообще не читал романов. Став, однако, мужем знаменитой писательницы, он счёл своим долгом ознакомиться с её произведениями, но этот процесс так и остался для него трудным занятием. А лёгким чтением для него всегда были труды по древней истории, которые он, что называется, проглатывал залпом.
(Кстати, первый муж писательницы Арчибальд никогда не скрывал, что «писанина Агаты» его совсем не интересует.)

А вот Агата Кристи, со своей стороны, приобщилась к археологии весьма серьёзно. В течение многих лет она выезжала с мужем на раскопки в Сирию и Ирак, профессионально фотографировала находки, готовила описания...

Она считала, что просто помогает мужу в его работе, и очень удивилась, когда однажды он сказал ей без тени шутки: «Отдаёшь ли ты себе отчёт в том, что в настоящее время, пожалуй, нет в Европе женщины, которая знала бы о доисторической керамике больше, чем ты?»

Многие коллизии, с которыми Агата Кристи сталкивалась в периоды археологических раскопок, давали толчок сюжетам её новых детективных романов. Знакомым она говорила: «Мой муж — археолог, а археологи — это детективы прошлого».

Макс Мэллоуэн, профессор Лондонского университета, президент Британской археологической школы, пережил жену на два с половиной года и успел жениться ещё раз на своей старой подруге, археологе Барбаре Паркер, которая, в свою очередь, пережила его на целых 15 лет.

  • 3183
  • Валерий Нечипоренко
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.