Подводная паутина

30 июня 2011

Печать Печать

Создатель знаменитой азбуки Сэмюэл Морзе ещё в 30-х годах XIX века высказал идею о возможности соединить Европу и Америку подводным телеграфным кабелем. Пожалуй, главным препятствием к реализации этого проекта было в ту пору отсутствие надёжной изоляции, которая предохраняла бы металлическую жилу от воздействия агрессивной морской среды. Но вскоре достоянием промышленности стал новый изоляционный материал гуттаперча — латексный сок малайского дерева, обладавший нужными свойствами.

Подводная паутина Сэмюэл Морзе

В 1850 году была проложена первая подводная телеграфная линия, правда, короткая: от французского города Кале до английского Дувра. Увы, прослужила она всего несколько минут, её случайно порвал своими сетями рыбак. На следующий год, по этому же маршруту, пролегла новая линия с более мощным кабелем. Успех превзошёл все ожидания и окрылил инженеров континента, которые в скором времени проложили ещё целый ряд подводных телеграфных кабелей, соединив Англию с Ирландией, Англию с Бельгией, Италию с Сардинией, Сардинию с Корсикой, а ту, в свою очередь, с Северной Африкой...

В России первый подводный кабель соединил в 1853 году Ораниенбаум с Кронштадтом. Подводные кабели один за другим подключали к общеевропейской телеграфной сети изолированные прежде уголки континента. Но вся информация между Европой и Америкой по-прежнему циркулировала со скоростью парохода.

ВЕСКИЕ АРГУМЕНТЫ

Между тем, подводный кабель прокладывали и в самой Америке. Одна из линий должна была соединить Нью-Йорк с островом Ньюфаундленд, но для завершения работ не хватало средств. Об этом случайно узнал удачливый американский предприниматель Сайрус Филд. Глубокими познаниями в области электротехники он не обладал, зато чутьём осознал всю ту выгоду, которую сулил деловым людям новый способ связи. Короткая линия через пролив его не интересовала — Филд обратил свои взоры на Атлантику. Но сумеет ли слабый электрический сигнал преодолеть громадное расстояние или же затухнет на полпути?

Филд отправился в Лондон, где встретился с изобретателем Морзе. Тот как раз проводил масштабный эксперимент, соединив последовательно десять цепей телеграфной линии на участке Лондон — Бирмингем. Общая длина этой 10-кратной линии составляла 3200 км, что почти равнялось расстоянию от Ирландии до Ньюфаундленда. При этом Морзе уверенно передавал до 200 слов в минуту, то есть его сооружение работало надёжно. Затем Филд посетил военного картографа Мори, знатока морских ветров, течений и океанического подводного рельефа.

По уверениям Мори, между Ирландией и Ньюфаундлендом лежало вполне плоское «телеграфное плато», будто самой природой предназначенное для прокладки кабеля. Обнадёженный бизнесмен вернулся в Нью-Йорк и, благодаря своей способности убеждать, очень быстро собрал внушительные средства.

ПЕРВАЯ КАБЛОГРАММА

5 августа 1857 года в небольшом селении на берегу ирландской бухты Валенсия был закреплён конец кабеля, намотанного на барабан, который, в свою очередь, находился на борту парусно-парового американского корабля «Ниагара». Плавание, начавшееся на мажорной ноте, завершилось через 600 км пути, когда кабель внезапно оборвался и затонул на недоступной глубине. Следующая попытка была предпринята в июне 1858 года. К «Ниагаре» присоединился крупнейший британский военный фрегат «Агамемнон». По плану оба судна должны были встретиться на средней точке маршрута, срастить здесь два конца кабеля, а затем разматывать его в противоположные стороны. Но ещё до встречи в океане «Агамемнон» попал в жесточайший шторм, не прекращавшийся десять дней.

По палубе катались сорванные с мест предметы, калеча и раня матросов. Пострадал и кабель в трюмах, нарушилась его изоляция. Корабли всё же сошлись в океане, но все попытки наладить размеренную работу привели лишь к потере многокилометровых кусков кабеля. Дав непродолжительный отдых измученным людям, Филд в июле того же года предпринял третью попытку покорить Атлантику. Суда вернулись на старую точку, опустили на дно сросток двух половин кабеля со свинцовым грузом и начали расходиться. На этот раз всё протекало без ЧП. Через неделю «Агамемнон» достиг ирландского берега, а «Ниагара» подошла к Ньюфаундленду.

Первой телеграммой, точнее, каблограммой, пересёкшей океан, было поздравительное послание британской королевы Виктории американскому президенту. Филда встречали на родине как триумфатора, чествовали как национального героя.

ПЛАВАНИЯ «ЛЕВИАФАНА»

...Между тем, сигналы постепенно затухали, а затем и вовсе пропали.

В какой-то миг общественное мнение повернулось против вчерашнего любимца. Вокруг имени Сайруса Филда клубились самые фантастические слухи. Говорили, что вообще не было никаких экспедиций, что тут сговор и мошенничество, что в итоге Филд продал резко подорожавшие акции компании и неслыханно обогатился.

Спустя ещё какое-то время в Америке началась гражданская война между Севером и Югом, и теперь казалось, что идея подводной телеграфной линии через Атлантику похоронена навсегда. Но, как это ни покажется удивительным, Филд не сломился под ударами судьбы. Более того, ему удалось привлечь к «безнадёжному проекту» новых акционеров!

Тем временем на арене событий появился паровой «Левиафан», детище инженера Брюнеля — четырёхтрубный пароход «Грейт Истерн» («Великий Восток»), красочно описанный в романе Жюля Верна «Плавающий город». Этот гигант, рассчитанный на 4 тысячи пассажиров, приносил одни лишь убытки и теперь продавался за бесценок. Зато судно-великан могло принять в свои трюмы сразу весь кабель (провод пв 3), требовавшийся для прокладки через Атлантику.

В июле 1865 года «Грейт Истерн» двинулся в путь из Ирландии. Казалось, были учтены все ошибки прежних экспедиций, но когда до американского берега оставалось всего 660 миль, кабель всё же порвался, и поднять его с морского дна не удалось, несмотря на многократные попытки. Минул ещё год. И вот «Грейт Истерн» отправился в новый рейс. Для Филда это был последний шанс. Малейшая случайность, и энтузиаст полностью исчерпал бы свой кредит доверия.

Но на этот раз судьба благоприятствовала упрямцу. «Левиафан» достиг берегов Ньюфаундленда. Убедившись, что линия работает безотказно, Филд, на том же корабле, снова вышел в Атлантику к месту прошлогоднего обрыва кабеля. Через два месяца упорных поисков кабель подняли, присоединили к новому барабану и продолжили размотку. Подводная линия Европа — Америка стала двойной, причём, по иронии судьбы, второй, «латаный» кабель показал себя в работе более надёжным, чем первый.

Несокрушимости человеческой воли, проявившейся в этой истории, посвятил свою историческую миниатюру «Первое слово из-за океана» (в цикле «Звёздные часы человечества») известный австрийский писатель Стефан Цвейг.

ЭРА ТЕЛЕФОННЫХ ЛИНИЙ

В последующие 5 лет через Северную Атлантику пролегло ещё 3 подводных кабеля. Затем линии телеграфной связи были проложены под водными пространствами Тихого и Индийского океанов, в Южной Атлантике. Но вот появилось ещё одно чудо техники — телефон. Телеграфный кабель для телефонной связи не годился, тут требовались принципиально иные технологии.

Первая подводная телефонная линия Великобритания — США открылась 25 сентября 1956 года. Ещё через семь лет кабельный телефонный канал связал Северную Америку с Австралией по маршруту Ванкувер — Гавайи — Фиджи — Новая Зеландия — Сидней. Позднее подводный телефонный кабель пролёг между Австралией и Азией. Между тем начался «оптический» период телефонной связи. Преимущество этого новшества заключалось в том, что по каждой паре оптических волокон можно было передавать одновременно почти 4 тысячи телефонных разговоров. Две первые световодные подводные линии соединили США с Европой, а затем и с Японией в 1988 году.

По сравнению с подводным электрическим кабелем, который соединяет только два конечных пункта, оптический кабель позволяет делать ответвления в любой точке. Так, всего лишь одна трансатлантическая оптическая линия соединила США, а вместе с ними и Канаду, с Англией, Францией и Испанией.

Ещё на заре изобретения радио некоторые инженеры громогласно заявляли о том, что в будущем подводные кабели останутся лишь экспонатами музеев. Но этого не случилось. Несмотря даже на впечатляющие успехи космической радиосвязи, подводные кабели продолжают нести свою службу, успешно соперничая со спутниками.

На стороне кабелей целый ряд преимуществ: независимость от погоды, лучшая экономичность, в том числе для пользователей Интернета, более длительный срок службы. Уже сегодня переплетение в Мировом океане подводных кабелей различного назначения напоминает паутину. И эта «паутина» прирастает от года к году. В наши дни, например, прокладывается оптоволоконный кабель между Кубой и Венесуэлой с ответвлением на Ямайку общей длиной свыше тысячи морских миль. А в России сейчас прорабатывается проект прокладки подводного кабеля с Дальнего Востока в Японию для передачи электроэнергии.

  • 3219
  • Валерий Нечипоренко
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.