По-каковски говорить будем?

23 июня 2011

Печать Печать

Сегодня любой читатель поневоле застрянет на строчке, столкнувшись в тексте с такими перлами древнего наречия, как «чепи харалужными», «зегзицею незнаема рано кычеть» или «чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй». Подобное без переводчика или словаря не понять. А ведь всего несколько веков назад эти слова были в ходу. Их произносили, записывали, с помощью них общались, думали. Не превратится ли в такую же архаику лет через триста наша сегодняшняя речь? И что вообще станется с языками мира в не таком уж далеком будущем?

По-каковски говорить будем? Большинство наших потомков будут владеть, как минимум, двумя языками

Из истории известно, что с языками всегда происходило одновременно два противоположных процесса. Как во вращательном движении: есть центробежная сила и есть центростремительная. Один язык распадался на несколько, которые почти сразу стремились объединиться в один. Связано это было всегда с миграцией.

Разрастающемуся племени требовалось все больше жизненного пространства. Оно разделялось на несколько маленьких племен, которые расселялись на значительном расстоянии друг от друга, жили в разных условиях. Это не могло не влиять на образ жизни, культуру, в том числе и на язык. Возникали новые говоры, диалекты и в конце концов новые народы со своими национальными языками. Родственными, сходными, близкими, но разными.

Однако за последние пару веков этот процесс сильно затормозился. Число национальностей не увеличивается, а заметно уменьшается. Поэтому вряд ли стоит в ближайшем будущем ожидать появления новых языков.

А как обстоят дела с центростремительным движением, объединяющим разные говоры в один язык? Не поглотит ли оно языковое многоцветье человечества, заменив искусственным унифицированным средством общения в глобальном мире?

Многие футурологи, особенно советские фантасты, считали такое развитие объективным процессом и заранее смирялись с этим неизбежным, закономерным результатом. Правда, в их построениях было больше идеологии, чем научных исследований.

Бытие языковой среды, как выяснилось, много сложнее и разнообразнее.

НЕЕСТЕСТВЕННАЯ ЕСТЕСТВЕННОСТЬ

В каждой семье скрытно процветает многоязычность.

Есть язык, на котором учат маленьких детей говорить. Он общий для всей семьи, обычно на нем вещают по радио и телевидению. Но через несколько лет ребенок освоит подростковый сленг, которым будет общаться только со своими сверстниками. В разговоре с учителями или родителями такие слова могут оказаться неприличными, а часто и непонятными. Папа на работе использует такие термины, что мама может не захотеть их слушать, зато мама с подругами разговаривает на сленге их юности, который очень сильно отличается от сленга их детей. Бабушки и вовсе помнят такие слова, как «керогаз» или «парторг».

И это норма, «естественный фон лексической радиации». Каждый знает общий язык и одновременно использует парочку «диалектов».

Особенно это заметно на примере мигрантов. Например, русская семья, переехавшая в США, вынуждена осваивать и использовать английский язык. С акцентом, с ошибками, сложностями, но иначе невозможно. При этом между собой они говорят по-русски.

Однако так просто складывается только в первом поколении.

Уже ближайшие их потомки попадают совсем в другую ситуацию. Для них страна (чужая родителям) оказывается родиной, а родина их родителей — чужой страной. Главным, а иногда и единственным связующим звеном с далекими соплеменниками становится язык предков.

Казалось бы, естественно ожидать постепенного, но неуклонного забвения этого языка, активно вытесняемого местной (для них уже родной) речью. Но жизнь показывает, что такой «естественный» ход событий скорее исключение, чем правило. Потомки давно «понаехавших тут» бережно сохраняют знание языка предков, передают его своим детям и охотно пользуются им в кругу семьи. Что абсолютно не мешает в совершенстве владеть языком страны, где они родились и живут.

ЯЗЫК МЕНЯЮЩЕГОСЯ МИРА

До недавнего времени центростремительные объединения языков почти всегда были результатом целенаправленных усилий властей. В многонациональных империях единство языка — удобный инструмент управления, регулирования. Неслучайно он всегда назывался государственным. На нем издавались законы, велось судопроизводство. Стоило империи распасться — и каждый народ стремился вернуться к родному языку, правда с большим грузом заимствований из государственной лексики.

Сегодня более мощным «объединителем» становится техника.

Транспорт уменьшил для нас расстояния в сотни раз. Телевидение и Интернет расширили обитаемое нами пространство тысячекратно. Путешествие, которое раньше длилось месяцами, сегодня совершается за несколько часов. На экранах мы видим то, что происходит буквально в этот момент на другой стороне планеты. Земной шар становится маленьким, и собеседником оказывается любой иностранец.

В ближайшем будущем каждый представитель человечества так или иначе окажется в положении иммигранта среди таких же иммигрантов, но из других стран. Количество переговоров с иноязычными партнерами, клиентами, сотрудниками вырастет безмерно. Использование переводчиков, бюро переводов станет неэффективным, изучение чужих языков останется затруднительным (хотя даже современные методики позволяют каждому овладеть 5-7 языками без особого труда). Значит, неизбежно придется использовать единый язык общения.

Вряд ли это будет один из ныне существующих естественных языков, тот же английский (при всей его распространенности), испанский или арабский. Скорее всего, все-таки появится искусственный язык вроде эсперанто. Многие лингвисты сейчас увлечены созданием евразийского языка на основе древних корней индоевропейского.

Национальные амбиции тут не существенны. Язык международного общения должен быть максимально удобен, иметь простую грамматику, необходимый запас слов, не допускать никаких исключений и передавать тончайшие оттенки мысли. Ни один из естественных языков таким требованиям не отвечает. Впрочем, для новых поколений любой избранный вариант будет новым, незнакомым, и его все равно придется учить.

МНОГОЛИКАЯ БИЛИНГВА

Таким образом, можно ожидать, что большинство наших потомков будут владеть, как минимум, двумя языками. Один — для общения со своими, другой — для всего остального мира.

При этом возможны два полярных варианта двуязычия и множество промежуточных. Одно дело, когда постоянно используется родной язык, а к общему обращаются только в случае необходимости. Так функционируют почти все форумы в Интернете. На русских пишут по-русски, на китайских— по-китайски. На общем, английском, чиркают только термины и читают служебные сообщения.

Многие лингвисты сейчас увлечены созданием евразийского языка на основе древних корней индоевропейского
Но совсем другое дело, когда и в быту разговаривают на общем, а родной вспоминают лишь по случаю: на семейных праздниках, торжествах. Такой вариант действительно чреват забвением своего языка вместе с национальной культурой.

Будем надеяться, что Россия данного варианта избежит. Потому что, как бы ни был удобен общий язык для всего человечества и сколько бы ни талдычили нам о выгодности и неизбежности всемирной глобализации, но свой родной язык всегда останется и ближе, и богаче, и красивее. Во всяком случае, до тех пор, пока в нем сохраняются слова «свой» и «чужой».

  • 2853
  • Николай Сажнев
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.