Знаток ядов

17 июня 2011

Печать Печать

Жаль было отпускать опытного переписчика и знатока трав, но — приказ. Настоятель многозначительно указал пальцем вверх. На рукописные книги потихоньку снижался спрос... Монах попросил выделить ему запас цветных чернил пяти видов. И забрал с собой мешочки с травами и кореньями.

Знаток ядов Джон Ди продал императору Рудольфу II, хитрец присочинил, что в ней есть рецепт эликсира молодости,

Немалое число западных криптологов по-прежнему «ломают копья» вокруг расшифровки так называемого манускрипта Войнича (или просто MB), купленного мужем известной писательницы ЭЛ.Войнич в 1912 году у иезуитов в Италии. Ныне рукопись — в библиотеке Йельского университета.

Между тем неудачных попыток прочтения странной рукописи было множество, начиная с 1920-х годов.

Отставные дешифровщики, профессионалы своего дела, перепробовали десятки языков с разных континентов, методы частотного анализа встречаемости своеобразных символов, гадали над рисунками... Неудачи породили гипотезу, построенную по принципу «нет человека — нет проблемы». Якобы нет настоящего автора и содержательного текста — так, мистификация с неясными целями.

Скептиков опроверг дважды проведённый радиоуглеродный анализ — и бумага, и чернила изготовлены в Европе в XV веке. И работающий в Вашингтоне индийский профессор Рао опять применил частотный анализ, но в версии, разработанной для восстановления генетических кодов.

В средние века любили шифры-решётки, по прорезям которых читали текст. В случае MB всё сложнее, символов-пустышек полно (в их числе значок с «виселицей» — наверное, чтоб не повесили как отравителя). Теперь бы сверить текст с рисунками, но растения-то составные — тычинка от одного, лепесток от другого, корешок — от третьего. Последовательно выявить таким путём реальные лекарственные и ядовитые растения до нас не пробовали. А зря — сразу становится ясным, что надо искать в тексте. Хотя и тут хитрости — яд, скажем, содержится в семенах, а на картинке — листочек. А поклонников частотного анализа даже после отбрасывания символов-пустышек смутит обилие очень коротких слов в тексте.

Надо ещё вспомнить о принятых в средние века латинских сокращениях типа NB (nota bene — «на заметку» со смыслом «очень важно»). Есть и много других «мелочей» — всего выявленных правил прочтения десятки.

Особо убедительны те рецептуры, когда яды и по отдельности смертельны (скажем, из белладонны и из копытня европейского), а уж вместе — и подавно. Автор рукописи не забыл указать, что полезно посмотреть в правый зрачок, чтобы убедиться в смерти отравляемого.

Сейчас шифруют совсем иначе — ключ может меняться каждые полчаса. Это разумно на войне — если противник и «расколет» цифровой ключ, то координаты целей артиллеристы уже получат и используют. Иное дело — годами составляемый «для самого себя» сборник рецептур, где шифровка нужна, «чтоб не повесили, если поймают». Тут шифр должен быть очень изощрённым, не цифровым.

Читать можно медленно, только чтобы уточнить детали (весовые части и прочее). Особо интересно наличие китайских растений, в том числе корня элеутерококка, неизвестного тогда в Европе, но чётко изображённого на одном из рисунков. Можно смело считать — автор MB ездил в Китай. Реально удавшейся в XVI веке поездкой учёных в Китай была миссия иезуитов в Пекин во главе с М. Риччи. Сам Маттео Риччи, итальянский миссионер-иезуит, математик, картограф и переводчик, на многие годы остался в Пекине, но, конечно, послал доверенного курьера-фельдъегеря с отчётом в Рим. Этот курьер, монах из Северной Италии, и был автором манускрипта. Сведения из истории цветных чернил помогут нам раскрыть историческую загадку.

ОСОБЕННОСТИ МОНАШЕСКИХ ЧЕРНИЛ



В скриптории одного из монастырей в Северной Италии монахи переписывали Библию. Разумеется, не на бумагу, а на более дорогой пергамен (здесь верно не ставить букву «т» в конце слова). Особо ценился пергамен не белый, а с коричневыми тенями, полученный из шкур пегих животных. Монахи после покупки листов полировали их, делая мелованными.

В обычных книгах только обложка из пергамена, а внутри бумага, но тоже мелованная. Монахи многократно отбивали в воде мелко нарезанные белые тряпки, а затем прессовали слои полученной волокнистой массы, прокладывая их войлоком.

Фирменным отличием монастырей на северо-востоке Италии было полирование готовой бумаги гладким камнем «под пергамен». Большие листы сгибали и складывали в «тетрадки», причём более белые и более цветные страницы располагались попарно. Теперь можно было браться за перо.

В правой руке у переписчика — высушенные гусиные или лебединые перья, взятые из внешней кромки левых крыльев птиц, чтобы их изгиб был удобен правше. В левой — ножичек, чтоб подчищать пятна, ежели чернила капнут, да ещё затачивать кончик пера по мере необходимости. На поясе висела чернильница с чёрными чернилами. Их готовили, используя нарост на дубовых листьях, остающийся в виде «чернильного орешка» после того, как из него вылетает вылупившаяся из личинки орехотворка. «Орешки» размачивали в белом вине или уксусе. К раствору добавляли железный купорос, полученный после того, как ржавые гвозди полежат в серной кислоте, разбавленной спиртом. После перемешивания в почти готовые чернила добавляли для вязкости высушенный сок акации — гуммиарабик.

Ярко-красная краска — «киноварь» содержала сульфид ртути, яичный клей и гуммиарабик и была вредной для здоровья. Её откупоривали по мере необходимости. Но как раз в описываемое время именно в Италии распространились красные чернила из корней растения марена, так что монах после нескольких лет работы в скриптории оставался здоров.

Не любил он, правда, белую краску — в ней свинец. В специальных креплениях подвешены рожки с запасом цветных чернил. Особо ценные ярко-синие чернила выдаёт при необходимости настоятель. В них дорогущая ляпис-лазурь, контрабандой вывезенная из афганских земель. Несколько дешевле зелёная краска — в ней не обязательна добавка толчёного малахита, чаще сок яри-медянки. Ещё проще с коричневым цветом — в Италии много вулканических почв, придающих краске этот оттенок, можно ещё добавить шафран.

В особых случаях использовали золотые чернила из измельчённого в порошок золота в смеси с гуммиарабиком. Их хранили в раковинах мидий или устриц и называли ракушечными. С середины XV века они вытеснили золотую фольгу. Теперь на буквицах книг красовались россыпи золотистого «инея». Золочение наносили пером на готовый рисунок, да не сразу, а на подложку из особой смеси гипса, свинцовых белил, сахара и яичного клея. Подложку тоже наносили пером. Замучаешься, одним словом. В дороге даже опытный переписчик не смог бы использовать золочение. Всё остальное — вполне вероятно. Вот и в манускрипте есть чёрная, красная, зелёная, коричневая, даже синяя краски, но нет золотой. Такой набор чернил мог иметь только монах, имевший опыт работы в скриптории. Переписчика и травника отобрали для участия в поездке в Китай. Он переписывал набело донесение в Рим и попутно с интересом знакомился с китайскими сборниками рецептур. В дороге курьер избегал расспросов, а излишне любопытного мог угостить чем-то экзотическим вроде смертельной смеси кофия с опием.

Колбы в рисунках с «ядогонными аппаратами» закрашены зелёным. На одной из страниц рукописи одна из пышнотелых дам держит ведёрко с ярко-синей жидкостью, другая — с ярко-красной. Сами растения часто бурые, когда зелёный цвет казался автору неподходящим. Он возил с собой понемногу дорогих синих и вредных красных чернил, но предпочитал безопасные — чёрные, коричневые, зелёные. Бумагу предпочитал старую, из монастырских запасов.

ДЕТЕКТИВНАЯ СТОРОНА МЕДАЛИ



Фельдъегерь-монах после поездки из Пекина в Рим вполне мог получить новое назначение. И затем «пересечься» с работавшим в Кракове и Праге в 1583-1589 годах весьма известным английским астрологом и разведчиком XVI века Джоном Ди.

Из истории разведки известно, что Джон Ди вместе со своим напарником по шпионажу алхимиком Эдвардом Келли на деле «снимали» информацию, которой обменивались резиденты иезуитов в Кракове и руководство ордена в Ватикане. Причём работавшие в Кракове иезуиты получали сводки и про другие страны, что было весьма опрометчиво, так как англичан весьма интересовали секреты из Мадрида, добытые там конкурентами.

Становится понятной легенда о том, что таинственную рукопись именно Джон Ди после своего провала в Праге продал императору Рудольфу II (хитрец присочинил, что в ней есть рецепт эликсира молодости), получив дозволение убыть восвояси в Англию. Менее удачливый Келли так и оставался в пражской тюрьме до самой смерти. От него к тому же требовали алхимического золота.
Яд, скажем, содержится в семенах, а на картинке - листочек
Кстати, первым достоверно установленным владельцем рукописи был лейб-медик императора Рудольфа II по имени Якоб Хорсике де Тепенек. Конечно, рецепта эликсира молодости он не раскрыл, но и английский агент уже был далеко...

История умалчивает о том, как Ди достал рабочую тетрадь у резидента «конкурирующей фирмы». Англичанин был известен как философ, астролог, географ, но ни в коем случае не как знаток ядов. Так что вряд ли знаток ядов сам был отравлен. Впрочем, выкрасть рукопись с разноцветными рисунками составных растений можно было многими способами.

  • 2804
  • Сергей Кривенков
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.