Тайна видений Фридерика Шопена

6 июня 2011

Печать Печать

Здоровье великого польского композитора Фридерика Шопена всегда оставляло желать лучшего: умер он в 1848 году в 39-летнем возрасте в результате легочного заболевания. Но, говорят теперь испанские врачи, могло случиться так, что до сих пор игнорировалась другая болезнь, которой страдал Шопен. Речь, по их мнению, идет об одной из форм эпилепсии.

Тайна видений Фридерика Шопена Видения Шопена были достаточно сложными, многие из них касались темы смерти
Основную озабоченность врачей вызывали повторяющиеся свидетельства о неких видениях, во время которых композитор наблюдал то умерших родных и друзей, то угрожавших ему сверхъестественных существ. В 1848 году Шопен, к примеру, неожиданно прервал на концерте исполнение сонаты №2 си-бемоль минор и ушёл со сцены, но через некоторое время вернулся и, не сказав ни слова, продолжил играть.

Позже в письме к одному из друзей он признался, что из чрева фортепиано показались некие «проклятые твари», которые уже являлись ему ранее ночью, а пауза потребовалась для того, чтобы прийти в себя.

В письмах Шопена, а также в воспоминаниях близких ему людей содержатся и другие описания тревожных видений, которые вторгались в его жизнь.

Его подруга Жорж Санд упоминала несколько случаев, когда у композитора были визуальные галлюцинации. Один такой случай произошел во время посещения ими монастыря, который ему показался «переполненным призраками».

Удивительные видения посещали композитора неоднократно. Он вел долгие бурные беседы со своими героями, которые — во всяком случае для него — были вполне реальны. Ночью и в случаях простуды или недомогания призраки донимали его чаще. Причем композитор видел, но не слышал «бесов». Видения Шопена были достаточно сложными, многие из них касались темы смерти. Проанализировав имеющиеся данные, ученые предположили, что галлюцинации Шопена не были вызваны психическим расстройством, так как, при той же шизофрении, они принимают форму голосов, а не видений.

Наиболее вероятное объяснение шопеновских призраков, по мнению испанских специалистов, состоит в том, что музыкант страдал височной эпилепсией. Описываемые Шопеном микроптические галлюцинации (появление детальных, но уменьшенных образов людей и объектов), небольшая продолжительность галлюцинаторных эпизодов и то, что проблем со зрением у него не было, как нельзя лучше соответствуют такому диагнозу, сообщает русская служба Би-би-си.

Сегодняшние пациенты, у которых диагностирована эта болезнь, также нередко в припадках видят странные вещи и переживают очень острые ощущения — похожие на те, что описывал Шопен.

Правда, врачи признают, что композитор принимал еще и основанные на опиуме смеси, которые помогали ему снимать физические боли. Но они отвергают предположение о том, что именно эти смеси вызывали галлюцинации, указывая на качество видений Шопена и на то, что они у него появись задолго до того, как он стал принимать опиаты.

Вычеркивают они из списка возможных причин и мигрень, поскольку видения Шопена были очень краткими.

Доктор Мануэль Васкес Карунчо и его коллеги признают: точный диагноз поставить сложно без современных методов анализа, без возможности обследования самого пациента. Но добавляют: вероятно, врачи не распознали мучившую Шопена болезнь потому, что в то время об эпилепсии знали немного.

ГЕНИИ И ПОТУСТОРОННИЙ МИР



К сказанному следует добавить, что «экстравагантным» поведением при жизни отличался не только Фридерик Шопен. Немецкого композитора Роберта Шумана всю его творческую карьеру преследовали говорящие столы, и он видел звуки, которые складывались в аккорды и музыкальные фразы.

Английский писатель Гаррингтон воображал, что мысли вылетают у него изо рта в виде пчел и птиц, и хватался за веник, чтобы разогнать их.

«Только великие люди обладают великими недостатками», — говорил знаменитый Ларошфуко. А уже упоминавшаяся выше Жорж Санд добавляла: «Вот где сидят у меня эти великие люди. Хорошо читать их жизнеописания, приятно посмотреть на них, отлитых из бронзы или высеченных из мрамора, но плохо иметь с ними дело».
Генрих Гейне: «Мое умственное возбуждение есть скорее результат болезни, чем гениальности...»
Генрих Гейне писал о себе: «Мое умственное возбуждение есть скорее результат болезни, чем гениальности. Чтобы хоть немного утешить страдания, я сочинял стихи. В эти ужасные ночи, обезумев от боли, бедная голова моя мечется из стороны в сторону и заставляет звенеть с жестокой веселостью бубенчики изношенного дурацкого колпака».

Альфред де Мюссе слагал свои стихи при свечах, за столом, где стояло два прибора для его милой воображаемой женщины, с которой он по ночам вел долгие любовные разговоры.

Художник Анри Матисс часто рыдал во сне и просыпался со звериным воплем, отгоняя от себя страшных монстров. Гюстав Флобер во время работы над очередным романом «вызывал» духов своих литературных героев и разговаривал, стонал, плакал и смеялся вместе с ними.

Какими «болезнями» страдали эти гении? Как видим, у ученых впереди довольно большой «фронт работ»...

  • 1993
  • Геннадий Федотов
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.