Путешественник по воле и поневоле

3 мая 2011

Печать Печать

Мы привыкли считать, что путевые заметки часто свидетельствуют о жизни профессионального путешественника. Такие появились в эпоху, последовавшую за так называемыми великими географическими открытиями, когда европейцы узнали о далёких континентах. Что касается более ранних времён, то воспоминания могли оставлять и люди, путешествия которых были частично вынужденными.

Путешественник по воле и поневоле Обстоятельства складывались таким образом, что Хасану так или иначе приходилось возвращаться в Фес

Одним из таких людей был уроженец Гранады Аль-Хасан ибн Мохаммед Аль-Вазан, вошедший в историю под прозвищем Лев Африканец. Сейчас бы его называли просто Хасан Альвазан.

Родился он в Гранаде в 1488 году, всего за три года до её завоевания испанцами (войско католических королей Фердинанда и Изабеллы вошло в город 1 января 1492 года). Дядя Хасана по материнской линии, Кхали, служил переписчиком в секретариате эмирата. Семья после взятия Гранады решила перебраться в Магриб, и с 1494 года Хасан жил в городе Фес. Сначала он учил Коран, как почти все мальчики-мусульмане Феса тех времён, и в 1502 году был признан грамотным – тогда это был специальный праздник, называвшийся День Оглашения. Хасан продолжил обучение, что уже было уделом немногих. Его дядя Кхали пришёлся в Фесе «ко двору» и новый султан Феса в 1504 году дал ему поручение дипломатического характера — доставить известие о собственном воцарении правителю Судана. Хасан упросил дядю взять его с собой. Путь каравана лежал через Атласские горы и далее — по оазисам Сахары.

Впоследствии Хасан в своих воспоминаниях рассказал множество интересного о местах, которые он проезжал вместе с дядей. Чего стоит хотя бы описание такого обычая — близ деревни Умм-Джениба все должны были приплясывать, чтобы их в дальнейшем не поразила лихорадка. Кхали был явно не суеверным и плясать не стал. Он-то как раз и заболел лихорадкой.

Караван добрался до города Томбукту в Сахаре. Посол должен был встать на колени перед местным правителем, коснуться лицом земли и посыпать горстью земли свою голову и плечи. Томбукту тогда был настолько богат, что там не чеканили монет, используя маленькие золотые слитки. Правда, разменными деньгами, как и во многих восточных странах, служили раковины каури. До Судана посольство не добралось — Кхали умер от лихорадки, так что Хасану пришлось вернуться в Фес.

ДВУХЛЕТНЕЕ ИЗГНАНИЕ



В 1509 году он нанялся в приказчики к проживавшему в Фесе генуэзскому купцу и сумел очень выгодно съездить в город Тефза, на тот момент не желавший подчиняться султану Феса. Хасан сначала выгодно продал им клинки, затем выступил посредником на переговорах с правительственными войсками и сумел уговорить горожан заплатить крупный выкуп, предотвратив штурм города. В итоге он сказочно разбогател и стал независимым купцом, бывшим на хорошем счету у султана.

Времена были неспокойные, испанцы и португальцы захватили несколько прибрежных городов Магриба, ив 1511 году султан Феса попробовал отбить у португальцев город Танжер. Вслед за султаном руководитель «вольной армии» Ахмед Хромой попробовал отбить город Агадир. Хасана, знавшего в отрочестве жившего тогда в Фесе Ахмеда Хромого, султан послал к нему с предложением союза, подкреплённым немалой суммой денег. Однако союза не вышло. К тому же друг детства Хасана Харун, женатый на его сестре и бежавший несколько лет назад в горы, стал во главе шайки разбойников.

Султан отправил Хасана в двухлетнее изгнание в отместку за родство с этим атаманом. Так что нежданно свалившееся на молодого человека богатство не принесло ему долгого счастья. К тому же умерла при родах его жена. Слуги и личная охрана погибли в снежном буране при переходе через Атласские горы. В Томбукту Хасан застал грандиозный пожар. И пришлось ему прибиться к каравану, идущему к Нилу. Таким образом, он всё же добрался до Нубии, куда не доехал с дядей. Побывал он и в районе озера Чад, куда европейцы проникли только в XIX великолепном веке.
Льв Африканец – пират, профессиональный путешественник или мятущийся человек, живший на стыке цивилизаций?
Затем — путь по реке до Каира. Там путешественник вновь женится на молодой черкешенке, вдове турецкого принца. Ребёнка черкешенки Хасан усыновил, но на всякий случай вернулся в Фес. Прощения у султана он опять не получил, поскольку друг детства Харун его снова подвёл — он служил уже известному в те годы берберийскому пирату Арруджу Рыжебородому.

Поэтому Хасан с семьёй (черкешенка родила дочь) перебрался в Джиджелли — ставку этого крупнейшего пирата — и стал работать на него. Он выполнил опасное дипломатическое поручение своих новых друзей — съездил в Константинополь для переговоров с султаном Селимом. Там он случайно узнал, что армия Селима собирается присоединить Египет к султанским владениям. И решил предупредить руководство Египта, состоявшее тогда из обращенных в ислам черкесов-мамлюков (дословно — одержимых).

ТАЙНЫЙ ПОМОЩНИК ПИРАТА



Среди мамлюков выделялся своей храбростью государственный секретарь по имени Туманбей. После того как войско египетского султана, выступившего навстречу туркам, было разбито, он по-пробовал сначала организовать оборону Каира, а после взятия города в 1517 году возглавил восстание. Однако потерпел поражение и был повешен на городских воротах. Хасану и его жене-черкешенке, естественно, пришлось спешно бежать из города. Совершив с семьёй паломничество в Мекку, он окружным путём вернулся в Тунис, где всё это время жила его старшая дочь. Однако тут же был похищен сицилийскими пиратами (семья оставалась дома) и увезён в Италию.

В 1519 году на День Святого Валентина он был подарен тогдашнему Папе Римскому Льву X. Тот со временем приказал освободить его из знаменитой тюрьмы Замок Ангела в Риме, а затем и окрестил бывшего пленника. Тогда-то Хасан и стал Львом с прозвищем Африканец. Впрочем, благополучие (новоиспечённого Льва даже женили) длилось недолго — после смерти Льва X, урождённого Медичи, новообращённого ждала опала при аскете Адриане VI, но затем вновь роль советни-ка при хорошо знавшем его новом Папе Клименте VII, также из рода Медичи.

Выяснилось, что Ватикан «заказал» пиратам мусульманского дипломата с тем, чтобы его можно было взять на службу! Хитрая политика Медичи, при которых Ватикан успешно балансировал между сильнейшими тогда империями — испанских Габсбургов и турецких султанов,

требовала привлечения на свою сторону знающих людей. Кстати, друг детства Льва Африканца Харун служил теперь новому турецкому султану Сулейману Великолепному. Он сыграл свою роль в присоединении владений алжирских пиратов к Оттоманской Порте. Участвуя в миссии Ватикана с целью «наведения мостов» как с Францией короля Франциска I, так и с Турцией, Лев Африканец уже и в самом деле служил Риму.

Впрочем, имперские войска Габсбургов тогда взяли верх над французами — испанская и немецкая пехота оказались сильнее. А путешественник, попавший в Италию не по своей воле, написал известную до сих пор книгу «Описание Африки». Тем временем турки наступали в Венгрии, а имперские войска — в Италии. И в 1527 году испанцы и германцы взяли Рим. Климент VII затворился в Замке Ангела. А Лев Африканец сумел выбраться из Рима и в итоге вернулся в Тунис, где вновь принял ислам и прожил ещё четверть века.

Европейские путешественники и этнографы еще в XIX веке подтвердили сведения, приведённые в книге «Описание Африки», и с тех пор Льва Африканца считают великим путешественником.

Читателю самому судить о том, можно ли считать Льва Африканца профессиональным путешественником или честнее будет — мятущимся человеком, жившим на стыке цивилизаций в очень бурную эпоху.

  • 2681
  • Сергей Кривенков
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.