Америка была открыта на деньги арабов

29 июля 2008

Печать Печать

Как известно, город Гранада (название которого, по одной из версий, означает «гранатовый замок»), стал одним из последних оплотов ислама в Испании.

Как известно, город Гранада (название которого, по одной из версий, означает «гранатовый замок»), стал одним из последних оплотов ислама в Испании. А 1492 год, когда Гранаду взяло объединенное войско короля Фердинанда и королевы Изабеллы, официально считается последним годом Реконкисты (освобождения испанских земель от власти арабов).



От мавританского владычества остались величественные памятники, из которых наиболее известен дворец Альгамбра. Внутри него особой славой пользуется Львиный дворик. Колоннада из 124 изящных беломраморных колонн оттеняется голубым мрамором стен и позолотой карнизов. В центре дворика на спинах двенадцати львов размещена чаша фонтана. Когда-то Львиный дворик составлял часть помещений гарема эмира Гранады. В этом тихом ныне месте некогда кипели нешуточные страсти. По одной из версий, в комнате, примыкающей к дворику с южной стороны, известной своей двенадцатигранной фонтанной чашей, произошла трагедия, отраженная в нескольких литературных произведениях. Комната ныне носит название Зал Абенсеррахов — в честь одной из знатных мавританских фамилий, представители которой, согласно преданию, были здесь казнены.

История эта началась с того, что один из мавританских рыцарей из рода Абенсеррах, по имени Сайд, влюбился в девушку, родители которой хотели выдать ее замуж за другого. Молодой человек сообщал о своих чувствах любимой, а заодно и всему городу, используя принятый в эмирате условный язык цветов. «Иногда он одевался во все черное, а иногда — в черное с серым; иногда — в лиловое с белым, чтобы показать, что он еще не потерял веры; а то — в коричневое, чтобы показать свои мучения; иногда — в синее, ибо синий цвет был цветом бешеной ревности; а иногда — в зеленое, дабы свидетельствовать о своей надежде; иногда же — в желтое, чтобы заявить о своем недоверии», — писал испанский автор Хинес Перес де Ита. В дни, когда юноше удавалось поговорить с девушкой, он надевал пурпурное с белым — цвета радости и удовлетворения. Роман ни для кого не был секретом. Девушка даже подарила Сайду свою косу, которой он украсил чалму. И похвастался подарком своему знакомому по имени Тарф. Девушка, узнав о том, что ее подарок «рассекречен», разозлилась и дала рыцарю «от ворот поворот». Сгоряча, посчитав Тарфа виновным в ссоре, Сайд вызвал его на поединок и смертельно ранил. Так возникла вражда между родами Сегри, к которому принадлежал погибший, и Абенсеррах. Эмир после расследования причин ссоры простил влюбленного Сайда и даже приказал девушке выйти за него замуж, что тем более разозлило род Сегри.

Львиный дворик
В то время проходили празднества, включавшие турнирный поединок восемь на восемь рыцарей. Народ дивился на Абенсеррахов на их белых конях, в бело-синих одеждах, и на Сегри — на гнедых конях, одетых в ало-зеленые цвета рода. Оба рода выступали на турнире друг против друга. Случилось так, что один из поединщиков был ранен в руку, а в ответ нанес смертельную рану сопернику. Турнир превратился в бой. И все же тогда роды на время примирились. Но затем вражда между ними разгорелась вновь, причем и другие знатные роды стали соответственно на сторону одних либо других.

Тем временем христианские рыцари периодически вызывали на поединки мавританских. Так, в описываемый период произошел знаменитый бой магистра рыцарского ордена Калатравы с гранадским мавром по имени Альбаяльд, в котором победа осталась за магистром. Видимо, эмир понимал, сколь сильно родовая распря ослабляет город в такое время, поэтому он даже приказал брать враждующих под стражу. С трудом достигнутое единство было очень нужно эмиру, ведь он задумал поход на христианский город Хаэн, в котором должны были участвовать сыновья всех знатных родов Гранады.

Однако жителей Хаэна кто-то предупредил о предстоящем походе. Поговаривали, что это сделали как раз Абенсеррахи, известные своими хорошими отношениями с христианами. Сражение между войсками завершилось ничем, однако силам эмира удалось угнать в Гранаду целые стада скота. Во время возвращения войск в Гранаду один из представителей рода Сегри оклеветал своих соперников Абенсеррахов — якобы они замыслили заговор с целью свержения эмира. Эмир приказал обезглавить 36 видных представителей рода Абенсеррах, что и было сделано в одном из залов близ Львиного дворика.

В Гранаде тем временем вспыхнуло восстание — сегодня, мол, казнят одних, а завтра и до других родов доберутся. Теперь уже погибли многие из соперничающего рода Сегри. Восставшие попытались провозгласить новым эмиром дядю правителя. Однако бунт удалось усмирить, и только четыре рода по-прежнему отказывались подчиняться эмиру, в их числе, естественно, были и оскорбленные Абенсеррахи.

В то время проходили празднества, включавшие турнирный поединок
Этот раздор продолжался до самого падения Гранады. Как и во многих других странах, внутренняя распря помогла внешним силам справиться с весьма крепким орешком, каким была отлично укрепленная и очень богатая Гранада.

Эмир попытался было приговорить не признававший его теперь род Абенсеррах к изгнанию из города, обвиняя одного из его представителей еще и в любовной связи со своей женой. Было предложено провести поединок, чтобы супруга эмира могла выставить в защиту своей чести четырех рыцарей.

Тем временем произошли столкновения сторонников старого эмира-отца и правившего эмира-сына. Дворец Альгамбра был взят сторонниками старика. Город разделился на три части — сторонники партий эмира-отца, эмира-сына и сторонники эмира-дяди даже стали ходить в разные мечети, благо в городе их было предостаточно. В конце концов Абенсеррахи и их союзники решили не только уйти из Гранады, но и предложить свои услуги католическому королю Фердинанду. Король согласился принять их на службу и даже посулил им двойное жалованье.

Развивались события и в связи с обвинением против жены эмира. Если бы она не выставила защитников своего доброго имени, то эмир получил бы право казнить ее за супружескую измену. И вот ее честь решили отстаивать христианские рыцари. Известны их имена — Хуан Чакон, Мануэль Понсе де Леон, Алонсо де Агилар и Диего Фернандес де Кордова. В условиях военного давления на Гранаду такое решение оказалось лучшим психологическим приемом, который только можно представить. Но требовалось одержать победу, чтобы показать силу оружия наступающих на эмират христиан. По-видимому, вызвавшиеся защищать честь супруги эмира рыцари были отличными бойцами, так как всем им удалось выиграть свои поединки. Это не только воодушевило собиравшиеся наступать на Гранаду христианские войска, но и порядком деморализовало ее защитников, к тому же подорван был авторитет рода Сегри, видные представители которого были в числе поединщиков, отстаивавших обвинение.

Роспись потолков Альгамбры
Еще более ослабило Гранаду то, что эмир-отец решил совершить набег на соседние с ним земли, попав в результате в плен. В итоге у власти в городе фактически остался эмир-сын, правивший, в общем-то, и ранее, но потерявший популярность в результате казни 36 видных Абенсеррахов, последовавшей затем междоусобицы, наконец, в результате поражения обвинителей его супруги, отстоявшей свою честь, но пожелавшей вернуться к мужу.

Эмир решил заключить мир с Фердинандом и Изабеллой, но после описанных событий его не пожелали впустить в родной город. Пришлось эмиру просить помощи у короля Фердинанда. В конце концов, он вернулся в Гранаду, но авторитет окончательно потерял. Сам эмир постоянно колебался — то ли покориться королю Фердинанду, то есть, попросту говоря, сдаться на милость победителей, то ли оказывать сопротивление, вот так и настал 1491 год от Рождества Христова. Войско испанских короля и королевы подошло к Гранаде и осадило город. Во время этой осады произошел примечательный поединок, явившийся финальным аккордом соперничества двух знатных гренадских феодальных родов. Пятьдесят рыцарей из рода Сегри из числа оборонявших Гранаду вышли на бой с таким же числом рыцарей из рода Абенсеррах, участвовавших в войне на стороне католической королевской четы. Современники свидетельствовали, что бой длился четыре часа и закончился поражением Сегри, оставшиеся в живых отступили к городским воротам. Через некоторое время эмир Гранады созвал во дворце Альгамбра рыцарский совет, одобривший его предложение сдать город. Решили обратиться ко всем горожанам. Мнения простых жителей Гранады разделились, но все равно спустя еще месяц, в самом начале 1492 года, город сдали. Из Гранады были изгнаны представители двух феодальных родов — Сегри и союзных им Гомелов, а также и сам эмир. Он уехал было в Северную Африку, однако вскоре был там убит. Говорили, что так ему отомстили мавры за сдачу города. Из героев поединка в защиту чести супруги эмира вскоре после взятия Гранады погиб один — Алонсо де Агилар. Он участвовал в походе в горную область бывших владений эмира, где мавры-горцы еще продолжали сопротивление в течение некоторого времени. Однако, в конце концов, в этих землях наступил мир.

Сто лет спустя появилось литературное произведение уже упомянутого испанского автора Переса де Ита, в котором он описал события, предшествовавшие взятию Гранады. За следующие сто лет книга выдержала 33 издания! В самом деле, согласимся, — история весьма поучительная, причем не только для тех далеких времен и не только для Испании. Современные специалисты нашли ряд неточностей у средневекового испанского писателя, но подтверждают — основная канва событий, в особенности в том, что касается соперничества двух могущественных гранадских родов, изложена им верно. Историческими лицами являются и все рыцари, участвовавшие в поединке в защиту чести супруги эмира Гранады. Именно поэтому мы позволим себе предположить, что пересказанная здесь история отражает подлинные события почти точно. Что касается неизбежного слова «почти», то оно простительно, когда речь идет о событиях далекого прошлого.

Это время большей части людей знакомо по имени Христофора Колумба. Однако знаменитый генуэзец все же связан с описанными выше событиями. Ведь именно на деньги мавританских грандов была снаряжена его экспедиция: средства на нее нашлись только после захвата сокровищ Гранады. Таким образом, именно арабское золото позволило найти новые сокровища, на сей раз – заморские.

  • 397
  • Денис Проворов
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.