Домовой, барабашка — за гранью

21 июля 2006

Печать Печать

Даже и не знаю, как вам все это рассказывать... Еще подумаете, что я сумасшедшая. Но с нашей семьей на самом деле творятся чудеса, — так начала свою историю Галина Федосеевна Копылова.

Домовой, барабашка — за гранью У супруга вместо ног было что-то вроде копыт.

Барабашки, инопланетяне, лохнесское чудовище — сколько всякой нечисти во всех видах преподносят нам сегодня средства массовой информации. Люди пытаются понять, действительно ли это существует или все это легенды. Галине Федосеевне не приходится гадать, правда ли то, что она видела сама, или нет. Она это видела, а что это — пусть объясняют ученые.

Ночной гость



-Когда я была еще маленькой девочкой, и мы жили в Липягах под Новокуйбышевском, то никто то, что происходило с нашей семьей, не воспринимал как что-то необычное и сверхъестественное. Это сейчас о подобных вещах говорят как об аномальных явлениях. А было вот что. Помню, что у матери моей, Акулины, муж ушел на войну. Через некоторое время к нам пришла похоронка — отец умер в госпитале от тифа. А у матери нас было четверо. Как она горевала, как тосковала! И любила она отца уж больно сильно, да и с нами, что одной-то делать, с хозяйством как в одиночку управиться?

И вот однажды вечером сидим мы все дома, ужинаем. Вдруг стук в дверь. Мать испугалась: кому из сельских придет в голову наведаться в гости в такой поздний час? Подходит к двери, спрашивает: «Кто там?» «Открой, Акулина, это я вернулся», — слышим мы отцовский голос. Младший мой брат так и бросился к двери папаню встречать. Забыл совсем мальчишка, что отец наш от болезни умер и не может вернуться домой. Мать его от двери оттолкнула, велела на свое место вернуться. «Не Петр ты. Мой муж от тифа умер, иди своей дорогой». А гость не уходит: «Открой, Акулина! Петр я. Вылечился и домой пришел. Ошибка в похоронке вышла. Живой я. Посмотри в окно, увидишь». Подбежала мать к окну: и вправду, стоит ее Петя живее всех живых, улыбается ей. «Открой, дуреха! Я вот детям гостинцев разных принес, пряников, конфет». Смотрит мать, и действительно, все карманы отцовой одежды набиты пряниками и печеньем. Мы, обычно и картошки-то вдоволь не видевшие, стали умолять мать пустить отца домой. Но что-то ее остановило. «Не может это быть ваш отец,- сказала мать. — Лицом похож, голос его, речь ласковая, но чувствую я, что не Петр это». Потом мама села на кровать, позвала детей, обложилась нами, так мы и сидели до утра.

До самого рассвета отец стучал в дверь, уговаривал пустить его, вспоминал разные эпизоды совместной жизни, но мать наша была неумолима. А поутру стук прекратился. Вышли мы на крыльцо, а там нет никого, только помет козлиный да камни валяются. Я уже потом поняла, что мать моя по каким-то ей одной известным приметам угадала, что то был не наш папаня. В то время все это воспринималось, конечно, не как рядовое явление, но и не как из ряда вон выходящее. Подобное происходило не только с моей мамой, но и с другими сельчанками.

Одна молодая вдовица в похожей ситуации не выдержала и пустила своего возлюбленного домой. Несколько дней он к ней приходил по ночам. А однажды, как рассказывали в селе, уронил как бы невзначай ложку под стол. Женщина наклонилась и увидела, что у ее супруга вместо ног что-то вроде копыт. В этот же момент он ее и убил. С тех пор моя мать нам крепко-накрепко наказывала по покойникам сильно не тосковать, чтобы беду не накликать.

Хозяйственный домовой



-А еще жил у нас домовой, — продолжает свой рассказ Галина Федосеевна. — Но это уже тогда, когда мы в Ипатьевку переехали. Мама моя вышла второй раз замуж. У нее родился пятый ребенок, Павлушка. В ту пору ему было лет пять. И вот, говорю, у нас появился домовой, барабашка, или как их там сейчас называют. Только он у нас добрый был, по хозяйству нам помогал. У нас тогда две лошади было. Так вот, ночью он им все гривы заплетет, воды в ведрах натаскает, дрова аккуратно сложит. И вот как-то раз Павлушка вздумал подурачиться. Мы-то, старшие, знали, что с домовым нельзя шутить и его обижать. А Павлушка взял да и проделал дырку в ведре, которое ночью домовой водой заполнял. С тех пор домовой обиделся, и помогать нам перестал. Правда, спасибо ему, и худого нам ничего в отместку не сделал.

Сейчас вот читаю разные случаи в газетах, там если кто дома заведется, то уж обязательно какие-то гадости вытворяет. Мать моя молодым, которые в ее историях сомневались и спрашивали, почему же они-то сейчас ничего такого не видят, всегда отвечала: «Да потому что вы сами себе теперь черти стали». Может, и домовые теперь людям не помогают, а стараются напакостничать как можно больше?

Потусторонний жених



-Самая страшная история произошла с моей сестрой Раисой. Она уехала в Самару из деревни вслед за мной. Как и я, вышла замуж. Муж у нее был хорошим, работящим человеком. Одна беда — работал вахтовым методом на Севере, и дома они с дочерью его практически не видели. И вот, когда дочь стала уже взрослой, зажила своей жизнью, Раиса подумала-подумала да и сошлась с одним мужчиной. Посчитала, что еще молода и заживо себя хоронить при муже, которого всегда нет, нельзя. Мужчина тот был на несколько лет ее старше, внешне производил впечатление вполне положительного человека. Но вот через несколько месяцев встречаю я Раису, а на ней лица нет. Хочешь — верь, говорит она мне, хочешь — не верь, но Дмитрий, с которым я познакомилась, вовсе не человек. «Если б ты знала, что со мной происходит, — плакала сестра. — Но я ничего тебе сказать не могу, он меня убьет». Попрощавшись с Раисой, я, честно сказать, ни одно ее слово не восприняла всерьез. «Обычная ссора. Погуляла, покрутила хвостом, а теперь он ей разонравился. Может, из квартиры Раиной добровольно уходить не хочет?» — подумала я. Твердо, решив на неделе связаться с братьями и выдворить Раисиного ухажера, я на этом успокоилась, а через некоторое время, погрузившись в свои собственные дела, благополучно об этом забыла.

Раису я встретила через три месяца недалеко от дома, где жила сестра. «Не вздумай подниматься ко мне! — закричала она еще за несколько шагов до меня.- Они там! Он и его слуги. Я могу разговаривать с тобой только здесь. Ничего не говори моей дочери, я от нее скрываюсь. Галя, он не человек!» Еле остановив бредовые, как мне тогда показалось, выкрики сестры, я привела ее к себе домой. Как же она изменилась! Некогда красивое лицо было изжелта-бледное, кожа обтягивала скулы, все руки были в кровоподтеках, каких-то порезах и синяках. «Наркотики? Алкоголь? Сумасшествие?» – лихорадочно перебирала я в голове возможные объяснения поведения сестры. «Господи! Во что тебя втянул этот гад?!» Раиса плакала: «Они, его слуги, сказали мне, что если я что-нибудь кому-нибудь скажу или попытаюсь убежать, то они ослепят меня. Галя! Я так боюсь, но я должна туда вернуться».

Конечно, я не хотела ее отпускать, но она настаивала.

Через неделю, когда я уже договорилась о психиатрическом обследовании моей сестры, Раиса ослепла. Сразу и, как говорят врачи, тотально. Не на шутку встревожившись и гоня прочь от себя мысли о том, что сестра говорила до этого, я отправилась в ее квартиру. Но там никого не было, и дверь мне никто не открыл. Я поехала в деревню звать на помощь наших братьев. Когда мы все вместе приехали, то опять отправились туда, где жила Рая. Дверь была открыта.

Раиса лежала на кровати, я позвала ее. Она тихонько повернула ко мне изможденное лицо и сказала: «Помнишь, мама нам рассказывала, что в нашей деревне жила Авдотья, которая обращалась в свинью? Когда приходила ночь, она втыкала ножи по кругу, перекувыркивалась через них и становилась настоящей свиньей. Бегала по деревне и безобразничала. Потом раз мужики подловили ее и, как Панночку в »Вие«, избили. А на Авдотье потом все увидели синяки и шрамы. Мы тогда слушали эту историю как страшную сказку. Со мной произошло нечто вроде, только гораздо страшнее. Они сказали, что теперь я умру. Только перед этим мне надо увидеть мою девочку». Пока я слушала Раису, братья обыскивали квартиру, пытаясь найти следы Дмитрия, пустые бутылки или шприцы. Но ничего не было. Мы заметили лишь то, что, несмотря на летнюю жару, в квартире стоял жуткий холод, у нас зуб не попадал на зуб. Раиса тоже лежала, закутавшись в шубу и шаль. Видно было, что ей очень плохо.

Дочку Раисы мы звать к матери побоялись. А сестре моей, как мы ни старались, лучше не становилось. Месяц она мучилась в агонии, наотрез отказываясь лечь в больницу и умоляя привести к ней дочь. Наконец братья сжалились и привели Людмилу в квартиру к ее матери. Через час после ее визита Раиса умерла. Это уже потом, когда стали показывать «ужастики» и продавать разные книжки, я узнала, что действительно, когда в квартире находятся инфернальные силы, ну, дьявол, например, то это сопровождается сильным холодом. И что человек, которому известно что-то, не может умереть спокойно, не передав кому-нибудь свои знания. Может, это, конечно, и бред все, но почему Раиса умерла сразу после прихода Людмилы, почему было так холодно, наконец, как она предсказала свою слепоту? Если бы я тогда знала, что это все не просто так, я, может быть, обратилась бы к какой-нибудь старушке-ведунье или в церковь, где изгоняют разную нечисть. Но тогда я думала, что сестра моя просто больна.

Узнав о болезни и смерти жены, приехал муж Раисы. Когда тело сестры находилось в морге, Андрей (так звали мужа) ночевал вместе с Людмилой в квартире Раи. И вот ночью оба четко слышали, как кто-то ходил по дому, хлопал дверьми, переговаривался, стонал. Андрею и Люде было уже не до сна. Они заперлись в одной из комнат и сидели там до утра, смотря по телевизору все подряд. Утром они прошли в ту комнату, где стоял стакан воды, накрытый хлебом. Стакан был опрокинут, а хлеб валялся под столом.

Когда Андрей пошел в морг, то он не узнал свою жену, настолько она изменилась. Вместо дородной женщины сорока с небольшим лет там лежало высохшее тело старухи. Другие родные тоже были потрясены таким превращением Раисы. Когда гроб с телом сестры опускали в могилу, то один из братьев занозил себе палец. Он страшно перепугался. Кричал, что теперь и он умрет, что это знак, и он следующий. Однако, несмотря на все опасения Павла, ничего с ним не произошло. Но он сам искренне верит, что Раиса спуталась с нечистой силой. И я тоже верю, что с моей сестрой творилось нечто сверхъестественное. Теперь мне известно, что она не пила и не принимала наркотики.

Дмитрий после всего случившегося бесследно исчез. В общем-то, никто из соседей Раисы его не видел и никогда прежде, зато они слышали мужские крики, а также визги и стоны женщины, то и дело доносившиеся из квартиры.

Вот так, хотите — верьте, хотите — нет, но я-то уж точно не сумасшедшая, и братья мои тоже. С нами на самом деле все это произошло, и сейчас я не берусь судить, что реально в нашем мире, а что нет.

  • 3024
  • Ufolog.ru
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.