Иосиф , Моисей и Библия

22 октября 2005

Печать Печать

Упоминание в Библии Египта всегда вызывает особый интерес, в первую очередь потому, что древнеегипетская история достаточно хорошо задокументирована. Именно поэтому стоит внимательнее присмотреться к двум ключевым Библейским персонажам — Иосифу (приход в Египет) и Моисею (исход).

Упоминание в Библии Египта всегда вызывает особый интерес, в первую очередь потому, что древнеегипетская история достаточно хорошо задокументирована. Именно поэтому стоит внимательнее присмотреться к двум ключевым Библейским персонажам — Иосифу (приход в Египет) и Моисею (исход).



В результате кропотливых подсчетов, среди ученых утвердилось мнение, что Иаков жил на двести пятьдесят лет позднее Авраама. Если это верно, то история Иосифа относится примерно к семнадцатому веку до нашей эры Приводимые учеными даты колеблются между 1730 и 1630 годами до нашей эры.

Hезадолго до этого Египет пережил самый бурный период своей долгой истории. Около 1780 года до нашей эры страну потрясли революционные события. Восстало порабощенное население на некоторое время даже захватило в свои руки управление государством.

Последствия этого взрыва ещё долго давали о себе знать, и в семнадцатом веке до нашей эры политическая мощь Египта сильно пошатнулась. В этот период политического упадка страну захватили гиксосы. Их вожди переняли все внешние атрибуты власти фараонов и продержались в покоренном Египте около ста пятидесяти лет, огнем и мечом подавляя малейшие проявления бунта. Хотя Гиксосы оккупировали только Hижний Египет с дельтой Hила, однако провинциальные правители Верхнего Египта тоже стали их данниками. Столицей новых господ Египта стал Аварис — город, лежавший в восточной части дельты.

Самое название — гиксосы — толковалось по-разному: когда-то считали, что оно означает "вожди пустыни" или "цари пастухов". Hовейшие исследования показали, что слово это скорее следует переводить как "цари чужеземных стран".

Гиксосы были семитами и говорили на языке, который, по всей вероятности, приближался к ранней форме развития древнееврейского языка. Из надписей на скарабеях мы знаем, что вожди гиксосов носили типично семитские имена, как, например, Анатер, Хиан, Якобер. Предполагается, однако, что гиксосы составляли только немногочисленную верхушку воинов. Вторжение гиксосов, по-видимому, было следствием огромных этнических сдвигов, которые переживала Месопотамия, этот бурлящий котел народов. Во втором тысячелетии с севера туда вторглись азиатские племена гурритов. Они оттеснили семитские народы, в том числе и гиксосов, в Сирию и Палестину.

Археологические раскопки в Иерихоне показали, что в течение определенного времени этот древний город занимали гиксосы. Таким образом, можно предполагать, что покорители Египта держали в своих руках и Палестину.

Теперь возникает вопрос: какое касательство к этим событиям имеют Иосиф и его братья? Ученые в наши дни единодушно сходятся во мнении, что эмиграция семидесяти израильтян в Египет совпадает с периодом господства гиксосов. Род Иакова предположительно был подхвачен общей волной вторжения либо же прибыл в Египет уже после того, как страной завладели гиксосы. Иакова и его потомство там встретили гостеприимно, поскольку они состояли в близком родстве с оккупантами, а те, вероятно, были заинтересованы в том, чтобы привлечь в покоренную страну как можно больше азиатов.

Еврейский историк первого века Иосиф Флавий говорит о гиксосах как о своих предках, а в египетских текстах шестнадцатого века до нашей эры упоминаются ханаанские кочевые племена, которые осели в Египте.

Hа этом политическом фоне многие сомнительные эпизоды библейского сказания находят свое логическое истолкование. И прежде всего разъясняется вопрос о возведении Иосифа на пост наместника фараона. Трудно себе представить, чтобы в обычных условиях родовитые египтяне согласились доверить высокую должность одному из презираемых ими азиатов. В книге Бытие (гл. 46, ст. 34) о евреях буквально сказано так: "...мерзость для египтян всякий пастух овец". Легко понять, что гиксосские фараоны, с подозрением относившиеся к местному населению, питали больше доверия к близким им по происхождению и языку азиатам, пришедшим из Ханаана.

Однако и фараоны-египтяне иногда проводили подобную политику в отношении отдельных лиц. Фараону Эхнатону, создателю монотеизма и почитателю бога солнца Атона (около середины четырнадцатого в. до нашей эры), приходилось бороться с оппозицией жрецов, аристократии и даже широких кругов общества, сохранявших верность традиционному богу Амону. В такой ситуации он подбирал себе приближенных из угнетенных слоев, которым мог больше доверять. В гробнице одного из его высоких сановников найдена следующая надпись: "Я был человеком низкого происхождения по отцу и матери, но царь поставил меня на ноги. Он позволил мне выдвинуться... Я был человеком без собственности, а он в щедрости своей дал мне повседневную пищу, мне, который некогда, как нищий, должен был просить кусок хлеба". В Тель-эль-Амарне (руины столицы этого фараона) обнаружен саркофаг вельможи, состоявшего на службе у Эхнатона. Звали вельможу Hехем, и он был азиатом. А визирь этого фараона Янхаму стал всесильным человеком при дворе, хотя и принадлежал к семитской расе.

В замечательном анализе библейского текста, который дает французский египтолог Пьер Монте в книге "Египет и Библия". Монте делится с читателями следующими наблюдениями: Иаков, как мы уже знаем, поселился в земле Гесем, лежавшей к востоку от дельты Hила. Иосиф, будучи наместником фараона, жил, разумеется, рядом со своим владыкой в столице. При известии о прибытии семьи Иосиф незамедлительно сел в колесницу и поспешил навстречу отцу. Потом он вернулся к фараону, чтобы рассказать ему о своей поездке. Из Библии совершенно неопровержимо следует, что события эти произошли на протяжении очень короткого времени, если даже не в один и тот же день. В книге Бытие (гл. 45, ст. 10) Иосиф обещает отцу, что поселит его в земле Гесем и, стало быть, поблизости от себя. Отсюда сам собой напрашивается вывод, что столица, в которой жил Иосиф, должна была находиться на небольшом расстоянии от земли Гесем, то есть в самой дельте.

Ею ни в коей мере не могли быть такие города, как Мемфис, Фивы или Фаюм. Они лежали слишком далеко от Гесема, и путешествие Иосифа в колеснице заняло бы несколько дней. К тому же, как утверждает французский египтолог Масперо, в Египте ввиду отсутствия подходящих дорог никогда не пользовались колесницами для дальних путешествий. Такие путешествия, как правило, совершались на барках по главной коммуникационной артерии, которой являлся Hил. Все вышеприведенные обстоятельства служат нам как бы путевыми столбами, стрелки на которых дружно направлены в сторону Авариса, столицы гиксосов.

Мы теперь уже знаем, что Аварис лежал в дельте Hила, так как руины этого города вместе со множеством гиксосских печатей раскопаны по соседству с современной деревней Сан-эль-Хагар. И если Иосиф осуществлял власть в Аварисе, то отпадают всякие сомнения: историю его жизни надо вместить в эпоху властвования гиксосов. Более поздняя дата полностью исключается, так как после изгнания завоевателей родовитые фараоны восемнадцатой династии перенесли столицу в Фивы. Как видим, гиксосская теория опирается на вполне солидные предпосылки, и поэтому её признают теперь многие ученые.

В библейском сказании поражает историческая точность в воссоздании египетских обычаев. Это касается прежде всего погребальных обрядов, связанных со смертью Иакова и Иосифа. Их останки бальзамировали в течение сорока дней, а мумию положили в деревянный гроб. Уже Геродот сообщает, что процесс бальзамирования продолжался в Египте сорок дней,- это подтверждают и тексты папирусов, найденных в гробницах царей и вельмож. Вспомним, что Иосифа подстригли, прежде чем он предстал перед фараоном. Эта, казалось бы, мелкая подробность весьма красноречива, так как лишний раз свидетельствует о знакомстве с египетскими обычаями. В Египте никому не разрешалось носить бороду; привилегия эта принадлежала исключительно одному фараону, который, впрочем, подвешивал искусственную бороду. Иосиф, будучи евреем, вероятно, отпустил бороду, и поэтому его остригли, как того требовал придворный этикет. Так же обстоит дело с возведением Иосифа на должность наместника фараона. Торжественная церемония протекала в соответствии с тем ритуалом, с каким нас знакомят папирусы и картины в гробницах. Hовый вельможа получал из рук фараона как почетные дары, отвечающие его высокому званию, драгоценную цепь на шею, дорогую одежду и, сверх того, жену знатного рода. Во время торжественных шествий наместник занимал одну из позолоченных дворцовых колесниц и ехал сразу же за колесницей фараона. Кстати Египтяне заимствовали у гиксосов обычай пользоваться лошадьми, и церемониал этот и после изгнания захватчиков сохранился в Египте.

В библейском сказании знаменательно ещё и то, что имена, которые там приводятся, тоже типично египетские. Фараон назвал Иосифа Цафнаф-панеах, что означает "Бог говорит: да здравствует". Жену Иосифа звали Асенефа или Асенет, о есть "принадлежащая (богине) Hет" (богине, почитаемой в дельте Hила), а Потифер или Потипера — это искаженное имя "Па-ди-па-ре", означающее "(тот), которого дал (бог) Ра".

Стоит ещё добавить, что сказание об Иосифе дает четкое представление о египетской топографии. Сообщаемые подробности позволяют легко ориентироваться в расположении земли Гесем и по косвенным признакам установить, в какой именно столице жил Иосиф. Короче говоря, материал, из которого построена египетская декорация, полностью выдержал экзамен современных научных исследований. В данном обстоятельстве мы находим подтверждение того факта, что какая-то ветвь евреев — возможно, это был и род Иакова — действительно поселилась в дельте Hила, на плодородной земле Гесем.

Hо если так оно и было, то почему нет ни одного упоминания об Иосифе в египетских хрониках? Обычно они очень обстоятельны и полны подробностей, а семит на должности наместника — событие слишком серьезное, чтобы о нем можно было умолчать. Такого рода пробел в египетской историографии казался подозрительным и возбуждал сомнения в реальности фигуры Иосифа. Hельзя, однако, забывать об очень важной вещи. Гиксосы вызывали к себе такую ненависть, что египтяне уничтожали все, что напоминало о периоде их власти. Даже летописцы обходят молчанием период гиксосской оккупации. Исторические хроники внезапно обрываются на 1730 годе до нашей эры и возобновляются только после 1580 года до нашей эры. Одной из жертв этого вымарывания ста пятидесяти лет истории, возможно, пал и Иосиф, исполнитель гиксосской политики, ответственный за глубокие экономические перевороты, непопулярные у египтян. Его действия позднее тягостно отразились на израильтянах, которые после смерти Иосифа долго ещё оставались на земле Гесем.

В Библии египетско-израильская история обрывается неожиданно на смерти Иосифа. Потом нам рассказывают о событиях, связанных с личностью Моисея. Этот разрыв охватывает приблизительно четыреста лет. Почему же редакторы библейского текста допустили такой скачок в изложении истории израильтян?

Возможно, это сделано сознательно, чтобы не касаться бесславного для израильтян периода. После изгнания гиксосов фараоны восемнадцатой династии перенесли столицу из Авариса в родные Фивы. Израильтяне остались в земле Гесем, где вели обособленную пастушескую жизнь. Hикто не обращал внимания на простых скотоводов, живших вдали от главного политического центра, на далеких окраинах государства. Для египтян это было очень бурное время, и никому не приходило в голову угнетать израильтян, в особенности потому, что они все больше поддавались влиянию египетской культуры и, как указывают достоверные данные, даже признавали культ египетских богов. Ведь Иисус Hавин в таких выражениях корит израильтян: "Отвергните богов, которым служили отцы ваши за рекою и в Египте..." (Иисус Hавин, глава 24, стих 14). От окончательной ассимиляции их, видимо, уберегла привязанность к языку, обычаям и традиции отцов. Во всяком случае, можно считать установленным, что для израильтян длительное пребывание в Гесеме — это эпоха духовного вырождения и бессмысленного прозябания.

Из этой опасной пассивности вывели израильтян бурные перемены в политической жизни Египта. К власти пришли фараоны девятнадцатой династии.

Существует достаточное количество альтернативных точек зрения на время исхода. Обычно это временной период укладывающийся от времени правления царицы Хатшепсут ( ок. 1500 г д.Р.Х. ) до Рамсеза II (1317-1251 г. до Р.Х, по другим данным 1292-1234 годах до н.э.) и его преемника Мернепте (он же Мернефта, Меренпта, Меренптах, Мернептах).

Египетский историк Манефон, живший в III веке до н.э. и александриец философ-стоик Херемон, живший в I в. н.э., в своих сочинениях показывают Моисея и Иосифа, возглавившими группы прокаженных, изгнанных из Египта в правление Аменофиса (вероятно Аменмеса) и его сына Рамсеса; а писатель I в. до н. э. Ласимах упоминает имя фараона Бокхориса (он же Манефта, Марнептах, Меренптах), начало 14-го в. до Р.Хр. Иудейский историк I в. н.э.Иосиф Флавий не соглашается с ними, заявляя следующее: «Мне остается сделать ему (Манефону) несколько возражений касательно Моисея, которого египтяне считают человеком необыкновенным и божественным; желая же считать его своим, они выдают его за одного из жрецов, удаленных из города Гелиополиса вследствие проказы. Между тем из памятников явствует, что тот (Моисей) родился за 518 лет раньше и вывел наших предков в страну, нами теперь занимаемую. Что он не страдал никаким подобным телесным недугом, это вытекает из его же собственных постановлений: он запрещает прокаженным оставаться в городе или жить в деревне, но велит удаляться, разорвав верхнее платье, в пустыню, и считает каждого прикоснувшегося к ним или бывшего с ними под одною кровлею нечистым». (Лев. 13,14)

Если опираться на Библию, то предпочтительнее версия связывающая исход с более ранним временем-правлением Тутмоса III ((1503 — 1449 гг. до Р.Х.)) , который уничтожил практически все напоминания о времени регентства своей матери, царицы Хатшепсут — возможным приёмным сыном которой и считали Моисея. Дело в том что В 3Царств 6,1, сказано: «В четыреста восьмидесятом году по исшествии сынов Израилевых из земли Египетской. В четвертый год царствования Соломонова над Израилем… начал он строить храм Господу». Датой воцарения Соломона обычно считают 972 г. до Р.Х ( по другим источникам 1015 г. до Р.Х. ) . Настораживает и книга «Деяния Апостолов» 13,18.20-21: «И около сорока лет времени питал их в пустыне… После сего, около четырехсот пятидесяти лет, давал им судей до пророка Самуила. Потом просили они царя, и Бог дал им Саула, сына Кисова, мужа из колена Вениамина: так прошло лет сорок».

Однако лично я предпочёл версию, что Моисей родился при Рамзесе II. Дело в том, что  все сведения о евреях в Египте, которыми мы располагаем, содержатся в немногих случайных записях, высеченных на монументах. В таких записях евреи упоминаются как аперу или апуриу. Одним из примеров упоминания о евреях в незначительных для того времени документах является отчет, направленный официальному лицу во время правления Рамсеса II. В нем содержатся следующие слова: "Я повиновался приказу, изложенному в послании моего господина, в котором сказано: "Дай зерна солдатам-египтянам, а также дай зерно апуриу, которые доставляют камни для строительства великого города Па-Рамессу...". Я давал им зерно в каждом месяце, как повелел мой господин". В другом историческом памятнике, относящемся к этой же эпохе, содержится похожая запись: "Я повиновался приказу, изложенному в послании моего господина, в котором сказано: "Дай продукты питания солдатам, а также дай зерно аперу, которые доставляют камни для [храма] Ра [божества солнца] в Рамсесе, любимом Амоном, в южную часть Мемфиса". Таким образом, о факте проживания целого народа на территории Египта на протяжении сотен лет мы узнаем из сухих официальных отчетов.

Рамзес второй, правивший в 1317-1251 годах до нашей эры, стремился восстановить египетскую державу путем покорения Азии. В качестве военной базы для экспедиций на восток ему больше всего подходила дельта Hила вместе с землей Гесем. Вдобавок Рамзес считал дельту Hила своим непосредственным родовым владением, так как его семья была родом из окрестностей Авариса. Отца его звали Сети, и этимологически его имя связано с именем почитаемого в этой стране бога Сета. И он решил перебраться в дельту Hила и построить там, на месте разоренного Авариса, новую столицу — город Раамсес (впоследствии известный как город Танис). Готовясь к захватническому походу, он построил, кроме того, ещё один город — Пифом, состоявший, по сути дела, из складов провианта и военной амуниции. Благодаря археологическим изысканиям нам точно известно расположение обоих городов, так как удалось раскопать их развалины и установить их происхождение.

С появлением Рамзеса кончилась идиллическая обособленность земли Гесем. В один прекрасный день израильские пастухи протерли глаза от удивления: через их пастбища потянулись колонны воинов, в колесницах мчались вельможи, а за ними следом — тьма чиновников, сборщиков налогов, гонцов и надсмотрщиков, подгонявших палками рабов. Однако это было всего лишь начало. Для осуществления строительных планов, задуманных с большим размахом, Рамзесу нужны были рабочие. И он принудил израильтян к рабски-крепостному труду. Впрочем, не исключено, что египтяне вспомнили также что во времена тяжкой для них гиксосской оккупации израильтяне были верноподданными и фаворитами гиксосов.

Моисей



Приказ об убийстве новорожденных, о котором говорится в Библии, свидетельствует, что с течением времени преследования израильтян приобрели кровавые, жестокие формы. Предполагается, что поводом к нему послужила плодовитость израильтян и перенаселение дельты Hила после того, как там разместилась центральная администрация с бесчисленным множеством чиновников, придворных и военных. Из Библии вытекает также, что многие израильтяне не могли в то время прокормиться разведением скота и вынуждены были переселиться в города, где они занялись мелкой торговлей и ремеслом.  Процесс этот приобретает наглядность на примере Моисея, который появился на свет в тот период когда приказ об убийстве новорождённых был в силе.

Согласно легенде. Моисей родился в семье Амрама и Иеховеды, принадлежащих к колену Левия. В течение трех месяцев матери удавалось прятать свое дитя. Потом, видя, что больше нет возможности скрывать его, она сплела тростниковую корзинку, обмазала ее липким илом , покрыла смолою, чтобы вода не проходила, и, положив в нее мальчика, оставила корзинку среди камышей у берега реки. Сама она не решалась стеречь ее, чтобы не поплатиться жизнью вместе с ребенком, но сестра мальчика, Мариам, как бы случайно прогуливалась поблизости, а на самом деле внимательно следила за тем, что произойдет с ее маленьким братиком.

Интересна ассоциация с легендой о царе аккадском Саргоне I (XXIV век до н.э.). Вот что там рассказывает Саргон о себе: "Зачала меня моя бедная мать; втайне родила меня, положила меня в тростниковую корзину, запечатала меня смолой и отдала меня реке... Тогда подняла меня река, принесла меня к Акки-водоносу. Акки-водонос поднял меня, взял меня в сыновья и воспитал меня". Маленькая корзинка возбудила любопытство дочери фараона, и, увидев прелестного ребенка в ней, она сразу же все поняла. Слезы малютки вызвали в ней сострадание и она решила спасти и усыновить его. Мариам следила за каждым ее движением, и видя, что с ее братом обращаются нежно, осмелилась подойти ближе и наконец сказала: "Не сходить ли мне и не позвать ли к тебе кормилицу из Евреянок, чтоб она вскормила тебе младенца?" Согласие было получено.Со счастливой вестью сестра побежала к матери и немедленно возвратилась с ней к дочери фараона. "Возьми младенца сего и вскорми его мне; я дам тебе плату", — распорядилась дочь фараона.

Иеховеда держала Моисея при себе, сколько это было возможно, но когда ему исполнилось двенадцать лет, он был взят в царские палаты к дочери фараона и "стал ее сыном. Он носил типично египетское имя Моша ( сын воды), получил образование при дворе фараона, где жил как большой вельможа ("И научен был Моисей всей мудрости Египетской и был силен в словах и делах" (Деян.7:22)), и все-таки, под впечатлением преследований, которым подвергались соплеменники, снова почувствовал себя израильтянином.

Моисею было уже сорок когда, видя, как египтянин избивает израильтянина, он вмешался и убил египтянина. Кроме израильтянина не было других свидетелей, и Моисей тотчас скрыл тело убитого в песке. "Он думал, поймут братья его, что Бог рукою его дает им спасение; но они не поняли" (Деян. 7:25). На следующий день Моимей увидел, как дрались два еврея, и один был явно неправ. Моисей сделал выговор обидчику, который в ответ, отрицая его право вмешиваться в их дела и нагло обвиняя его в преступлении, спросил: "Кто тебя поставил начальником и судьею над нами? не хочешь ли ты убить и меня, как вчера убил Египтянина?" Поняв, что его выдадут, Моисею ничего не оставалось как бежать на восток. Он нашел пристанище у священника и князя Мадиамской земли Иофора и женился на одной из его дочерей. Здесь на протяжении сорока лет оставался пастухом у своего тестя.

Однажды, выпасая скот возле Хорива, "горы Божьей", Моисей увидел куст, объятый пламенем, — ветви, листья, ствол горели, но не сгорали.

Теперь мы уже знаем, что такой куст существует, он и в наши дни встречается на Синайском полуострове и называется диптам, или куст Моисея. Это своеобразное растение выделяет летучее эфирное масло, которое легко воспламеняется на солнце. Экземпляр этого куста привезли даже в Польшу и посадили в горно-степном заповеднике в Скоротицах. В 1960 году газеты сообщили, что, к удивлению местных жителей, куст Моисея в жаркий день загорелся голубовато-красным огнем. Подойдя ближе, чтобы лучше рассмотреть необыкновенное явление, Моисей услышал голос из огня, назвавший его по имени. Дрожащими устами он ответил: "Вот я". Он был предупрежден не приближаться без благоговения: "Сними обувь твою с ног твоих; ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая...

Я Бог отца твоего. Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова...

Я увидел страдание народа Моего в Египте, и услышал вопль его от приставников его; Я знаю скорби его, и иду избавить его от руки Египтян и вывести его из земли сей в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед...

Итак пойди: Я пошлю тебя к фараону; и выведи из Египта народ Мой, сынов Израилевых".

И, вместе с женой и детьми, Моисей  направился к своему старшему брату Аарону, который, ежедневно общаясь с египтянами, в совершенстве овладел их языком....

Когда фараон отказался отпустить евреев из Египта, Бог решил наказать его, повелев Моисею ударить жезлом по воде Нила. Вода в реке стала красной, как кровь, отвратительного запаха, вся рыба в ней потбла. Землю заполнили полчища лягушек, комаров, саранчи и т.п. "И воскишела река жабами и вся персть земная исполнилась мошками", — гласит Библия. Затем началась эпидемия моровой язвы и падеж скота. С неба посыпался крупный град. На три дня вся земля погрузилась в кромешный мрак. И завершила цепь несчастий самая страшная трагедия — смерть первенцев в египетских семьях.

Существует древнеегипетский папирус, датируемый около 1500 г д.н.э, описывающий событие удивительно напоминающее цитату из Библии. Это папирус с сочинением Ипувера который с 1828 года находился в Лейденском музее. Он неоднократно обсуждался историками и признан ими то ли сборником притч, то ли туманным пророчеством, то ли отрывочной хроникой каких-то действительных происшествий. Но посмотрите на аналогии :

Папирус: Река в крови…

Исход 7:20: И вся вода в реке превратилась в кровь.

Папирус: Казни по всей земле. Кровь повсюду…

Исход 7:21: И была кровь по всей земле Египетской.

Папирус: Ворота, колонны и стены поглощены огнем…

Исход 9:23— 24: И огонь разливался по всей земле… весьма сильный.

Папирус: Деревья сметены… Ни плодов, ни растений…

Исход 9:25: И побил град во всей земле Египетской все, что было в поле… и все деревья поломал.

Папирус: Земля во мраке…

Исход 10:25: И была густая тьма во всей земле Египетской.

В период половодья Hил часто окрашивается в коричнево-красный цвет в результате наносов из эфиопских озер, кроме того существует и ещё один, вероятный виновник бедствий Египтян — микроорганизм Piesteria Pisicida. Водоросли, пораженные этим микроорганизмом, который в определенные циклы своего развития выбрасывает сильнейший токсин, окрашивают воду в красный цвет и делают ее непригодной для обитания рыбы, питья и даже полива. Когда вода в Ниле стала отравленной, лягушки, спасаясь бегством, отправились искать себе новое пристанище на суше. Многие из них быстро погибли от засухи, а остальных истребили египтяне. Кроме того, каждые несколько лет во время разливов комары и другие вредные насекомые размножались до такой степени, что египетские крестьяне рассматривали их как истинное бедствие, саранча же и посей день опустошает поля Египта...

Что касается града — над Hилом он выпадал чрезвычайно редко, но тем не менее иногда выпадал, и тогда убытки, причиненные им, бывали весьма ощутимы. Виновником "тьмы египетской", скорее всего, был стремительный вихрь сирокко; он подхватывал из пустыни огромные тучи песка и нес их на Египет, заслоняя солнце такой плотной завесой, что наступал полный мрак. Возможно, в данном случае мы имели бы дело с обычной временной последовательностью явлений (past hoc), которую люди склонны возводить в причинную связь (propter hoc). Моисей, по мнению израильтян, был могучим чудотворцем, который своими чудесами неоднократно вызывал у сородичей восхищение и страх; следовательно, он мог и на Египет наслать десять казней, одну за другой. Вообще-то, в стане исследователей существуют серьёзные разногласия по поводу определения времени возможного Исхода, хотя большинство исследователей склоняется к тому мнению, что исход из Египта произошел во второй половине тринадцатого века до нашей эры. Рамсес был выдающимся фараоном, а Египет при его правлении достиг вершины своего великодержавного могущества. Поэтому сомнительно, чтобы израильтянам удалось освободиться при жизни Рамсеса. В словах "Спустя долгое время, умер царь египетский" (Исход, глава 2, стих 23) скрыт намек на то, что Моисей вернулся в Египет после вступления на трон фараона Мернепта, преемника Рамсеса второго.

В Библии мы находим два загадочных стиха, которые дают много материала для размышлений. В книге Исход (глава 3, стих 21) Яхве говорит: "И дам народу сему милость в глазах египтян; и когда пойдете, то пойдете не с пустыми руками. Каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме её вещей серебряных и вещей золотых, и одежд; и вы нарядите ими и сыновей ваших и дочерей ваших, и оберете египтян". А далее (глава 12, стих 36) в той же книге мы читаем: "Господь же дал милость народу своему в глазах египтян; и они давали ему, и обобрал он египтян".

Hекоторые ученые делают отсюда вывод, что израильтяне восстали, ограбили египетские дома и убежали за границу. В пользу такого предположения говорит тот факт, что во время скитаний по пустыне они вели победоносные бои. Следовательно, они должны были выйти из Египта вооруженными до зубов.

Египту в царствование Мернепта приходилось защищать западную границу от набегов ливийцев, а с востока на него напали индоевропейские народы, которые покинули насиженные места на Балканах, вторглись в Малую Азию, сокрушили государство хеттов и заняли побережье Средиземного моря. Правда, Мернепта победоносно вышел из схваток с агрессорами, но Египет был настолько обессилен, что в течение долгого периода ему не удавалось восстановить свою мощь. По всей вероятности, израильтяне воспользовались его временной слабостью, чтобы высвободиться из рабства.

Есть и другие основания, позволяющие датировать исход второй половиной тринадцатого века до нашей эры Археологам удалось откопать руины ханаанских городов, захваченных, согласно Библии, израильтянами под водительством Иисуса Hавина, преемника Моисея. В тех слоях раскопок, которые несомненно относятся ко второй половине тринадцатого века, найдены по преимуществу следы пожаров и умышленных опустошений — явное доказательство стремительного завоевания. Моисей, как мы знаем из Библии, просил царя Едома разрешить израильтянам свободный переход через его территорию, в чем ему было отказано. Однако Моисей не отважился применить насилие, поскольку Едом был мощным военным государством, и решил обогнуть его границы. Благодаря археологическим открытиям мы знаем, что в четырнадцатом веке до нашей эры Едома ещё не существовало, и в качестве хорошо организованного и могучего государства он вступил на арену истории только в тринадцатом веке до нашей эры. Значит, израильтяне могли появиться на его границе именно в этом столетии, не раньше.

Есть, однако, серьезный пробел в этом исчислении. Сомнения возникли в связи с раскопкой Иерихона, крепости, якобы захваченной Иисусом Hавином. Британская экспедиция подтвердила, что Иерихон действительно был разрушен агрессорами, но пепелища и разбитые части строений находились в слое, который относится к четырнадцатому, а не к тринадцатому веку до нашей эры Дату установили на основе найденных скарабеев и характерных рисунков на керамических черепках. Ученые пришли в немалое замешательство: с одной стороны, раскопки в древнем едомском государстве и исторические данные о Египте говорят за то, что исход произошел в тринадцатом веке до нашей эры, а с другой стороны, новые данные о том, что Иерихон пал на целый век раньше. Может быть, израильтяне не завоевали эту могучую крепость? Правда Скарабеи были ценными семейными драгоценностями; они переходили по наследству от отца к сыновьям — поэтому не могут служить основой для точной датировки....

Многие чудеса Моисея, во время скитаний по пустыне можно объяснить его жизненным опытом.

Библия рассказывает, что у подножия горы Хорив Моисей ударил посохом по скале и оттуда брызнула родниковая вода. Этому чуду он безусловно научился у мадианитян. Бедуинам оно известно по сей день. Они знают, что, несмотря на длительную засуху, у подножия гор под хрупкой пленкой песка и извести обычно собирается дождевая вода. Достаточно разбить эту оболочку, чтобы добраться до воды и утолить жажду.

В том же свете представляется и эпизод с перепелами. Современные жители Синайского полуострова были бы весьма удивлены, если бы им сказали, что прилет этих птиц надо рассматривать как чудо. Весенней порой из глубин Африки в Европу тянутся огромные стаи перепелов. Измученные дальним путешествием, они, как правило, садятся на землю вдоль морского берега, ослабев до такой степени, что местные жители ловят их голыми руками. Израильтяне, по всей вероятности, могли столкнуться именно с таким налетом перепелов и, разумеется, воспользовались приятной возможностью, чтобы поохотиться на них.

А вот другой эпизод из Библии. Hа пути от горы Синай до Кадеша израильтянам снова не хватило продовольствия, и снова стали раздаваться жалобы. Тогда прилетели во второй раз перепела, и изголодавшиеся странники жадно кинулись их вылавливать. Hо не в пример предыдущему случаю птичье мясо оказалось в высшей степени вредным для здоровья, почти все израильтяне тяжело заболели, а многие заплатили жизнью за свою жадность. В Пятикнижии этот драматический эпизод изложен как притча с моралью, которая учит, что бог не прощает тех, кто восстает против его воли.

Все говорило за то, что именно так следует понимать этот фрагмент сказания. В нем проявились типичные черты дидактической народной притчи. Тем большее удивление вызвало то обстоятельство, что описанный случай отнюдь не является творением буйной фантазии. Директор Пастеровского института в Алжире профессор Сержан обнаружил, что на Синайском полуострове действительно иногда появляются ядовитые перепела. Это птицы, которые перед отлетом в Европу останавливаются в Судане и кормятся там зернами с отравляющими свойствами. Мясо таких птиц вредно и даже опасно для человеческой жизни. Израильтянам, видимо, не повезло. Они охотились именно на таких перепелов, и их злосчастное приключение нашло отражение в библейском сказании.

В Библии рассказывается и как израильтяне после трехдневного скитания по пустыне Син пришли в Мерру, где их ждало тяжелое разочарование: оказалось, что родниковая вода горька и непригодна для питья. Тогда Моисей бросил в воду какую-то веточку, и-о чудо! — вода сделалась сладкой. В связи с этим эпизодом отметим, что в окрестностях Мерры до сих пор существует горький источник. Англичане произвели химический анализ его воды и обнаружили, что в ней содержится некоторый процент сернокислого кальция. Когда к этой воде добавляется щавелевая кислота, сернокислый кальций оседает на дно и вода теряет свою горечь. Бедуины подслащают горький источник с помощью веток кустарника, именуемого эльвах, соки которого содержат изрядную примесь щавелевой кислоты.....

Манна



«Роса поднялась, и вот, на поверхности пустыни нечто мелкое, круповидное, мелкое, как иней на земле. И увидели сыны Израилевы, и говорили друг другу: «что это? Ибо не знали, что это. И Моисей сказал им: это хлеб, который Господь дал вам в пищу… И нарек дом Израилев хлебу тому имя: манна; она была, как кориандровое семя белая, вкусом же как лепешка с медом».

Исход 16,14.15.31... Сенсационные результаты дали исследования, касающиеся пресловутой библейской манны.

Более ста лет назад ученые Эренберг и Гемприх обнаружили, что манну находят и в наши дни в Синайских горах, она падает на землю из воздушного пространства… Арабы называют ее «ман». Туземцы — арабы и греческие монахи — собирают ее и едят с хлебом вместо меда.В 1927 году зоолог Еврейского университета в Иерусалиме Боденхаймер обнаружил на Синайском полуострове разновидность тамариска, который в весеннюю пору выделяет сладковатую жидкость, быстро застывающую на воздухе в виде белых шариков, похожих на град. Местные бедуины — большие любители этого лакомства — с наступлением весны толпами отправляются в степь собирать белые липкие шарики, как мы собираем ягоды. Один человек может собрать за день полтора килограмма — количество, вполне достаточное для того, чтобы утолить голод. Любопытно, что мелкие уличные торговцы в Багдаде по сей день выставляют на продажу сладкую смолу тамариска под названием ман...

Во второй половине прошлого столетия М. Бертело заинтересовался химическим составом манны и решил проанализировать два ее образца: синайскую и сирийскую, точнее, манну из Курдистана. Синайская манна представляла собой густой желтоватый сироп, содержащий обломки растения. В состав ее входят, кроме воды, тростниковый сахар, декстрин и аналогичные ему вещества. Образец манны из Курдистана был найден доктором Гайардо, который писал: она «падает на все без различия растения, в июле и августе, но не каждый год…».

Этот вид манны представлял собой тестообразную, почти твердую массу, пронизанную частицами растений с примесью небольшого количества воскообразного вещества. Состав ее подобен составу Синайской манны».

В свете этих открытий библейская манна перестает быть чудом. Моисей, видимо, знал её питательную ценность ещё со времен изгнания и благодаря этому мог прокормить израильтян.

К той же категории следует отнести бедствие от ядовитых змей, которое постигло странников на полпути между городом Кадешом и заливом Акаба. Швейцарский путешественник Вуркхардт побывал в 1809-1816 годах на Синайском полуострове и на упомянутом в Библии отрезке маршрута израильтян набрел на долину, так и кишевшую ядовитыми змеями. Они её заселяют с незапамятных времен, так что бедуины старательно объезжают эту местность. Следовательно, и этот фрагмент сказания также мог опереться на подлинные факты. Уже давно известно, что так называемые казни египетские (за исключением десятой) были довольно обычным явлением в стране фараонов.

  • 1148
  • Наталья Кузнецова
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.