Тайны жрецов Майя

7 октября 2005

Печать Печать

Около 2500 г. до н. э., в районе современного Уэуэтенанго (Гватемала), существовала группа племён, члены которой говорили на одном языке, названном исследователями протомайя. С течением времени этот язык разделился на разные языки майя,  носители этих языков эмигрировали,  осели в разных районах, и  сформировали удивительную цивилизацию Цивилизацию Майя.

Около 2500 г. до н. э., в районе современного Уэуэтенанго (Гватемала), существовала группа племён, члены которой говорили на одном языке, названном исследователями протомайя. С течением времени этот язык разделился на разные языки майя,  носители этих языков эмигрировали,  осели в разных районах, и  сформировали удивительную цивилизацию Цивилизацию Майя.



В наивысший  период расцвета , 250—900 годы нашей эры цивилизация майя процветала на территории, протянувшейся от юга нынешних Соединенных Штатов до Панамского перешейка, и охватывала современную территорию юго-западной Мексики, Гватемалы, Белиза и часть Сальвадора и Гондураса. Однако когда испанцы прибыли в зону майя, крупные церемониальные центры уже были покинуты, и культура находилась в полном упадке. Первая встреча произошла в 1511 г., когда затонуло судно экспедиции Вальдивии, совершавшей рейс из Панамы в Санто Доминго. Двое спасшихся, — Гонсало Герреро и Херонимо де Агилар, — были взяты в плен. Герреро принял обычаи майя, женился, имел потомство и даже участвовал на стороне майя в борьбе против испанцев. Агилар же пробыл рабом, а в 1519 г. присоединился к Кортесу и был одним из его переводчиков в период захвата Мексики.

Юкатан открыл в 1517 г. Франциско Эрнандес де Кордоба, а между 1523 и 1525 г. Педро де Альварадо захватил гватемальскую территорию. В 1526 г. Франциско де Монтехо (отец) начал захват полуострова, который завершил Франциско де Монтехо (сын), основав города Мерида (1542г.) и Ваядолид (1543 г.). Последний редут майя, — город Таясал, не был захвачен испанцами до 1697 года.

Майя оставили после себя следы невероятно высокоразвитой культуры, но испанцы сделали все, чтобы их уничтожить. Однажды ночью, в июле 1562 года, в Мани епископ Диего де Ланда приказал собрать и сжечь все рукописи и произведения искусства майя — это был акт вандализма, сравнимый с сожжением Большой библиотеки в Александрии.

"Мы нашли большое количество книг, и так как в них не содержалось ничего, кроме суеверий и дьявольского соблазна, мы сожгли их все, о чем индейцы страшно сожалели".

Пожалуй, нужно считать большим счастьем, что непроходимые джунгли кое-где спасли от испанцев большие города майя.

Спустя более чем 250 лет, когда стали публиковаться записки великих путешественников — таких, как лорд Кингсборо и Джон Ллойд Стефенс, — интерес к майя возродился. Только в это время невероятный уровень их культуры получил признание. Стефенс увидел в заросших джунглями руинах "...следы народа с изысканной и своеобразной культурой, народа, который прошел все этапы, сопровождающие подъем и падение наций, достиг своего золотого века, и исчез, оставшись совершенно неизвестным".

Привлеченные описаниями Стефенса, археологи начали постепенно, один за другим, открывать в заросли тропических джунглей удивительные города майя с грандиозными дворцами и причудливыми пирамидальными храмами, возвышающимися над джунглями. Они трудились над расшифровкой необычайно сложных иероглифов майя, знание которых со временем было утрачено. И их все больше поражало то, что они открывали. Когда Европа переживала темные времена средневековья, писал Джордж Стюарт, "майя создали одну из самых замечательных цивилизаций древности".

Существует ряд различных теорий в отношении того, какое место можно назвать колыбелью культуры майя. Для некоторых исследователей это север Табаско и юг Веракруса, место, где группы майя контактировали с ольмеками. Вторая теория склоняется к тому, что эта культура зародилась в горах Гватемалы, где сформировалось земледельческое общество, которое выращивало кукурузу и также испытало на себе влияние культуры ольмеков.

Культура ольмеков считается пракультурой, т. к. в ней берут начало те элементы, которые легли в основу развития других важнейших культур Мезоамерики. К наиболее значимым элементам культуры, заимствованным майя у ольмеков, относятся: архитектурные детали, система исчисления и простейшие календари на базе двадцатеричной последовательности, которая позже преобразовалась в точный календарь майя. Интересна версия Захарии Ситчина, утверждающего, что ольмеки это и есть первые люди, выведенные богами для работы в шахтах. Во всяком случае черты лица у голов, оставленных ими явно негроидные.

Ныне известно, что сообщество майя состояло из целого ряда городов-государств, группировавшихся вокруг величественных ритуальных центров, таких как Копан в Гондурасе, Тикель в Гватемале и Паленке в Чиапае (Мексика). В этих городах правили цари-жрецы и существовали семейные династии; они были связаны между собой торговыми и матримониальными узами. У майя были прекрасные храмы и великолепное искусство. Помимо письмен (выполненных в виде раскрашенных иероглифов), археологи обнаружили нефритовые украшения, образцы скульптуры и гончарные изделия, превосходно исполненные из меди и золота оригинальные произведения искусства.

Но все же самым поразительным у майя были астрономические знания. Многие ученые всячески пытались замолчать свидетельства существования в древности астрономических знаний в таких местах, как Мачу-Пикчу и Тиауанако, но что касается астрономии у майя, то свидетельства их широких познаний настолько очевидны и многочисленны, изложены в таких подробностях, что невозможно их не признавать. Прежде всего, мы обязаны этим трем оригинальным книгам майя, которые дожили до наших дней. Они называются кодексами (книги с иллюстрациями), и каждой присвоено имя города, в музее которого они находятся: Мадридский кодекс, Дрезденский кодекс и Парижский кодекс. Первые два посвящены астрономии и прорицанию, а третий — ритуалам, богам и астрологии.

Специалисты признают, что наряду с наивными верованиями, майя обладали удивительными познаниями о Луне и Венере, познаниями, которые, как они полагают, были накоплены за долгие годы наблюдений. Были обнаружены астрономические обсерватории майя, например, "Раковина" в Чичен-Ице, где в башне были проделаны отверстия в виде окон, через которые наблюдали Солнце в день равноденствия.

Приведем два примера, свидетельствующие о поразительной точности полученных астрономами майя результатов. Во-первых, свидетельства из Копана (астрономического центра) показывают, что майя вычислили продолжительность 149 лунных циклов в 4400 дней. Современные астрономы называют цифру в 4400,0575 дня. Во-вторых, в Дрезденском кодексе период обращения Венеры вокруг Солнца оценивался в 584 дня, а современные подсчеты дали цифру в 583,92 дня. В самой сердцевине религии и науки майя лежал невероятно сложный календарь, в котором для датировки истории использовались три различные временные шкалы. Поскольку эта хронологическая система часто изображалась на каменных стелах (вертикальных колоннах), ее удалось довольно быстро расшифровать. Первая система, известная под названием Долгий счет, представляла ту или иную дату как число дней, отсчитанных от нулевой точки, соответствующей 3113 году от РХ. Значение этой даты, приходящейся на время задолго до начала цивилизации майя, так и не было выяснено.

Во второй системе (Хааб)  используется более привычный для нас солнечный календарь из 365 дней, состоящий из 18 месяцев по 20 дней и 5 добавочных дней

Назначение третьего — 260-дневного Священного календаря Тцолкин остается загадкой. Тцолкин использовавшийся для определения праздников богов и предсказания судеб  представлял собой комбинацию из  20 знаков и 13 чисел.. Для фиксации в конкретном году, каждый день представлял собой новую комбинацию, и чтобы повторилась первая, должны были пройти 18.980 дней, — т. е. день повторялся каждые 52 солнечных или 73 ритуальных года, — этот цикл называется Календарным Колесом.

Несмотря на то, что майя при летосчислении пользовались приблизительным 365-дневным солнечным годом, ясно, что им был прекрасно известен принцип корректировки солнечного календаря, подобный тому, при помощи которого мы сейчас корректируем високосные годы. Было установлено, что у них был точный расчет солнечного года, исчислявшийся в 365,2420 дня. Современная астрономия в настоящее время считает, что длительность года — 365,2422 дня. Ясно, что календарь майя был в пределе более точным, чем григорианский календарь, которым мы пользуемся ныне и который основан на годе в 365,2425 дня.

Для записи Долгого счета майя пользовались разработанной двадцатичной системой счисления, в которой содержалось понятие нуля, а также применялся позиционный принцип, согласно которому единица могла означать 1 или 20 или 400 и т.д., в зависимости от своего положения (также как в нашей современной десятичной системе счисления). Подобно тому, как у нас в настоящее время имеется специальный способ для обозначения "миллиона" и "миллиарда", майя пользовались специальными знаками для обозначения чисел вплоть до знака "алау-тун", обозначавшего число 23 040 000 000. Единственное, чем можно объяснить применение такой сложной математической системы, это то, что у майя была мания измерения времени, но наши ученые не в состоянии понять, зачем нужны были такие огромные числа. Знак "алау-тун", в Долгом счете, соответствует периоду более 63 миллионов лет!

Основных знаков было три: точка имела ценность единицы, линия равнялась пяти, ракушка символизировала ноль. Комбинируя эти знаки, составляли числа, хотя кроме этого было еще 20 идеограмм, которые довольно часто занимали место точек и линий.

  • 894
  • Антон Потапов
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.