Претенденты на первенство

6 октября 2005

Печать Печать

Среди найденных скелетов имеются три претендента на звание первого полностью двуногого примата. Все они обнаружены в Восточной Африке, в долине Рифт, прорезающей территории Эфиопии, Кении и Танзании. В последнее время появилась информация и о других находках, яркий пример Тумай — найденный Мишелем Бруне и Патриком Вигнаудом из Poitiers University в районе озера ЧАД в ходе раскопок июля 2001 года.

Среди найденных скелетов имеются три претендента на звание первого полностью двуногого примата. Все они обнаружены в Восточной Африке, в долине Рифт, прорезающей территории Эфиопии, Кении и Танзании. В последнее время появилась информация и о других находках, яркий пример Тумай — найденный Мишелем Бруне и Патриком Вигнаудом из Poitiers University в районе озера ЧАД в ходе раскопок июля 2001 года.



Australopithecus Afarensis (австралапитек афарийский)



Первый скелет, найденный в 1974 году в эфиопской провинции Афар, был назван Люси, хотя его научное имя —Australopithecus Afarensis (австралапитек афарийский). Было установлено, что эта особь жила в промежутке от 3,6 до 3,2 миллиона лет назад. К сожалению, ее скелет сохранился лишь на 40%, и поэтому спорно — действительно ли она была двуногой, и нет даже ясности — была ли она женского рода или мужского!

Australopithecus Ramidus



Другой экземпляр, Australopithecus Ramidus, был найден в 1994 году профессором Тимоти Уайтом возле Арамиса в Эфиопии. Он жил 4,4 миллиона лет назад и был похож на карликового шимпанзе. Несмотря на то, что скелет сохранился на 70%, и в этом случае нельзя с уверенностью утверждать, было ли это существо двуногим или четвероногим.

Australopithecus Anamensis



Третий претендент — Australopithecus Anamensis — найден доктором Мивом Лики в 1995 году у озера Туркан в Кении, и возраст его датируется 4,1 —3,9 миллиона лет. Берцовая кость этого экземпляра приводится в ученых спорах в качестве доказательства того, что он ходил на двух ногах.

Из-за необъяснимого отсутствия ископаемых скелетов приматов, живших за предшествующие 10 миллионов лет, невозможно установить точное время, когда эти первые приматы отделились от четвероногих обезьян. Важно также отметить, что у многих из найденных скелетов черепа имеют больше сходства с черепами шимпанзе, чем человека. Возможно, что это были первые обезьяны, ходившие на двух ногах, но тогда, 4 миллиона лет назад, они еще были очень далеки от того, чтобы хотя бы отдаленно напоминать человека.

Эволюционное дерево человека



История палеоантропологии началась с 1891 г. Тогда Е.Дюбуа нашел на Яве ископаемые остатки первого обезьяночеловека — питекантропа — и не сомневался, что столь необычное существо надо выделить в отдельный род. С той поры благодаря интенсивным поискам число родов древних людей стремительно росло, появились синантроп, плезиантроп, мегантроп, телантроп, парантроп, зинджантроп и т.д. Однако, когда ископаемого материала накопилось довольно много, выяснилось, что неповторимость первых находок была сильно преувеличена, и последующие ревизии сильно убавили разнообразие гоминид. Многочисленные роды ископаемых людей были сведены к современному роду Homo, в котором, кроме вида Homo sapiens с его вымершим неандертальским подвидом, оказались (по наиболее жестким вариантам системы) только Homo erectus (включивший питекантропа, синантропа и некоторых других) и Homo habilis из центральноафриканского Олдувэйского ущелья, живший около 2 млн лет назад и получивший почетный титул первого Homo. Всех австралопитеков тоже отнесли было к единственному виду Australopithecus africanus (туда же “разжаловали” парантропов и некоторых других “антропов”), впрочем, видовой статус почти сразу вернули “мощным” формам — A.robustus.

В 1974 г. Д.Джохансон обнаружил в Хадаре (Эфиопия) остатки австралопитека A.afarensis (знаменитую Люси), жившего более 3 млн лет назад и оказавшегося примитивнее, чем A.africanus. В 1995 г. на берегу оз.Туркан (прежде — оз.Рудольф, Кения) группой М.Лики был найден A.anamensis, возраст которого оценили примерно в 4 млн лет [1]. После этого родословное древо человека стало выглядеть, как прямой ствол: A.anamensis — A.afarensis — A.africanus (возможно, с боковой ветвью, ведущей к A.robustus и окончившейся тупиком около 2 млн лет назад)- Homo habilis — H.erectus — H.sapiens neanderthalensis и H.s.sapiens.

Одновременно с находками новых видов “восстанавливались в правах” некоторые старые. К основному стволу были добавлены H.ergaster перед H.erectus, а после него — давно известный H.heidelbergensis, видовой статус которого не всеми признавался. “Робустных” австралопитеков (теперь уже несколько видов) с их большими мощными специализированными зубами сочли настолько отдалившимися от классических австралопитеков, что объединили в отмененный прежде отдельный род Paranthropus. Неандертальцев же все чаще относили не к подвиду, а к отдельному виду людей “позднего” типа (новейшие исследования развития их черепов в онтогенезе вроде бы это подтверждают [2]). Кроме того, Homo rudolfensis, современник H.habilis, стал рассматриваться как боковая веточка рода Homo. И вдобавок существовал Ardipithecus ramidus, живший около 4.4 млн лет назад и отошедший (отошедший ли?) от магистральной линии развития гоминид еще до австралопитеков [3]. И вот эта почти линейная картина шествия гоминид к прогрессу вдребезги разбилась под натиском новых находок.

Сначала были обнаружены фрагменты австралопитеков еще двух видов — A.garhi (Эфиопия) [4] и A.bahrelghazali (Чад) [5], — живших во времена позднего A.afarensis и раннего A.africanus. В результате выстроить австралопитеков в линию стало решительно невозможно. Но это еще полбеды.

Смена веков ознаменовалась важнейшими находками. Одна из них, поражающая своей древностью, сделана в Кении, на холмах Туджен. Парижские антропологи во главе с М.Пикфордом и Б.Сеню обнаружили здесь существо, которое описали под именем Orrorin tugenensis [6]. У него были мелкие “человеческие” зубы и, судя по строению фрагментов бедренной кости, он неплохо передвигался на двух ногах. Но, что самое главное, — жил он еще в миоцене, около 6 млн лет назад, т.е. вблизи того рубежа (6.5—5.5 млн лет назад), когда, по данным молекулярной биологии, разошлись эволюционные ветви, ведущие к людям и шимпанзе [7]. Французы сочли мелкозубость и прямохождение оррорина важнейшими признаками и предложили свою схему филогенетического древа гоминид, которое у самого основания разделяется на два ствола. Люди, по этой схеме, выводятся от оррорина через вновь сконструированный род Praeanthropus, куда перемещаются наиболее древние виды австралопитеков — A.anamensis и некоторые ископаемые, “приписываемые ныне к A.afarensis”. Все остальные австралопитеки, включая собственно афарского и африканского, с их более мощными зубами считаются тупиковой ветвью, заканчивающейся парантропами. Упомянутый уже Ardipithecus ramidus, по этой схеме, вообще числится в предках человекообразных обезьян. Однако многие палеоантропологи полагают, что французы преувеличивают отличия в способности разных австралопитеков к прямохождению и недостаточно учитывают некоторые факторы, могущие повлиять на форму зубов [8].

Эволюционное древо, построенное Б.Сеню и коллегами.



Вторая находка вновь сделана группой М.Лики в местечке Ломекви на берегах оз.Туркан (его окрестности уже являли миру A.anamensis) при раскопках 1998—1999 гг. О такой находке можно было только мечтать: хорошо сохранившийся небольшой череп лежал в датируемой 3.5 млн лет вулканической породе. Мелкие коренные зубы и плоское лицо существа, а также ряд других признаков не позволяли отнести его ни к австралопитекам, ни к ранним Homo. Необходимо было или сильно изменять устоявшиеся родовые диагнозы, или учреждать новый род. Лики выбрала второй путь и описала находку под именем Kenyanthropus platyops (плосколицый кениец) [9]. Сходное сочетание признаков имелось и у ранее известного (и не вполне понятного) H.rudolfensis(2 млн лет назад), так что его тоже причислили к кениантропам в качестве второго, более молодого вида этого же рода.

Появление кениантропов, живших одновременно с большинством австралопитеков, окончательно перепутало средние ветви филогенетического древа гоминид, но Лики с соавторами почти не говорят об этом. Зато Д.Либерман из Университета им.Дж.Вашингтона (США) предлагает схему, по которой кениантропы оказываются лишь боковой тупиковой ветвью эволюции человека, а главная линия каким-то образом проходит через австралопитеков [10]. Интересно, что и Либерман, и французские палеоантропологи отодвигают A.africanus в сторону от главной линии развития. K.rudolfiensis, который, по французской трактовке, должен бы находиться на основном стволе, теперь перемещается в конец тупика. Больше всего не повезло от этих перетрясок Homo habilis: его склонны считать не первым человеком, а последним австралопитеком [8, 10], не покушаясь, правда, на его важнейшую роль в основном стволе эволюции.

И наконец, третья находка. Снова Эфиопия, снова Афар. Американские исследователи обнаружили в долине Аваш остатки ардипитекуса миоценового времени (5.8—5.2 млн лет назад). Они весьма походили на известного ранее A.ramidus (4.4 млн лет назад), но все же имелись и заметные отличия. В конце концов кости были описаны как подвид Ardipithecus ramidus kadabba [11] (“кадабба” на афарском языке значит “основатель рода”). И.Хайле-Селассие из Университета штата Калифорния в Беркли (США), автор нового подвида, полагает, что некоторые черты зубов кадаббы — гоминидные, а значит, место ардипитекам — в предках гоминид, а вовсе не человекообразных обезьян, как решили парижские палеоантропологи“Французского” же оррорина Хайле-Селассие как раз и передвигает в основание обезьяньей линии… Интересно, что, по данным американцев, A.r.kadabba (как и O.tugenensis) жил в лесистой местности [12], так что на ранних этапах эволюции гоминид великие африканские саванны еще не играли той роли, которую сыграют потом, во времена австралопитеков.

Poitiers University производила земляные работы в песчанике, лежащем ниже песков пустыни Djurb.

Они раскопали шесть останков, включая череп, челюсть и зубы. Собранные останки показывают особенности строения черепа примитивного современного человека. Найденный череп напоминает обезьяний, но его короткое лицо и зубы подобны человеческим. Надбровные дуги имеют форму, которая прослеживается только по человеческой линии (Homo).

По версии авторов открытия опубликованной в 2002-м году в журнале Nature, первобытный человек, названный Toumaï, жил около озера Чад 7 миллионов лет назад и еще задолго то того, как территория Центральной Африки стала пустыней.

Статья в Nature вызвала дискуссия среди палеонтологов и антропологов. Вот некоторые цитаты :

Брижит Сеню: Череп принадлежит самке доисторической гориллы.

Мартин Пикфорд: Это самка древней протогиллы.

Ив Коппен: У него передняя часть выглядит, как лицо гоминида, а задняя— как затылок обезьяны.

Особую остроту этому открытию придает один факт: чрезвычайная близость к рубежу в 8 миллионов лет. А это заветный рубеж— именно в то время разошлись в разные стороны ветвь человека и ветвь шимпанзе (гориллы и орангутанги откололись еще раньше). 8 миллионов лет— цифра, определенная в жарких дискуссиях молекулярных биологов, рассчитавших ее по так называемым молекулярным часам, то есть по масштабам накопленных мутаций в генетических структурах двух родственных ветвей живых существ. С этой датой так или иначе согласились и антропологи. Для них, в сущности, важна не столько сама эта дата, сколько перспектива найти в слоях, близких к ней, останки наших возможных предков.

Правда, помимо антропологических, есть сомнения и в достоверности «молекулярных часов». Швед Арнасон произвел перекалибровку этих часов, и, по его данным, дата расхождения предлюдей и обезьян попадает в интервал 20,5— 23,5 миллионов лет. Раньше события складывались так, что молекулярные биологи называли малый возраст, а находки антропологов отодвигали их все дальше вглубь: до 4, до 6, наконец, до 8 миллионов лет. Так, может быть, и Тумай— еще не начало пути?

Последние находки еще слишком свежи, чтобы успел сформироваться единый взгляд на новую картину развития гоминид. Но при всей несхожести и противоречивости трактовок ясно одно: прежней линейной картине развития более не бывать, у нашего эволюционного древа были многочисленные — вполне крепкие и длинные — боковые ветви. И в течение миллионов лет разные группы гоминид одновременно двигались в сторону очеловечивания. Одной из них суждено было выйти в “люди”, другим — исчезнуть. Великая драма разыгрывалась тогда на равнинах Африки .

  • 2172
  • Олег Попов
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.