Тоска по внеземному разуму – результат космического одиночес

27 октября 2005

Печать Печать

Тоска по внеземному разуму – результат космического одиночества и земного неустрНе знаю, как вы, но я слышу об инопланетянах постоянно с детства, как будто они живут за стенкой. Но ни разу их вживую не видел. Они меня не похищают, как невесту, хоть я и не против. Портреты их – да, видал, репродукции публиковались. Нельзя сказать, чтобы прямо уж очень хотелось познакомиться. Имеются сомнения. А именно – не понять пола. Все как бы не очень мужики и выглядят неестественно. Но и не бабы. Впрочем, держатся дружелюбно. И вообще к ним тянет. Контакт, вроде того, третьего рода.

Опять же, не отпускает мысль о том, что Джордано Бруно сожгли на костре недаром. На диване она неотступна, если смотришь в окно на звездное небо. Бруно не только у себя в Венеции, что еще туда-сюда, а даже в столице мира первом Риме на голубом глазу утверждал, что существуют иные, кроме нашего, обитаемые миры. Сформулировал то, что много позже умные ученые люди стали называть проблемой контактов с внеземным интеллектом. Ясное дело, такая постановка вопроса не устраивала клир, так как подвергала сомнению гипотезу теоцентричности мира. Вмешался сам Папа. Не говоря о святой инквизиции. Дело, натурально, кончилось костром. За что все прогрессивное человечество подвергло обструкции Католическую Церковь, припоминая ей и отречение Галилея, и Яна Гуса, который, к слову, сам был священник, и торговлю индульгенциями.
Ватикан вообще в моде ругать. Они ведь, католики, и до этого пытались смущать православный люд, засылали ксендзов-поляков, сам наш остзейский Патриарх с ними встречаться не захотел. Но особенно выросло народное предубеждение после того, как сочинения никому в России неведомого Дэна Брауна по всей стране стало купить легче, чем газету «Вечерняя Москва». У нас ведь даже неграмотные читали «Код да Винчи». А между тем никем так и не доказано, что Ватикан в случае с Бруно был неправ. Никаких иных миров пока так и не обнаружено. Как мы ни бились: мол, Гагарин сказал, что Бога не видел. А значит, не видел и инопланетян. Хотя кто знает, может быть, видал, но это военная тайна. Короче говоря, приходится считать, что Джордано Бруно погиб за мечту.
Если вдуматься, это очень странная мечта. Некая смутная тоска, происходящая от чувства космического одиночества и наземного неустройства. Хочется новых соседей по этой не слишком уютной вселенной, ведь земных связей не хватает: всё не то, одни тебе суки да козлы, а те, наверху, нет, те не такие, не серафимы, может быть, но и не сограждане, они просто не имеют права быть такими же, иначе – отчаяние, и останется разве что сочинять венки сонетов. Ведь гипотетических инопланетян мы все почти любим. Заочно. По-видимому, потому, что их, далеких и заведомо милых, любить много удобнее, чем ближнего, с которым страху натерпишься и беды не оберешься. В нашем воображении они симпатичны и по-своему уютны. Типа любят нюхать цветы, вежливо улыбаются, все время кланяются, как японцы и богомолы, и вообще ведут себя, как тихие доверчивые иностранцы, которые русского языка не понимают, но предчувствуют размах русской души. Таких и палкой по голове приятно стукнуть. Или нет, мы их, значит, сперва обогреем, поскольку намыкались они без нас в космическом пространстве, а потом уж научим уму-разуму, и на Марсе будут яблони цвести.
Удивительно, что бывшие советские коммунисты мало эксплуатировали эту сладкую коллективную грезу. То есть, конечно, они поощряли калужского мечтателя, пионеры пели песню писателя Войновича «На пыльных тропинках далеких планет», Гагарин – первый человек в космосе, но в программу ВКП(б) обращение инопланетян в марксизм все-таки не внесли. То есть в некотором смысле они гнули линию инквизиции, хоть на словах и жалели венецианского Бруно.
Конечно, из-за границы до сих пор подчас доносятся голоса, что, мол, еще неизвестно, что нам сулит встреча с НИМИ. Как бы не хватает господам глобалистам космического интернационализма, который у нас в крови. Особенно в Воронеже. И исторического оптимизма. У нас-то Бруно не жгли. У нас все знают, что Земля – колыбель человечества, но никак невозможно всю жизнь жить в колыбели (Циолковский). У них там извращенная фантазия. Засылают к нам нелицензионные копии космических ужасов и одиссей. Их послушать, выходит, в космосе мало доброжелательности, оттуда идут нехорошие флюиды, а инопланетяне подвержены всем земным порокам в увеличенном масштабе. По себе судят. Вот в этом между нами и ними колоссальная разница. Мы заранее хорошо настроены к гуманоидам и вообще к лицам иной национальности, будь они даже из горной местности, а они там в своей протестантской простоте даже Дарвина травили за то, что произошел от обезьяны. Потому что у нас простор и евразийский размах. У нас губернатор Абрамович Новый год начинает отмечать, когда у них еще индейка не куплена. У нас метеориты всякий день валятся на головы крестьян, которые мечтают продать их японцам. И вообще проблема CETI для нас давно не стоит, потому что почти доказано лучшими умами страны, что коли мы так ни на кого не похожи, то, значит, точно произошли от инопланетян. А не от шимпанзе, прошу заметить, как некоторые.
Лежа на диване, лучше думается. И самые непостижные уму вопросы решаются много легче, чем даже если, скажем, сидеть за столом. Хотя бы и за обеденным. И вот еще: есть ли все-таки жизнь на Марсе? Но об этом придется подумать в другой раз, потому что спать пора.
http://www.ng.ru/style/2005-10-25/12_dreams.html
  • 383
комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять комментарии. Войдите, пожалуйста.